УКРАИНА

материалы по теме:

Власть

Александр Сушко: «Никто не может больше напакостить нам на пути в Европу, чем мы сами»

0

Директор Центра мира, конверсии и внешней политики поделился с proUA своим видением проблем, которые подстерегают Украину на международной арене, в частности в отношениях с ближайшими соседями.

- Начнем с наименьшего, но очень «громкого» нашего соседа – Молдовы. Как бы Вы охарактеризовали отношения с этой страной в настоящее время?

- Молдова это пример того, как не надо защищать интересы наших так называемых соотечественников за границей. Вокруг этого вопроса многие стараются выстроить себе капитал, так как существует несколько десятков тысяч украинского электората (который известно как голосует), но дело даже не в этом... Это проблема ментального плана – более глубокого и более опасного. Если следовать рекомендациям некоторых наших политиков, то мы должны вести себя по отношению к Молдове так же, как Россия вела себя по отношению к Украине. Это абсолютное перенесение комплекса неполноценности, наработанного в отношениях с большим соседом, на наши отношения с меньшим соседом. То есть мы должны отыгрывать свои собственные комплексы на еще меньшем и более слабом соседе. Такую позицию исповедуют витренки и корчинские и, к сожалению, многие лица, наделенные государственными полномочиями, да и в среде дипломатов иногда тоже так думают.

С точки зрения украинских интересов нам значительно выгоднее иметь не криминальный анклав, который называется Приднестровье (а на протяжении длительного времени в Украине многие старались работать над сохранением его статус-кво), а единую Молдову. И наша задача – способствовать тому, чтобы единство этой страны было восстановлено. В таком случае Молдова станет нашим естественным союзником и партнером, с которым можно решать многие политические вещи.

Понятно, что у Молдовы совсем другая весовая категория, но для Украины очень важно найти поле применения для своего лидерства. Именно в европейском смысле «лидерства», а не в том, который пропагандируют люди, которые видят Украину маленькой империей на востоке Европы, своеобразной Россией-2.

- Каких неожиданностей можно ждать от Молдовы в отношениях с нами?

- От Молдовы каких-то неожиданных проблем ждать нельзя. Самое большое, что она может, – это поднимать в Брюсселе вопрос Приднестровья в невыгодном для Украины свете. И эта ситуация очень интересна: Молдова, учитывая очень незначительный ее дипломатический ресурс, небольшие масштабы и очень низкий авторитет этой страны, в то же время смогла мобилизовать все европейское политическое мнение против позиций Украины. Брюссель мыслил категориями, навязанными Кишиневом, который очень четко воспользовался способом мышления европейцев, а мы старались убедить Брюссель, используя сугубо «советскую» аргументацию, и на сегодняшний день Евросоюз полностью разделяет позиции Кишинева относительно урегулирования Приднестровской проблемы. В этом огромная заслуга молдавской дипломатии. Но на самом деле в этом чуда нет, так как в действительности Кишинев отстаивает самые базовые, фундаментальные принципы европейского мироустройсва, которые заключаются в том, что криминальные группировки не имеют права называть себя государствами, это вещь, которая не вписывается в европейскую систему координат, а мы старались «играть» с Приднестровьем едва ли не как с легитимным равноправным участником урегулирования.

- Возможна ли «реанимация» такого формирования, как ГУУАМ?

- Сейчас тот пятисторонний формат, который существовал, имеет мало шансов на возрождение – Узбекистан не под что «подтянуть». С Азербайджаном есть определенная трудность, но есть и общие интересы, в частности в области транспортировки каспийских энергоресурсов, правда и здесь базис для сотрудничества довольно ограничен. Другое дело – очень перспективный треугольник «Украина – Молдова - Грузия». Эти страны имеют общие интересы и общие позиции по ключевым вопросам регионального и глобального мироустройства. Есть общая позиция в отношении европейской интеграции, отношений с ОБСЕ. Эта «тройка» имеет серьезный потенциал для сотрудничества именно из-за совпадения национальных интересов.

