УКРАИНА

материалы по теме:

Власть

О национальной гордости малороссов. Часть четвёртая

0

Отношение украинцев к своей истории можно охарактеризовать словами древнеримского историка Гая Криспа Саллюстия: «Sui profusus, alieni appetes» - «Расточительны к своему, жадны к чужому».

В предыдущих частях я затрагивал тему «меншовартості» украинцев при изучении своей истории. На самом деле «меншовартість» является следствием не столько некоей врождённой национальной патологии, сколько следствием нескольких факторов.

Во-первых, это фактор отсутствия интегрального подхода к родной истории. Мы, говоря об «истории Украины», часто имеем в виду – в лучшем случае – историю украинского этноса, но не украинской нации. Поэтому большая часть населения Украины не находит в этой истории ни себя, ни своих корней.

Во-вторых, это фактор искусственности, присущий украинской истории. Концепция украинской истории является устаревшей и неубедительной – особенно в нынешнюю историческую эпоху.

В-третьих, это фактор рустикальности – в украинской истории доминирует глобальное Село, а Город выходит на первый план только время от времени. Такое впечатление, что со времён Киевской Руси и до индустриализации 20-х годов Город в украинской истории имеет второстепенное значение. Это – следствие антиисторического подхода к истории, базирующегося на языковом принципе: мол, если Город в Украине в ХVIII – XIX веках говорил преимущественно на русском, немецком, румынском или польском языке – значит, он не имел никакого значения для украинской истории. Для истории Украины – таким образом – имело значение только то, что было создано посредством украинского языка.

Кстати, третий фактор наиболее существенно повлиял на искажение курса украинской истории. Вне официальной концепции остались действительно яркие – но русско-, еврейско-, немецко-, польскоязычные - явления в УКРАИНСКОЙ культуре. Языковой принцип подхода к истории полиэтнических обществ – не менее тупиковый, чем, скажем, классовый. Вспомните: главная причина антагонизма между деятелями Директории и гетманом Скоропадским – то, что гетман не был социалистом! Главный оппонент гетмана Владимир Винниченко искренне считал, что слова «украинец» и «социалист» являются синонимами. Значит, противник социализма не может быть украинцем!

Обратите внимание: языковой принцип тогда не был доминирующим. Невладение украинским языком гетману стали вменять в вину спустя некоторое время после его отречения от булавы. А в 1918 году бывший генерал-лейтенант царской армии Павел Петрович Скоропадский в языковом плане напоминал большинство современных украинских политиков. Помните «Дни Турбинных» Булгакова?

«ГЕТМАН. Я давно уже хотел поставить на вид вам и другим адъютантам, что следует говорить по-украински. Это безобразие, в конце концов. Ни один человек не говорит на языке страны, а на украинские части это производит самое отрицательное впечатление. Прохаю ласково.

ШЕРВИНСКИЙ. Слухаю, ваша светлость. Дежурный адъютант корнет... (В сторону) Как «князь» по-украински?.. Черт! (Вслух.) ... Новожильцев, временно исполняющий обязанности... Я думаю... Я думовАю....

ГЕТМАН. Говорите по-русски!»

Обратите также внимание на тот факт, что невладеющий в ту пору украинским языком гетман (кстати, позже, в условиях эмиграции он и его дети освоили украинский и вели дневники и переписку преимущественно на украинском языке) сделал для укрепления Украины и для украинской государственности значительно больше, чем его украиноязычные друзья-социалисты из Центральной Рады и Директории!

Если бы российские историки пользовались методологией украинских, то эпоха Екатерины Великой свелась бы к описанию исключительно Пугачёвщины и жизни русского села – как истинно русскоязычных явлений (если не принимать в расчет наличие в отрядах Пугачёва башкирской группы Салавата Юлаева). Ведь Екатерина (урождённая Софья Августа Фредерика Ангхальт-Цербстская) не была русской, в русском языке при написании слов делала четыре ошибки в слове из трёх букв («исчо» вместо «еще») и предпочитала вести светские беседы на французском… Но ведь именно благодаря ей Россия и стала Россией! Пётр указал вектор развития империи и заложил основы, но именно Екатерина превратила Российскую империю в великое государство!

Хоть один россиянин осмелиться сказать, что Екатерина не была русской – по духу? Хоть один российский историк вменяет Екатерине то, что она говорила по-русски с ужасным немецким акцентом?

