УКРАИНА

материалы по теме:

Власть

Александр Ржавский: “Олигархам следует отказаться от части собственности”

0

6 одинаковых вопросов разным кандидатам в президенты

- Каково Ваше отношение к России? Должен ли русский язык стать вторым государственным в Украине?

- Россия – это огромная страна, которая находится рядом с нами. Поэтому это партнер, который должен быть таким же, как соседи с Запада. Я бы так сказал: это не наш враг. Мы должны с Россией нормально общаться. Хотя это совсем не значит, что должны давать россиянам какие-то преференции. Особенно когда речь идет об экономике, мы не имеем права делать реверансы в сторону России больше, чем к какому-то другому государству.

Я против того, чтобы в Украине были два государственных языка. Государственный язык должен быть один – украинский. Я не вижу проблемы в русском языке. На нем говорили и Толстой и Достоевский, мировые столпы, он признан во всем мире. Поэтому, думаю, каждый человек должен знать больше, чем один язык. Было бы очень неправильно – не изучать русский. Но в государственных учреждениях должна быть четкая дефиниция, чтобы никто на слово «вгору» не говорил «вверх». То есть каждый, кто работает на государственной должности, должен разговаривать на украинском языке. Это государственный стандарт. Что же касается изучения национальных языков, то здесь нет проблем. Я не против того, чтобы в Украине были венгерские или еврейские школы. Их должно поддерживать государство.

- Реприватизируете ли Вы предприятия, разгосударствленные за последние годы?

- Реприватизация предприятий, в особенности стратегического направления, необходима в тех случаях, когда их разгосударствление было связано с мафиозно-олигархическими кланами. Это сделали по специальным законам, которые приняла Верховная Рада. И здесь возникает проблема, поскольку эти законы сложно денонсировать. Наши олигархи, скупая предприятия, сразу же их продают, и на вырученные деньги скупают дальше, здесь сделать реституцию практически невозможно. Но там, где будет возможно, мы реприватизируем предприятия. Здесь не о названиях сейчас идет речь, а о юридической возможности. Посмотрите, как было сделано в России с приходом Путина. Подвели черту и сказали: то, что сделано до этого, – понятно, но завтра правила игры таковы – никто не может воровать, никто не может использовать государство для собственного обогащения.

- Станет ли Украина при Вашей каденции членом НАТО и Евросоюза?

- При моей каденции она ни в коем случае не станет членом НАТО или же любого другого военного союза. Один из пунктов моей программы – Украине армия не нужна. Украина, утратив третий в мире ядерный потенциал, вышла из состава главных игроков, супердержав, которые могут играть на противовесах. Мы сегодня не можем играть на противовесах, поскольку не имеем такой силы. Даже не говоря о жалком состоянии армии, я считаю, что нам армия не нужна. А поскольку у нас ее не будет, то страна без армии не может вступить в военный союз. Как мы сможем в этих условиях обеспечить себе безопасность? Специальными соглашениями с Россией, с тем же блоком НАТО, США и др.

Конечно, мы европейское государство и по площади и по населению. Идеологически, в отличие от России, мы ближе к Европе. Поэтому мы станем членом ЕС при моем правлении. Все, что касается экономических союзов, ВТО ли, ЕЭП ли, надо понимать так. Преступно отказываться от реверса, от сегодняшней перспективы, в пользу того, что может повредить через 15-20-30 лет, так как мы тогда станем членом Европейского Союза. Глупо отказываться от объективных экономических преимуществ.

- Кого из действующих высоких должностных лиц будут судить при Вашей каденции?

- У меня нет информации, кто совершил преступление. Здесь надо говорить, что были такие условия. Что сделали эти люди, о которых мы говорим, что их надо судить? Они украли какие-то деньги или сделали так, чтобы заработать большие незаконные деньги? Каким образом? Это люди бизнеса. И из-за того, что у нас вся власть от бизнеса, невозможно ругать щуку, что она съела пескаря. Это ее естественная жизнь. Поэтому когда бизнесмен переступает через высокие моральные барьеры, надо разделить, насколько это было бизнесово, а насколько это было преступно. Сегодня я такой информации не имею. Я знаю, если кто-то лишил человека свободы или жизни ради того, чтобы заработать деньги, безусловно, это будет преступление. И как бы он ни прятался, он будет обязательно наказан.

Я слышал записи Мельниченко. Очень похоже. Но сегодня надо разделять злоупотребления и преступления. Смотрите, как было сделано в России. Там никто, по большому счету, в тюрьму не сел. Просто было предложено кому-то что-то возвратить из того, что было заработано. Тот же Пинчук, другие, каким образом они заработали деньги? Этот список можно продолжить: это все олигархические структуры. Недавно я узнал об олигархе Жвании. Называют олигархами Порошенко и Пинчука, Ахметова. Здесь важно исследовать, как собственность государственная перешла в собственность частную. Нужно посмотреть, у кого конкретно эта собственность сегодня есть. После этого надо найти механизм. Как вот Потанину в России было предложено отказаться от определенной части собственности, где это было заработано с нарушениями. В России произошли такие реституционные процессы. Сегодня надо сесть и сказать: ребята, мы знаем ситуацию, мы знаем, как это было, но давайте сделаем шаг друг к другу. Мы не изучаем, каким образом это все происходило, мы просто знаем, что это было неправильно. Вы же отдаете часть собственности.

- Кто из двух Викторов Вам идейно ближе – Ющенко или Янукович?

- Если говорить о нравственности, мне ближе Виктор Ющенко. Если говорить о силе и о внутреннем стержне, о выполнении определенных конкретных договоренностей, то здесь мне ближе Виктор Янукович. Если говорить в целом о них обоих, большого различия я не вижу. Между двумя лидерами, безусловно, есть различия. И нужно ли лидеру быть более моральным или более сильным, этот вопрос следует изучать. Надо понять, кто нам нужен и на каком этапе. Возьмем меня. Сегодня я имею в десять раз меньше рейтинг, чем Симоненко, но в финале он мне вчистую проиграет. Поэтому я меньше фантаст, чем, к примеру, Симоненко, поскольку он не имеет шансов, абсолютно никаких.

- Вы верующий человек? Нужна ли Украине единая церковь? Если да, то вокруг какого патриархата она должна объединиться?

- Да, я верующий человек. Я верю в Бога и могу сказать, что эта вера мне помогает. Я не обижаюсь на тех людей, которые мне каким-то образом хотят досадить. Я не завидую, я не ревную, то есть хочу сделать так, чтобы быть в ладу с самим собой.

Вопрос веры и вопрос церкви абсолютно не связаны между собой. Верить в Бога и ходить в церковь Киевского или же Московского патриархата – это абсолютно разные вещи. Если создается конфликт между верами, это одно, совсем другое, когда конфликт между церквями. Если человек истинно верующий, ему не обязательно выяснять, кто из чиновников от церкви прав. Я не вижу необходимости в единой церкви. Не вижу большой разницы между верой католической и православной, поскольку это не главное. В вере должно быть чувство Бога и своей ответственности перед Ним. Человек не должен красть кошелек, который перед ним, не потому, что этого никто не видит, а потому, что он боится Бога.

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Источник: Беседовал Святослав Цеголко

Теги:

Версия для печати
30224
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «Комментарии:», 2016

Яндекс.Метрика Система Orphus