Я не знаю, что будет с ГУУАМ в пятистороннем формате, возможно, он и будет формально существовать, но предполагаю нормальное функционирование упомянутой «тройки», которое собственно уже и началось.

- Какие проблемы могут возникнуть в контактах с «крупными» соседями – Румынией и Польшей? Остров Змеиный, устье Быстрое, Волынская трагедия, кладбище Орлят...

- Начнем с того, что остров Змеиный – это украинская территория, и вопрос надо рассматривать в плане размежевания экономических зон вокруг континентального шельфа, вокруг самого острова. Продолжается давняя дискуссия – Змеиный это остров или скала... Я не вижу в этом серьезной проблемы и больше склоняюсь к тому, чтобы вопрос решался в рамках международного суда. Если дипломаты не могут это решить (были серьезные просчеты в ведении переговоров), если Украина не хочет идти на уступки в принципиальных вопросах, касающихся линии морской границы, то пусть проблему решит международный суд. Хотя еще можно возвратиться к двусторонним переговорам и искать комплексное решение дискуссионных вопросов с Румынией. Нужно проводить открытые экспертизы, поднять документы еще тех времен, когда СССР вел переговоры с Румынией о делимитации границы, которые так и не были завершены. Это очень давняя история, и надо просто сделать ее более или менее гласной, наладить контакты и найти взаимоприемлемое решение.

То же касается и вопроса дельты Дуная. Этот вопрос также надо поднимать, так как украинцы вели себя в этом вопросе как слоны в посудной лавке. Этот вопрос был не настолько проигрышным, насколько мы умудрились его сделать. Проигрышной была поспешность, с которой украинцы пробовали качать свои права. Это был тот способ, когда принимается волюнтаристское решение, когда не допускаются независимые международные эксперты, когда проводится абсолютно фиктивная экспертиза. Об этом все знают, и даже если бы Украина была права, ей бы никто не поверил. Во время работы предыдущего правительства вопрос строительства судоходного канала “Дунай – Черное море” был решен таким способом, что оказался заведомо проигрышным. Нужно действовать по-другому – временно сохраним статус-кво, объявим международную экспертизу строительства канала, пригласим туда румынских и европейских экспертов, попробуем доказать то, что строительство канала не является нарушением действующего режима, установленного для данной категории заповедников. На сколько я консультировался со специалистами, это дело небезнадежное – есть разные категории территории заповедника и есть территории, где вмешательство человека частично разрешено, канал строился именно там, устье Быстрое относится к территориям, где разрешено вмешательство человека. Диалог надо сделать публичным и профессиональным, без, опять-таки, этой волюнтаристской нахрапистости, которая только подрывает репутацию Украины и заставляет говорить об Украине как о государстве нецивилизованном. Румыния, имея проблему с собственной дельтой Дуная, настроив там кучу собственных каналов, далеко не образец в вопросе защиты экологии. Но при этом румыны построили PR таким образом, что весь мир стал на их сторону, а это свидетельствует об абсолютной некомпетентности людей, которые с украинской стороны проводили соответствующую кампанию, – все было сделано для того, чтобы весь мир показывал на Украину как на страну, которая нарушает экологические стандарты. Это вопросы профессиональной пригодности людей, которые этим занимались, и в то же время ментальная проблема. Людей с советской ментальностью нельзя допускать к коммуникации с внешним миром. Эта очень серьезная болезнь, когда они не понимают, каким языком, какими аргументами пользуются сегодня в мире.

- Поляки…

- С поляками ситуация одновременно и проще, и сложнее. Проблема трагедии на Волыни уже отошла в историю, и не нужно к ней возвращаться. А что касается кладбища Орлят, то есть часть львовской общественности, которое агрессивно относится к тому варианту надписей... Само кладбище построено давно, и нет проблемы использования его в том виде, в котором оно есть сейчас, то есть как места почитания памяти людей, которые погибли в украинско-польской войне. Президент Украины достаточно авторитетен у львовян для того, чтобы убедить их в том, что надо наконец официально открыть мемориал. Вопрос только в том, что должны приехать два президента и открыть его.