Пётр ІІІ вообще не говорил по-русски. Но разве от этого он перестал быть российским императором и деятелем российской истории? Пусть преимущественно негативным персонажем – но персонажем истории российской! Никому и в голову не придёт вычеркнуть его из истории. А у нас, в Украине, пожалуйста! У нас, оказывается, исторических деятелей столько, что мы их можем разбазаривать направо и налево. Канцлер Безбородко? Нафига он нам? Отдадим его россиянам. Капнист, Гнедич, Некрасов, Максимилиан Волошин, Анна Ахматова, Михаил Зощенко, оба Булгаковы, Феофан Прокопович, Димитрий Ростовский (Туптало), Николай Гоголь, Алексей Толстой, Антон Чехов, Аркадий Аверченко, Тэффи, Владимир Короленко, Илья Репин, Владимир Маяковский - всё туда же, на экспорт. Нам не жалко! Интересно, как к украинцам при таком подходе всё ещё относят Тараса Шевченко (60% произведений которого – в том числе дневник – написаны на русском языке), Ивана Франко (писавшего на немецком, польском и русском столь же великолепно, как и на украинском), Ольгу Кобылянскую (преимущественно немецкоязычную в быту)?

И вот уже мы начинаем комплексовать из-за скудности украинской истории. Мы начинаем выдумывать для себя ариев и гипербореев. Начинаем выводить свою древность из Атлантиды. Начинаем «украинизировать» Иисуса. Начинаем даже претендовать на пропавшее золото инков, объявляя Колумба выходцем из Коломыи. Более того, нас приводит в восторг якобы украинское происхождение Уолта Диснея. При этом мы попросту забываем о вполне реальном украинце Якове Макогоне, претенденте на украинский престол, меценате и филантропе, мультимиллионере и американском автомобильном короле, на похоронах которого присутствовал сам президент США Дуайт Эйзенхауэр! Мы отрекаемся от уроженца Харькова, украинца по происхождению, премьер-министра Франции Пьера Береговуа. А богатейший пласт украинской еврейской культуры – Бел Шал-Тоф, Нахман, Шолом-Алейхем, Голда Меир, Владимир Зеев Жаботинский, Соломон Гольдельман, Роза Ауслендер, Пауль Целан, Натан Щаранский, Моисей Фишбейн, Иосиф Зисельс…Почему крещёный еврей Николай Бажан – это часть украинской истории, а некрещеный еврей, писавший прекрасные стихи на украинском, Абрам Кацнельсон – это уже не украинская история? Что же за методологические принципы лежат в основе концепции украинской истории?

Главным негативным моментом в нашей истории является длительное отсутствие государства. Мы настолько привыкли, что право на собственное государство нам, украинцам, приходится доказывать всему миру, что уже – по инерции – не замечаем одного факта: государство у нас уже существует. Теперь дайте этому государству новую концепцию истории. В период борьбы за построение государства действительно следует демонстрировать «историзм» титульного этноса. В период развития государства необходима унификация всех этнических историй, построение единой национальной истории. Более того – пора уже поставить точку в процессе создания концепции национальной истории и постепенно переходить к осознанию нашей роли и нашего места в геополитических и цивилизационных процессах.

Украинская история не может быть «вещью в себе». Период накопления фактов уже давно прошёл. Период их систематизации завершается. Теперь, отталкиваясь от нашего реального прошлого, беря историю на вооружение, мы должны предъявлять счета всему миру. Мы должны попросту продемонстрировать всему миру, что такое Украина в мировом масштабе. В своё время Украина отказалась от претензий к России относительно своей части имущества бывшего Советского Союза. И точно так же Украина отказалась от претензий на свою часть советской истории.

А зря!

Среди историков популярен анекдот: «Назовите трёх величайших деятелей украинской истории?» - «Ленин, провозгласивший право наций на самоопределение, Сталин, воссоединивший Западную и Восточную Украину, и Хрущёв, присоединивший Крым к Украине». Как бы мы не хотели, чтобы наша история развивалась по-другому, но без советского периода и без деятелей времён СССР мы не сможем написать реальную историю Украины. Ведь именно в советские времена Украина прошла индустриализацию и именно в советские времена украинский Город начал побеждать украинское Село.

Украинское Село стало постепенно отступать перед Городом. Начала создаваться украинская городская культура, яркими выразителями которой стали Валериан Пидмогильный, Николай Кулиш и целый ряд других писателей. Боле того – лозунг стирания граней между городом и селом постепенно начал менять сельское население, ориентировать его на городской тип мышления. Кстати, уровень урбанизации украинского населения был одним из самых высоких в Советском Союзе. Это вело и к повышению уровня политической культуры.

