УКРАИНА

материалы по теме:

Стиль жизни

Житель Днепропетровска прошёл всю Россию пешком и вернулся обратно

0

Сергей Гордиенко: “Я не захожу в города позднее 18 часов, когда часть мужского населения тянется к алкоголю”

Сергей Гордиенко, житель Днепропетровска, успешно воплощает давнюю мечту: пройти вокруг света на своих двух. Последний его маршрут — из Севастополя через Сибирь к Тихому океану, а затем по другому пути в Киев — благополучно завершился 26 августа. Прочитав курс лекций в Киевском университете туризма, экономики и права, Сергей Иванович опять отправится в путь. На этот раз в страну последнего Мундиаля — в Южно-Африканскую Республику и обратно. Благодаря этому переходу путешествие обретет статус кругосветки. О своей одиссее г-н Гордиенко рассказал “МК”.

— Стал ли ваш последний сверхдальний переход в чем-то уникальным?

— Я первым в мире прошел весь БАМ. Еще один рекорд — переход на каяке почти всей реки Оби. Маршрут “без отрыва” сделал пока только один человек. Если вы помните, был такой поручик Непомнящий, который со своей лошадью Серком стартовал во Владивостоке и доехал до Санкт-Петербурга. Где получил от государя-императора орден Св. Анны 3-й степени.

— Правда, что во время одного привала вас основательно “почистили”?

— Это было на участке Санкт-Петербург—Псков, неподалеку от Гатчины. Я на пару минут отлучился из палатки, внезапно к ней подъехали на белой “Ниве” двое крепко сбитых мужчин, быстро побросали из моей тележки в салон свертки со снаряжением, книги, путевые дневники. И столь же быстро уехали. Милиция до сих пор их не нашла…

Я давно взял себе за правило: не заходить в город позднее 18 часов. Большая часть его мужского населения по завершении работы тянется к алкоголю. Как следствие — резко возрастает способность совершить “героический поступок”. На переходах шанс столкнуться с бродягами, наркоманами, сбежавшими из мест заключения, грабителями, специализирующимися на автобусах с “челноками”, тоже есть. К счастью, до сих пор никто из этих категорий людей на мой нехитрый скарб не позарился.

“Запекайте личинки в фольге”

— В дороге, как я понимаю, вам приходилось есть преимущественно подножный корм. Какой именно?

— Зимой, например, когда найти пищу сложнее всего, насекомые могут стать существенным подспорьем. Как правило, это жуки. Правильно употреблять в пищу насекомых меня научили индейцы. То, что показывают по ТВ, когда их глотают целиком, — обычное шоу. Поскольку хитиновый покров может повредить стенки тонкого кишечника, все это на самом деле надо растирать с помощью двух плоских камней и добавлять в растительную пищу. Крупные личинки едят так: ножом отрезается голова и часть заднего брюшка, потом внутренности выдавливаются ножом. Здесь придется весьма кстати невыброшенная фольга от конфет: в ней можно запекать эти самые внутренности насекомых.

— Перед употреблением в пищу незнакомых растений вы как-то их проверяете на съедобность?

— Чтобы проверить растения, существует очень простой “тест Вавилова”. У человеческого тела есть точки, наиболее подверженные воздействию токсинов: пах и подмышки. Там кожа более нежная, поры более открытые, рецепторы более чуткие и так далее. Если отрезанный стебель, положенный под мышку, не вызывает жжения, значит, можно идти дальше: откусить кусочек и выплюнуть его. Если за этот период не появились позывы на рвоту, головокружение, неприятные ощущения в отдаленных участках полости рта, тест можно продолжить. На каждый тест дается не менее 5 минут. Но лучше всего — 15 минут. Затем один маленький кусочек проглатывается. Здесь под рукой необходим марганцовый раствор: чтобы в случае чего произвести быстрое промывание желудка. Если и после этого нет позывов к рвоте, каких-то галлюциногенных реакций, тест продолжаем на более крупных частях растения.

Таким вот образом я узнаю, что этот стебель, это растение можно есть. Я его записываю в походный блокнот. Еще лучше — делать в дороге гербарий. Открыл, вложил, записал, какого числа и где взято растение…

Наиболее безопасна водная растительность. Один из распространенных вариантов — еда из корешков камыша. Центральную часть корня надо чуть отварить, потом порубить, поджарить — и есть как картофель.

— Как долго вам пришлось вообще не пользоваться едой, купленной в магазине либо на рынке?

— Два с половиной месяца.

— Весь свой скарб вы перевозите на специально сконструированной тележке-травелине. В чем ее особенности?

— Я ее создал не столько как необходимое для пешего перехода снаряжение, сколько с целью продемонстрировать удобство этого технического приспособления для возможных миграций. Фактически она придумана для будущих беженцев. Грузоподъемность ее около 120—130 кг. Она легко собирается.