- Будет ли Россия осуществлять давление на Польшу, которая сейчас является «локомотивом украинской евроинтеграции»?

- Давление России на Польшу – вещь бесперспективная. Существует определенная взаимозависимость между этими странами в транспортировке энергоресурсов. Это приблизительно та же ситуация, что и в отношениях с Украиной – невозможно эффективно «давить» на государство, которое является основным транзитером экспортных ресурсов. То есть если через Украину проходит львиная доля всего российского нефтегазового экспорта, то на такую страну экономически влиять невозможно. Поскольку если возникнет реальный конфликт, то заблокирован будет российский экспорт, и это приведет к коллапсу их экономики.

Это определенная мифология, которая годами наслаивалась, – мол, Россия может «перекрыть краник» и это станет проблемой для Украины. Конечно, это будет проблемой для Украины, но только в той же мере, в какой это будет проблемой для России.

Поэтому я не вижу инструментов давления на Польшу. Я считаю, Россия может намного эффективнее «давить» на Францию или Германию, так как эти страны очень ментально зависимы от России, там очень сильны пророссийские настроения. По крайней мере до недавнего времени они были очень сильны, и Россия всегда этим удачно манипулировала.

- А что вообще можно ожидать в отношениях с Россией?

- Россия – это бывшее крупное государство, которое сейчас переживает период постепенной деградации, и пока еще Россия не нашла того пути, где можно с неуклонного скатывания вниз как-то свернуть. Политика России – это хаотичные попытки зацепиться за что-то, что напоминает о былом великодержавном статусе. Понятно, что это губительный путь страны, который в первую очередь сказывается на российских гражданах.

В будущем политика России к Украине будет очень неровной. С одной стороны будут попытки наладить нормальный диалог, с другой – будут недружественные шаги, которые будут предприняты не исполнительной властью, а ее сателлитами. Российская система иерархическая, и у президента Путина есть достаточно марионеток, которых он может дергать для того, чтобы они продуцировали недружественные шаги по отношению к Украине, при этом президент остается вне процесса.

Я не считаю, что последние выборы в Украине чему-то научили Россию, я не вижу за нынешней Россией интеллектуальной возможности учиться, поэтому я не думаю, что позиция России на выборах в 2006 году будет более адекватной, более соответствующей международным стандартам. Будет Янукович или кто-то из тех, «кого назначат» ездить в Москву, красоваться с Путиным, будет приезжать Лужков или другие эмиссары. Украинской стороне нужно не впадать в отчаяние, мы уже такое проходили, и любая страна на территории СНГ, пытающаяся проводить независимую от Кремля политику, проходила. Российская поддержка в Украине никому реально не помогла.

Положительно, что в конце концов наши отношения переведены в режим обычных межгосударственных взаимоотношений, они пока что натянутые, недостает эффективных механизмов сотрудничества, но для того, чтобы выстроить эти механизмы, нужно их создавать на новом уровне. Механизмы, выработанные при «кучмовской» Украине, уже неактуальны: дипломатия без галстуков, отношения между президентами, когда они в обход легитимных институтов принимают ключевые решения, – этого не будет.

Тем не менее трудности, которые будут возникать, не станут слишком уж серьезными. Обе стороны заинтересованы в том, чтобы отношения были нормальными и не выходили за рамки приличия. Поэтому даже та поддержка, которая будет оказываться пророссийской оппозиции на выборах, будет максимально завуалирована.

- Мы уже вспоминали евроинтеграционные процессы, кто в этом направлении нам больше всего может напакостить, кроме нас самих?

Больше, чем мы сами, никто не сможет. Но понятно, что в Европе есть политические силы, которые не горят желанием допустить Украину в ЕС. Это и вопрос денег, и вопрос влияния, поскольку Украина большое государство, и, вступив в ЕС, она будет иметь довольно значительное влиянием в институтах Евросоюза.