Не надо смотреть на УССР как на источник всех бед для Украины. Как оказалось в последствии, УССР – особенно в послевоенные годы – это реальная предтеча украинской независимости. Советская власть – кроме голода и репрессий – несла в Украину модернизацию. И это необходимо признать. Голод и репрессии были инструментарием ускоренной модернизации ультрапатриархального украинского общества. Да, мы можем говорить о том, что в Украине в корне поменялась социальная структура населения. Да, земля потеряла своего хозяина, и сейчас слишком мало людей хотят – а главное, знают как, – обрабатывать землю. Но заметьте: в 1918 году главным вопросом революции был вопрос того, кто будет владеть землёй, и именно из-за владения землёй велись основные политические и даже военные споры. В 1991 – 2004 годах никто не ставит вопрос о собственности на землю. Зато остро поднимается вопрос об акциях крупных предприятий, о рынке металла, угля, энергоносителей. Именно здесь – в модернизированной и урбанизированной сфере – вращаются основные интриги. И если в 1918 году украинский крестьянин брал обрез и шёл в отряды атамана Зелёного либо Нестора Махно воевать «за землю и волю», то в 90-х годах украинский предприниматель брал винтовку с оптическим прицелом или автомат Калашникова и шёл на кровавые разборки с конкурентами по бизнесу – чтобы отстоять свой «свечной заводик». Приоритеты поменялись, методы же универсальны для всех веков и поколений.

Грустная шутка: рустикальный характер нашей истории приводит к тому, что мы до сих пор с уважением относимся к «сельским» бандитам (Довбуш, Яносик, Кармалюк) и отрицательно относимся к бандитам «городским» - многочисленным криминальным авторитетам периода первичного накопления капитала. Я не призываю их канонизировать и не восхищаюсь многочисленными представителями криминального мира, я просто указываю на историческую несправедливость – отсутствие объективной информации и отдаление от событий во времени приводит к обрастанию того или иного образа легендами. Я не удивлюсь, если через сто лет об «Алике Греке» в Донецке или о «Завине» во Львове бандуристы будут петь песни – как о Кармалюке или Довбуше.

Ещё один момент: мы все говорим о тотальной русификации. И с чем сравниваем, с каким периодом? Если с 1913 годом – то почитайте Дмитрия Дорошенко, который подаёт интереснейшую статистику: в то время в Киеве было 8 семей, разговаривавших в быту на украинском языке, в Харькове – 6 семей, в Екатеринославе – 5. Всё! В 1903 году деятели украинской интеллигенции ехали в Полтаву на открытие памятника Котляревскому. В одном поезде собрались галицкие, буковинские и надднепрянские писатели, поэты, композиторы, театральные деятели. Кто-то сыронизировал: если бы где-то между Киевом и Полтавой поезд сошёл с рельсов, то никакой Украины сейчас бы не было.

Современная Украина – это порождение украинской революции 1917 – 1921 годов и советской власти. Первая дала возможность рядовому украинцу осознать себя украинцем. Вторая решила «железной рукой загнать украинцев к счастью», иногда даже не спрашивая их, хотят ли они именно такого счастья. Первая разбудила «дух одвічної стихії», спящий в украинцах со времён гетманщины, вторая подрубила этот дух под корень и попробовала переплавить украинцев в нечто новое. Но в то же время нельзя отрицать, что советская власть, пытаясь создать в идеале «новую общность людей – единый советский народ», волей-неволей содействовала кристаллизации украинской нации. И дело не только в объединении земель. В советские времена был достигнут один удивительный результат – дух украинства стал прорастать – возможно, сам по себе, возможно, как реакция на давление со стороны Кремля, возможно, как следствие некоторых моментов в политике. Но именно Советский Союз стал инкубатором для современной Украины.

…В 1940-х годах представители Белорусской Центральной Рады в переговорах с немцами настаивали, что Чернигов – это исконная белорусская земля и требовали включить Черниговскую область в состав Рейхскомиссариата «Ост» (в состав которого входила Беларусь). Леонид Кучма пишет об односельчанах на родной Черниговщине: «До революции носителей этого наречия причисляли всё же к белорусам. Однако наши этнографы на основании множества признаков быта, обычаев и материальной культуры относят их к украинцам». То есть Черниговщина начала века - довольно спорный в этническом отношении регион. А вот согласно переписи 1989 года свыше 90% населения Чернигова считали себя украинцами! Один из наиболее высоких показателей в Украине! При этом большинство из этих 90% в быту говорили на русском языке.