— Сколько километров вы способны пройти в течение светового дня?

— Это зависит от местности. Пересеченка, отсутствие дорог, тропа — от 3 до 5 км. Если наличествуют какие-то дороги — до 15 км. Если появляется хорошая битая дорога (пусть даже без покрытия, то есть грунтовая) — 25 км. Если дорога покрыта асфальтом — 35—40, а то и до полтинника. Но я не делаю больше, потому что 35 километров — именно то расстояние, которое позволяет моей физиологии держаться в хорошем состоянии. За ночь я легко восстанавливаюсь.

“Собаки страшнее волков”

— Любое путешествие, тем более в одиночку, сопряжено с опасностью, подчас смертельной…

— Я стараюсь об этом не думать и тем более не говорить. Хотя… понимаю, что смерть неизбежна. Постоянно же бояться ее человеку нет причин, она ведь несомненно произойдет. Подвиг человека состоит в том, что он знает, что когда-нибудь его не станет, и тем не менее продолжает жить и творить.

— Случались ли у вас ситуации, когда вы восклицали: “Господи, ну зачем я за это взялся?!”?

— Я не говорил: “Зачем я за это взялся?” Но я говорил, что я больше не пойду. Хочу сказать, что такое настроение держалось только до момента, когда появлялось много пищи и воды. Ни один специалист, взявшийся за свою тему, не бросит ее никогда. Проверка идет какое-то время, а уже в моем возрасте она невозможна. Как можно художника оторвать от кисти? Да он просто умрет! Летчик, даже перестав летать, все равно постоянно думает о небе. У каждого из нас свой выбор. Поверьте мне: людей посредственных не существует.

— А за помощью к Господу Богу обращались?

— Естественно. Было много таких случаев. Помню, в 2002 году шел из Мурманска в Севастополь и молнии били на Онежском озере повсюду. Я чувствовал, что захожу в зону, где мои алюминиевые весла запросто могут притянуть мощный разряд. Читал вслух “Отче наш”, взывал к Нему: “Господи, если у меня есть шанс пройти целым и невредимым — дай мне его!” Обращался к Творцу при тяжелых падениях, при встречах с медведем. Одного я убил холодным оружием.

— Ножом?

— Нет, штыком. Штык подарили мне “черные археологи”, работавшие на месте одного из заведений бывшего ГУЛАГа. Так называемый вертухайский штык — четырехгранный, еще дореволюционный. Насаженный на палку, он используется ханты и манси как пешня, чтобы отбиваться от хищников.

— Вы встречались и с волками, и с одичавшими собаками. Кто из них опаснее?

— Собаки. Потому что они знают нас лучше, чем волки, и не боятся нас. Если вы видите появление хотя бы двух собак, это должно вас насторожить. Как только появляется третья-четвертая — ищите, что бы взять в руку. Потому что… идет загон, вас уже наметили. Если нет ножа, рекомендую трижды засвистеть. Сильный звук определяет появление возможной опасности. Засвистите трижды в их сторону, и собаки не решатся напасть, атака тут же остановится. Они отскочат на безопасное расстояние, будут лаять, рычать.

— В одной из предыдущих экспедиций, в Африке вы наблюдали “группу зомби”. Могли бы рассказать поподробнее?

— Это было в Сенегале в 1997 году. Правда, не уверен, что это была группа зомби. Они монотонно тяпали мотыгами поле. Трудно сказать, были ли эти люди обработаны психотропным веществом. Но я явственно ощущал запах разложившейся плоти, что и привело меня к мысли о восставших из могил. Хотел было подойти поближе, но местные колдуны принялись меня отгонять. Когда они начали доставать трубки для стрельбы, я понял: пора уносить ноги…

Расскажу вам другой случай из собственной жизни. В Пушкинском заповеднике я сделал множество снимков. Есть там банька, кажется, Овсиных, соседей семьи Пушкиных. Снимаю внутренний интерьер этой бани. Смотрю на фото: а у меня изображено лицо человека — в мундире XIX века, с бородой и бакенбардами, четко видны погоны и аксельбанты! В помещении такого портрета нет…

“Чупакабры мне неинтересны”

— Когда вы в конце своего путешествия наконец пришли домой — какие первые слова произнесли?

— Наверное, когда люди встречаются после долгой разлуки, их посещают не мысли, а эмоции. У кого-то — слеза, у кого-то — крик. Мне всегда хочется моих близких, моих друзей обнять. Потому что наш контакт скорее телесный. Дескать, я достиг. И я ощущаю этого человека, он здесь.