Все понимают простую вещь – если Украина реально проведет стратегию реформ, то никто на пути к Европе ее не остановит. Но есть возможность затянуть этот процесс на неопределенный срок. Остановить его совсем может только сама Украина, а вот затянуть его могут институты Евросоюза. Поэтому все эти дебаты вокруг политики соседства, планов действий и т.п. – это все попытка максимально оттянуть «на потом» ответы на ключевые вопросы.

Сильнейшим оппонентом Украины в евроинтеграционном процессе является Франция, так как она смотрит на многие проблемы глазами России.

- Наполеон этого не знал…

- Но он к этому привел. Дело в том, что после 1812 года сформировался сильнейший комплекс неполноценности относительно России. И они фактически, не понимая этого, являются продолжением России в Западной Европе.

– Сосед Украины, о котором меньше всего говорят, – Турция. Каким будет ее влияние на украинскую внешнюю политику?

- Турция понимает, что Украина объективно имеет больше оснований для того, чтобы интегрироваться в ЕС. В основном азиатская Турция сложно цивилизационно совмещается с Европой, но формально Турция находится далеко впереди Украины на пути в ЕС. Поэтому турки сейчас заняты тем, как не пропустить украинцев вперед. Это понятно – обе страны большие и интеграция этих стран потребует значительных средств, за которые мы являемся конкурентами. После принятия Румынии, Болгарии и Хорватии (это может быть где-то в 2007 году) Турция остается одним официальным эксклюзивным кандидатом, на котором будут сосредоточены европейские финансовые ресурсы. Ведь очень престижно быть единственным кандидатом.

Хотя турки и понимают, что не в их интересах делать политику «против Украины», так как им сразу могут указать на то, что Турция для Европы значит еще меньше, чем Украина. Мы партнеры-конкуренты, мы должны сотрудничать, так как нам надо решать много общих проблем на пути в ЕС. Я бы не стал драматизировать наши отношения, поскольку у нас очень много оснований для сотрудничества – торговля, инвестиции, туризм – это очень большая потенциальная сфера. И, конечно, безопасность. Турция заинтересована во вступлении Украины в НАТО, так как это снимет вопрос напряженности в Черноморском регионе, и в этом вопросе она могла бы стать наиболее активным нашим союзником.

– И последнее – новая политика, новые люди во внешней политике. Что ждать от процесса и от этих людей?

- Все зависит от того, что мы имеем в виду, говоря о результатах деятельности внешней политики. Если изменение отношения к нашему государству со стороны ключевых политических игроков, то это уже произошло, и мы видим, что атмосфера вокруг нас изменилась и Украина становится довольно престижным государством, лидер которого выступает в Бундестаге, что является редчайшим случаем... То есть в имиджевом смысле достижения уже есть. Что касается других достижений, которые можно получить средствами дипломатии, то нужно иметь более осторожные ожидания. Например стратегическая цель - вступление в ЕС. Каким бы ни был наш президент, какими бы ни были Рыбачук с Тарасюком, сейчас идет только организация процесса, который продлиться минимум десять лет, более реальный срок – 15 лет. То есть вступление в ЕС стопроцентно произойдет не при этом президенте.

Реально мы можем ожидать вступления во Всемирную организацию торговли в конце этого года, конечно, если через Верховную Раду удастся провести соответствующий пакет законопроектов, которые не для всех в Украине комфортны. В том числе и потому, что будут упразднены очень многие протекционистские преференции, которые существуют для отечественного бизнеса, например придется переосмысливать вопрос свободных экономических зон. Если будет проявлена политическая воля и поработают правительство с парламентом для того, чтобы принять этот пакет документов (желательно в первой половине года), то вполне логично, что в декабре мы можем вступить в ВТО. Вопрос предоставления рыночного статуса, которому так же отводится очень много внимания, можно решить очень быстро – нужно принять новый закон о банкротстве и урегулировать проблему защиты интеллектуальной собственности.

Это то, на что можно рассчитывать в текущем году. А дальше все будет зависеть от того, чего Украина будет хотеть реально.

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Источник: Разговаривал Юрий Тымчук

Теги:

Версия для печати
6340
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «Комментарии:», 2016

Яндекс.Метрика Система Orphus