А теперь добавьте сюда же румынскую Буковину, польскую Галичину, чешское и венгерское Закарпатье, присоединённые Советской властью…

Интересная тенденция: советская власть увеличила количество людей, осознающих себя украинцами, и уменьшила количество людей, разговаривавших на украинском языке. Это – процесс объективный. Поскольку русскоязычным в самом начале процесса «воссоздания Украины» был Город, Село (носитель украинского языка, украинской культуры, украинских традиций) проходил процесс переплавки и перековки. В этом процессе терялись традиции, терялись языковые особенности. Более способные переходили на язык города (русский), менее способные разговаривали на суржике – смеси русского и украинского. Наиболее пассионарные цеплялись за прошлое – за язык, традиции, но уже через несколько поколений пассионарный заряд иссякал. Это – следствие не русификации, а модернизации. Город поглощал Село. Русский язык вытеснял украинский. Слабые попытки украинизировать Город, предпринимаемые во времена нэпа, провалились. Украинизация – согласно Николаю Кулишу – победила бы лишь тогда, когда проститутки в Екатеринославе стали бы предлагать себя клиентам на украинском языке. На городское простонародье, на городские низы необходимо было направить украинизацию. А это было сделать очень трудно – прочтите «Мину Мазайла» того же Кулиша, и вы поймёте, что украинизация среди сплошного общества «Мазайл» была невозможной. Помните слова одной из героинь этой пьесы Кулиша? «Милочка! Лучше быть изнасилованной, чем украинизированной!»

Кстати, неправильно считать, что советская власть сознательно русифицировала Украину. Советская власть спокойно смотрела на процесс русификации, не вмешиваясь в него. В 20 – 30-е годы советские идеологи попросту считали, что этнические языки отомрут сами собой, и этот процесс не следует ускорять. Известно, что Максим Горький выступил против перевода его романа «Мать» на украинский язык - и встретил резкую критику со стороны украинских писателей и даже некоторых российских. А относительно украинского языка – в среде интеллигенции в сталинские времена бытовал анекдот: приходит к товарищу Сталину делегация украинских деятелей культуры. «Товарищ Сталин, мы хотим издать словарь украинского языка». – «А что, есть такой язык?» - «Да, есть». – «Интересно… А как же по-украински будет рука?» - «Рука, товарищ Сталин». – «А нога?» - «Нога». – «А голова?» - «Голова…» - «Хм, а как же по-украински будет жопа?» - «Дупа!», - радостно оживились представители инициативной группы. – «Дупа? Интересно… Но стоит ли из-за одного слова целый словарь издавать?»

Анекдот анекдотом, но тенденция в Кремле была приблизительно такой – стоит ли дополнительно поддерживать украинский язык, если он и так слишком похож на русский. Кстати, говорят, Сталин сменил своё отношение к украинскому языку только после того, как ему подарили украинский перевод «Витязя в тигровой шкуре» - перевод, сделанный Бажаном. Сталину настолько понравился мелос украинского языка, что он просто восхитился. Так Бажан спас себе жизнь, а украинскому языку обеспечил легитимизацию в условиях диктатуры Сталина.

Но процесс пошёл. Посредством модернизации общества Город постепенно поглотил большую часть Села. Создавалась новая общность – люди, считавшие себя украинцами, частью украинского народа, но не владевшие украинским языком. И вот эти люди теперь сами вершат свою судьбу и сами руководят своим государством – продуктом революции и модернизации, продуктом социальных экспериментов и смешивания этносов и народностей. И что же теперь? Отказать этим людям в праве именоваться украинцами? Искусственно провести селекцию по языковому принципу? Очистить общество (а вместе с ним – историю) от всех проявлений неукраинства? Или же всё-таки воспринимать это как данность, как объективную реальность, и попытаться подумать, что делать с этим народом – преимущественно неукраиноязычным, но патриотически настроенным, воспринимающим себя именно как составную часть Украинской нации и всячески желающим добра и процветания Украине.

Давайте языковую проблему решать не с наскока и неискусственно. Давайте напишем реалистичную программу воплощения украинского языка – программу, рассчитанную на 50 – 70 лет, а не на 3 – 4 года. А пока займёмся более важной проблемой – созданием общей для всех украинцев истории. Ведь Украина должна стать – как утверждали сторонники демократического национализма (течения, исповедуемого мельниковской ОУН) – общим добром всех её граждан.

