УКРАИНА

материалы по теме:

Власть

Императивный мандат: не панацея, но временное лекарство

0

«Моральную» гарантию от перебежек депутатов может дать существующее в западных странах неформальное правило: предательство интересов партии означает конец политической карьеры.

Недавний полтавский спич Виктора Ющенко в поддержку введения императивного мандата для депутатов Верховной Рады лишний раз подтвердил важность этого вопроса для президентской партии. Неслучайно на сайте «НУ-НС» в поддержку «императива» развернута целая компания. Логика в этом, безусловно, есть: даже «в теории» национал-демократическое большинство выглядит весьма зыбким. А если учесть проблемы, с которыми альянс «НУ-НС» - БЮТ столкнулся уже на стадии подписания коалиционного соглашения, становится ясно: тема императивного мандата выходит для украинских «демократов» на первый план. Отсюда и желание Президента поскорее решить эту проблему в стенах Конституционного суда.

Пока Виктор Ющенко и «НУ-НС» ратуют за введение «императива», «proUA» решил взглянуть на эту норму в контексте европейской парламентской традиции и украинских реалий. Ибо без такого анализа всякие споры о том, во благо или во вред пойдет украинскому парламентаризму введение императивного мандата, лишены всякого смысла.

Итак, современное право выделяет два вида депутатского мандата: императивный и свободный. На протяжении более чем 200-летней истории современного парламентаризма не прекращаются дискуссии о том, какой из них более всего соответствует идее народного представительства.

Императивный мандат характеризуется следующими чертами: депутат считается представителем не всего народа, а лишь тех избирателей, которые его избрали. Депутат несет юридическую ответственность перед своими избирателями – они имеют право отозвать неоправдавшего их доверие депутата. По своему происхождению императивный мандат – институт феодальной эпохи. Учреждавшиеся при монархе сословно-представительные органы состояли из представителей различных сословий и общин. Они действовали как их поверенные и не могли выйти за пределы полученных ими мандатов.

Таким образом, мандат становился императивным (от латинского «повелительным»). Он не был востребован возникшими в XVIII-XIX веках современными парламентскими учреждениями, зато активно использовался Парижской Коммуной и Советами в России. В настоящее время императивный мандат сохранился лишь в немногих государствах (Вьетнам, Куба, Китай, КНДР). Из числа же европейских стран «императив» действует лишь в Португалии: там депутат утрачивает мандат, если присоединяется к другой политической партии (ст.163 конституции Португалии).

Свободный мандат характеризуется следующими чертами: депутат является представителем всего народа, а не только той части, которой он избран. При этом депутат не может быть досрочно отозван избирателями, поскольку не несет перед ними юридической ответственности перед избирателями. Что, однако, не исключает ответственности политической: на следующих выборах он попросту может быть не избран разочарованным электоратом. Согласно западноевропейским традициям, свободный мандат способствует принятию парламентских решений, в которых находят выражение прежде всего общегосударственные (а не частные или корпоративные) интересы.

В большинстве современных конституций свободный мандат закрепляется путем прямого запрещения императивного мандата. На то существуют различные формулировки: «всякий императивный мандат недействителен» (ст.27 Конституции Франции) или «при осуществлении мандата депутаты и сенаторы находятся на службе народа. Любой императивный мандат недействителен» (ст.66 Конституции Румынии).

Существует, однако, и альтернативная точка зрения. Суть ее в том, что свободный мандат вступает в противоречие с реалиями «партийного государства». В то время, как партийный характер выборов предопределяет первостепенное значение связи депутата с выдвинувшей его партией.

Вот почему перед законодателями встает вопрос о допустимости вмешательства в эту сферу внутрипартийных отношений. Известно, что в большинстве современных парламентов свобода действий депутатов ограничена жесткой партийной дисциплиной. Так, согласно, например, ст.51 Устава Французской соцпартии, «каждый кандидат партии берет письменное обязательство чести подать заявление об отставке председателю собрания, членом которого он является, если после избрания он по какой-либо причине выйдет из партии».

Вопрос партийной дисциплины вдвойне актуален для стран с несформировавшимися партийной системой и политической культурой. Возможно, потому бытует мнение, что для таких стран на определенный период становления партийной системы «все-таки возможно» существование императивного мандата.

Между тем, многие забывают о том, что уже несколько лет партийный императивный мандат у нас существует …для кандидатов в депутаты. Так, согласно ст.64 п.2 «Закона о выборах народных депутатов», съезд партии может отменить регистрацию кандидата. Правда, из пяти прошедших в парламент пятого созыва партий таким правом воспользовался БЮТ, исключивший в свое время трех претендентов. И если для соискателя под номером 427 это «не велика потеря», то кандидаты № 113 и 119 наверняка лишились вожделенных мандатов, а вместо них прошли № 157 и158.

Депутаты, принявшие участие в распределении мандатов, могут теперь спать спокойно. «Наша Украина», например, никаким образом не сможет повлиять на своих «неподписантов». А вот оставшиеся в списках кандидаты не имеют право даже помыслить вразрез линии партии. Ведь, согласно ст.101 п.3 того же закона, партия может исключать кандидата из списка в любой момент после выборов. Напомним, что после выборов 2006 года этой нормой опять-таки воспользовался лишь БЮТ. И многочисленные судебные иски кандидатов остались .

Но больше всего Европу удивило украинское «ноу-хау» – когда в политической коррупции подозревались не отдельные депутаты, а целая фракция. Да и многочисленные перебежки из партии в партию стали притчей во языцех. И если бютовцы и нашеукраинцы хотя бы стараются исправлять былые ошибки, то Партия регионов на этот раз переплюнула всех. Каких только «эксов» нет в парламентском отряде «бело-голубых»! Два вторых номера «Нашей Украины (Стоян и Кинах), перебежчики из БЮТ, «НУ», СПУ. Наглядным же пособием в поддержку императивного мандата служит член списка Партии регионов под непроходным номером 231 Владимир Заплатинский. Во всех четырех «своих» созывах он был членом разных партий. Третий созыв г-н Заплатинский провел под знаменами «Громады», четвертый – СДПУ(о), а в пятый созыв прошел по списку «Нашей Украины» (точнее, кинаховской ПППУ). И вот что интересно: во всех этих случаях Владимир Михайлович числился членом партии, а не «каким-то там беспартийным специалистом»…

«Моральную гарантию» от перебежек может дать существующее в западных странах неформальное правило: предательство интересов партии означает конец политической карьеры. Ибо лишь в тех случаях, когда политик дорожит своей репутацией и мнением избирателя, а партии создаются всерьез и надолго, можно говорить о свободном мандате в его европейском понимании.

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Источник: Ирина Коляка

Теги:

Версия для печати
142240
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «Комментарии:», 2016

Яндекс.Метрика Система Orphus