— Слышал легенду, как вы познакомились со своей будущей женой в горах. Протерся страховочный трос, и на просьбу протянуть вам веревку некая девушка “сверху” выдвинула ультиматум: “Так и быть, подам конец, если женишься!..”

— Вообще-то я немножко ее знал и до этого. Но так получилось, что она в том восхождении достаточно четко и определенно заявила о себе. Если уж она выбрала меня, она наверняка знала, что ее потом ждет. Сейчас она говорит так: “Он приручал меня — сперва небольшими расстояниями, недолгими отсутствиями, а затем все большими и большими”… Не так давно мы с нею прошли таинство венчания.

— Ваша супруга никогда не просилась с вами на какой-нибудь этап экспедиции?

— Знаете, она у меня молодец! У каждого из нас есть свое предназначение, и следовать надо прежде всего ему. Когда-то она ходила со мной (это были спортивные варианты в основном), но впоследствии мы оба поняли: ей это не надо.

— А дочери?

— Они очень разные. Старшая — ветеринар-хирург. Младшая окончила Киевский национальный университет культуры и искусств по интересной специальности “госуправление”. Я никогда не думал, что она будет специалистом такого профиля.

— Супруга помогает вам, что-либо советует?

— Знаете, тему, над которой я работаю многие годы, подсказала именно она. В первую очередь супруга посоветовала обратить внимание на труды Николая Ивановича Вавилова. Этого гениального ученого и погубили, собственно, потому что он был прав. Непостоянство человека, в том числе склонность к предательству, определено исключительно его неправильной биохимией.

Вот вы знаете, что такое лень? Лень — это не потому, что вам не хочется работать. А потому, что организм не позволит вам работать, иначе интоксикация будет происходить гораздо быстрее. А для того, чтобы процессы заживления печени проходили нормально, вам как раз и нужно находиться в состоянии полусна.

— Вы знакомы с Федором Конюховым? Кое-кто из обывателей порицает его образ жизни. Мол, ничего не делает, ничего не пишет — только путешествует.

— Разумеется, знаком. И никоим образом не разделяю тезис насчет праздной жизни коллеги. Поскольку путешествие — тоже вид творчества, требующий глубоких знаний и напряжения душевных сил. А вот вы знаете, чем он сейчас занимается? Два месяца назад в Запорожской епархии Украинской православной церкви он был рукоположен в священники. Приход у него будет где-то в районе Вологды. Я бы не сказал, что его путешествия на этом закончились. Вполне возможно, впереди у него миссия миссионера…

— Когда вы подолгу не видите рядом ни одной живой души, у вас не возникает желания поговорить самому с собой?

— Да, во время перехода я общаюсь с “остальным человеком”, то есть с собой. Но это не означает, будто у меня не все в порядке со здоровьем. В отличие от многих людей я не страдаю от ностальгии. По одной простой причине. Когда вы находитесь в состоянии работы, вам некогда думать: плохо вам или хорошо...

Да, есть вопросы, но они разрешимы. Не только когда я движусь в пространстве, но и тогда, когда я встречаюсь с людьми. Потому что люди зачастую и дают ответ. Человек — деятельное существо. На сегодняшний день это — главное, что следует изучать и чем заниматься. Не какими-нибудь “черными дырами”, не какими-то странными существами вроде чупакабры — а именно человеком! Именно его сознание, его необыкновенность рождает новые миры, рождает новые цивилизации. Это не случайная блошка, ползающая по зданию мироздания.

 

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

Уроженец Мурманской области. Во 2-м классе средней школы записался в кружок спортивного ориентирования. С 1971 года Сергей Гордиенко участвует в сплавах по горным рекам Сибири и Русского Севера. В 1988 году руководил всесоюзной лыжной комсомольско-молодежной экспедицией с Кольского полуострова на Соловки. В 1990 году возглавлял первопрохождение якутской реки Ыркан комплексной пеше-водной экспедицией мастеров туризма. В 1992 году руководил экспедицией в Приполярный и Полярный Урал. 1993 год — лыжная экспедиция к островам Известий ЦИК в Карском море, пеший переход через тундру Таймыра. 1995 год — автономный лыжный переход с островов Северной Земли к Северному полюсу по плану учений МЧС России. 1996 год — участие в первой украинской антарктической экспедиции; лыжный одиночный переход по Антарктике длиной 1500 км за три месяца. 1998 год — переход с Северной Земли через Северный полюс в Канаду. 1999—2000 годы — экспедиции в Южную Америку, одиночный переход от Огненной Земли до Мексики. 2001 год — одиночный переход по Сахаре из Марокко в Египет. Почетный член Географического общества США. Мастер спорта СССР по водному туризму.

По материалам:  "Московский Комсомолец"

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Источник: Jungle

Теги:

Версия для печати
146629
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «Комментарии:», 2016

Яндекс.Метрика Система Orphus