Украинская история не имеет права отказываться от украинцев, достигших вершин власти в СССР, – ведь именно Украина стала кузницей кадров для московской номенклатуры. Почему мы должны рисовать советский период развития Украины исключительно в чёрных тонах? Ведь советские времена – это период величайшего пассионарного взрыва в среде украинцев. Сагайдачный дважды брал Москву, но не смог в ней укрепиться. Выговскому и Дорошенко Москва оказалась не по зубам. А украинцу Хрущёву удалось не только воцариться в Кремле, но и на протяжении 11 лет управлять огромной империей. И создать условия для плавного перетекания украинских кадров в Москву. К концу правления Хрущёва руководство ЦК КПСС состояло на 40% из выходцев из Украины. И переворот 1964 года продемонстрировал одну интересную особенность: критическая масса украинцев в Москве была таковой, что на смену украинцу Хрущёву мог придти только украинец Брежнев – при поддержке украинцев Подгорного, Семичастного, Шелеста…

Как тут не согласиться с полушуточным тезисом Игоря Дюрича: стоит ли во всём искать происки жидо-масонов? Лучше присмотреться к хохло-масонам! А присмотревшись, осознать один факт: украинцы – они всюду! Одни с оружием в руках пытались сопротивляться советской власти в рядах Украинской Повстанческой Армии – и умирали ради будущего величия Украины. Другие без оружия, но при помощи кулуарных игр и интриг брали власть в свои руки – в Киеве, в Москве. Единственное, чего не хватало украинцам, это системности в подходе к определению своего будущего. Пётр Шелест, выстраивая сложнейшие линии интриг для укрепления своей власти, был безусловным украинским патриотом. Роман Шухевич, направляя в бой отряды украинских повстанцев, тоже был патриотом. И для одного, и для другого Украина не была пустым звуком. Но если бы они встретились тет-а-тет – встреча не обошлась бы малой кровью.

И то, что коммунисты в советские времена содействовали модернизации и урбанизации украинского общества, вовсе не означает, что их оппоненты из ОУН и УПА были противниками модернизации. Программные документы Организации украинских националистов свидетельствуют, что носители националистической идеологии были людьми передовыми и не видели альтернативы модернизационным процессам. И диктатура ОУН мало бы чем отличалась в методах от диктатуры КП(б)У. Методика всех тоталитарных режимов идентична – слишком уж ограничен инструментарий. Реально речь шла о национальной и интернациональной, евроатлантической и евразийской моделях. Бандера и Мельник видели Украину частью гитлеровской «Новой Европы», Хрущёв и Брежнев не мыслили Украину вне Советского Союза. Для украинского националиста полунезависимое Украинское Государство образца 1941 года, реально находящееся под протекторатом Германии, было столь же огромным достижением, как для украинского коммуниста – предоставление Сталиным государственных атрибутов УССР. И в первом, и во втором случаях независимость была лишь иллюзией. Ни в первом, ни во втором случае Украина не была фактором, а только лишь фактом истории. И сегодня говорить о том, кто был прав, а кто не прав – националисты или коммунисты – это то же самое, что спорить, кто был прав – черниговцы или киевляне - в битве при Листвене 1027 года. «Ну ты сравнил!» - скажет кто-то. Да, сравнил: для истории НАЦИИ все раздоры между отдельными элементами не стоят выеденного яйца! Если бы мы писали классовую историю – тогда да, тогда было бы понятно, кто за что воевал и что получил в результате. И если бы писали историю народа – тогда тоже было бы понятно, что получил и что потерял украинский народ, а что – еврейский, крымско-татарский или русский. Но мы пишем историю НАЦИИ, для которой равноценным строительным материалом является и ветеран УПА, и ветеран Красной Армии, и крымский татарин, выселяемый в далёкий Узбекистан, и расстрелянный в Бабьем Яру еврей, и полицейский из рядов шуцманншафта, и НКВД-ист – это всего лишь грани одной национальной истории, и невозможно говорить, что одна грань является предпочтительней другой.

Тем более что де-факто примирение всех граней состоялось в 1991 году.

Я часто повторяю гениальную фразу Александра Кривенко: «Современное Украинское государство родилось как следствие совокупления националистов и коммунистов». И это действительно так. Ребёнок, родившийся в результате совокупления своих родителей, с одинаковым уважением должен относиться как дедушке и бабушке по отцовской линии, так и к дедушке и бабушке по линии матери. Современные украинцы должны с должным уважением относиться как к националистам с их более чем героической историей, так и к коммунистам.

А если ещё учесть факт, что в «ребёнке» намешано столько кровей и он от рождения является не голубоглазым арийцем, а настоящим метисом с кучей врождённых болезней и комплексов, то его стоит воспитывать в духе уважения ко всем без исключения предкам.

Вспоминается анекдот: маленький негр разговаривает с Богом. «Господи, зачем Ты дал мне такую чёрную кожу?» - «Это чтобы ты легче переносил жаркое африканское солнце». – «Господи, а зачем мне такие курчавые волосы?» - «Это чтобы ты мог проще двигаться в джунглях, среди лиан и колючек, не запутываясь длинными волосами в зарослях». – «Боже, а почему же я тогда родился в Киеве?»

Сведение истории Украины исключительно к походам запорожцев или к деятельности театральных кружков не даст ответа на ряд вопросов – в частности, а почему у «ребёнка» (современной Украины) столько чужих доминантных признаков? И тогда будет трудно объяснить, почему историю Юга Украины творили люди с далёкими от украинского мелоса именами и фамилиями – Менгу-Гирей, Давлет-Гирей, Скадовский, Фальц-Фейн, Попов…И почему в донецких степях так много людей с сербскими фамилиями. И почему большинство металлургических комбинатов на Донбассе основали англичане и бельгийцы. И как относиться к грекам, французам, немцам, болгарам, армянам, татарам, которые жили на территории Украины и оставляли свои материальные следы, которые ныне являются достоянием Украины… И если все они – греки, татары, немцы и прочие – должны считаться частью своих этносов и претендовать только на свою этническую историю, но не на то, чтобы быть составной частью истории Украины – почему же все они родились в Украине?

Украинцам всё же придётся согласиться с тем, что они – лишь часть – составная, наибольшая, титульная – украинской нации. Но не сама нация. Украинцы как этнос – это ещё не украинская нация. Если же с этим не согласиться – украинцы сами себя обрекают на имперское мышление и на диктат по отношению к другим этносам. То есть украинцы могут легко поддаться искушению и впасть в «комплекс Ланселота» - помните, в пьесе Шварца Ланселот, убивая Дракона, сам становится Драконом. Украинцы, пытаясь в советские времена убить российское имперское мышление, сами могут воспитать в себе украинское имперское мышление. В том числе – посредством создания тенденциозных концепций истории Украины.

Я не против имперского мышления. Но оно должно быть направлено не вовнутрь (на подавление и подчинение более мелких народов с целью подогнать их под общий гребешок), а вовне, на расширение интересов и сфер влияния. Как показывает опыт, украинцы – как наибольшие на земле индивидуалисты – могут расширять сферы интересов нации исключительно через посредство расширения личных интересов и воплощения собственных амбиций. Украинцы расширяют своё присутствие и ареал обитания благодаря продвижению на высшие посты в существующих структурах. Будет это крупная компания с интернациональным составом – вскоре её менеджмент «украинизируется». Будет это объединённая армия – украинцы вскоре займут командные посты – от сержантских до генеральских. Будет империя – украинцы создадут бюрократический аппарат и займут руководящие посты в этой империи. При этом фирма дальше будет оставаться американской, армия – советской, империя – Российской.

Карма украинской нации – пренебрежительно относиться к своему и с жадностью – к чужому. Мы с энергией и напористостью работаем на величие чужих государств, но при этом иронично относимся к своему. Мы показываем, как надо работать за деньги в России, Польше, Чехии, Германии – и спокойно наблюдаем за ухабами на родных дорогах и протекающими крышами родных домов. Нам нравится чужая история, мы вздыхаем: «Нам бы Бисмарка, нам бы Вашингтона, нам бы Жанну д’Арк!», но при этом абсолютно равнодушны к своей родной истории…

Наверно, история нации должна предвидеть и историю попыток проникновения украинцев (как политической субстанции) в чужие имперские структуры. Ведь это – тоже свидетельство если не пассионарности нации, то хотя бы наличия пассионарного заряда, пассионарных элементов, составляющих потенциал нации.

Сегодня не стоит стыдиться своего прошлого и наличия в нём коммунистов или националистов. Следует подумать над тем, как их увязать в одну концепцию единой национальной истории, всем воздав по заслугам и не замалчивая ошибок.

Кость Бондаренко

Окончание следует.

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Источник: proUA

Теги:

Версия для печати
63375
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «Комментарии:», 2016

Яндекс.Метрика Система Orphus