УКРАИНА

материалы по теме:

Власть

Нейтралитет Украины: вопросов больше, чем ответов

0

Украинские политики во всю жонглируют понятием «нейтралитет Украины». Экспертиза «proUA» показала, что знаний у наших законодателей – на порядок меньше желания «вписаться» в политическую конъюнктуру.

Внеблоковость или нейтралитет Украины рассматривается сегодня как альтернатива ее присоединению к Севроатлантическому Альянсу. Все очень напоминает случай с написанием различных проектов Конституции. Сугубо утилитарные, сиюминутные соображения берут верх над стратегическими перспективами. Это, впрочем, присуще и позиции украинского руководства относительно вступления в НАТО. Просто одни стремятся уйти подальше от России, другие же предлагают Россию не дразнить. Подобная утилитарность наносит существенный урон самой идее нейтралитета и сводит уровень дискуссии к тому, кто является «проамериканским», а кто - «пророссийским» политиком.

На первый взгляд, Украина как нейтральное государство выгодна России. Ведь провозглашение нейтралитета снимает вопрос о присоединении к НАТО. Однако это только на первый взгляд, поскольку нейтральный статус предполагает отсутствие на территории Украины военных баз зарубежных стран. А это значит, что в 2017 году российский флот в любом случае должен покинуть Севастополь, вопрос лишь в «почетности» условий. Готова ли сегодня Россия пойти на подобную жертву в обмен на украинский нейтралитет, - неизвестно. Непонятно также, понимают ли некоторые политики, легко жонглирующие понятиями «нейтралитет» или «внеблоковость», что нейтралитет – это не только право, но и обязанность, которую добровольно берет на себя украинское государство. Судя по законопроектам, представленным в Верховную Раду, - не очень.

Напомним, что в конце прошлого года в парламент были поданы два проекта закона. Первый – «О государственном нейтралитете Украины» (регистрационный номер № 1013) - подготовил депутат-регионал Нестор Шуфрич, второй - № 1149 «О провозглашении Украиной постоянно нейтрального, внеблокового статуса» - внесли депутаты от КПУ Петр Симоненко и Игорь Алексеев.

Оба законопроекта получили негативный вердикт научно-экспертного управления аппарата Верховной Рады Украины.

Правда, аргументация парламентских юристов далеко не безгрешна. Авторы законопроектов, в частности, ссылаются на Декларацию о государственном суверенитете Украины от 16 июля 2007 г. В декларации, как известно, говорится, что Украинская ССР торжественно провозглашает о своем намерении стать в будущем «постоянно нейтральным государством, которое не принимает участия в военных блоках и придерживается трех неядерных принципов: не принимать, не производить и не приобретать ядерного оружия».

Вместе с тем, в выводах к законопроекту Шуфрича, научно экспертное управление отметило: «такого государства – Украинская ССР сейчас не существует». Непонятно, правда, чьим правонаступником является современная Украина и почему на ее территории продолжают действовать законы, принятые несуществующим государством, например, закон «О языках»?

Но не в этом дело. В июне Нестор Шуфрич внес на замену другой законопроект «О неучастии Украины в военных блоках». Этот документ существенно отличается от своего предшественника и, пожалуй, ярче всего свидетельствует о том, что вопрос о сути нейтральный статус государства остается для ряда украинских политиков тайной за семью печатями. Причем на то есть как субъективные, так и объективные причины.

К субъективным можно отнести уже упомянутый утилитаризм, представление о нейтралитете как о своеобразном «анти-НАТО». Отсюда попытка подметить термин «нейтралитет» понятием «внеблоковость». Что в рядке конкретных случаев - не одно и то же.

С объективными же причинами дело обстоит немного сложнее.

Во-первых, в мировой практике нет единых критериев обретения нейтрального статуса. Есть каждый конкретный случай каждого конкретного государства. Иногда это - нейтралитет де-факто, а не де-юре, когда в основе нейтралитета лежат не определенные международные гарантии, а внешняя политика самого государства. В качестве примера можно привести Швецию. Есть и пример Туркменистана, чей нейтралитет был закреплен в 1995 году специальной Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН № 50/80А. Одностороннее заявление государства, провозгласившего намерение проводить политику нейтрализма, не приводит автоматически к образованию нейтрального государства и не является юридически обязывающим для других стран. К примеру, Республика Молдова согласно Конституции, является нейтральным государством, что не мешает России держать на территории непризнанной Приднестровской республики воинский контингент.

Во-вторых, в международном праве нейтралитет касается, в основном, поведения государства в военное время. Что же касается мирного времени, то появление постоянно нейтральных государств, в частности, на европейском континенте - это один из элементов «холодной войны» и означает как раз неприсоединение к враждующим блокам. В какой-то степени эта ситуация характерна для Украины, поскольку сегодня она фактически зажата между двумя военно-политическими блоками: с Запада и Юга – НАТО, с Севера и Востока – Организацией договора о коллективной безопасности. И хотя нынешняя «малая холодная война» между Россией и Западом по накалу страстей уступает «холодной войне» 50-80-х годов, - тем не менее, ее проявления должны заставить украинское руководство хорошенько задуматься.

Наконец, в-третьих, необходимо более четкое понимание того, какие обязанности берет на себя Украина в случае объявления нейтрального статуса и получения международных гарантий. Это как раз - самое сложное для разработки направление, что хорошо заметно на примере двух законопроектов Шуфрича. Так, в первом законопроекте «О государственном нейтралитете» отмечалось, что политика государственного нейтралитета должна предполагать отказ от:

- подписания военных обязательств или международных договоров военной направленности;

- разрешения на размещение военных баз, других объединений воюющих сторон;

- участия в межгосударственных объединениях, не совместимых с нейтралитетом;

- передачи военных кораблей, оружия, боеприпасов, других военных материалов воющим сторонам;

- предоставление государственных кредитов для ведения войны;

- кооперации по производству вооружения с воюющими сторонами.

Приведенные выше постулаты, в принципе, верны для обязательств нейтрального государства в военное время. А вот, как, к примеру, быть с военными базами невоюющих сторон и государств? Ведь в этом случае открывается простор не только для базирования Черноморского флота РФ, но и, при особом желании, для баз НАТО. В том же законопроекте Симоненко-Алексеева подход более справедливый, хотя и не бесспорный: «не допускать вооруженные силы иностранных государств на территорию Украины с целью их постоянного или временного базирования»

Еще более интересен второй законопроект Шуфрича - «О неучастии Украины в военных блоках». Согласно ему, основные принципы Украины, как государства, которое не принимает участия в военных блоках, предполагают отказ от:

- заключения международных договоров, противоречащих статусу государства, не принимающего участия в военных блоках;

- участия в межгосударственных объединениях, не совместимого со статусом государства, не принимающего участия в военных блоках;

- передачи военных кораблей, оружия, боеприпасов, другого военного назначения;

- кооперации относительно производства вооружения с государствами, являющимися членами военно-политических союзов и систем коллективной безопасности.

Последний пункт вызывает особое умиление, поскольку Нестор Шуфрич, судя по всему, вознамерился поставить крест на украинской оборонке, ибо в случае принятия этого закона станет невозможной даже кооперация с российским ВПК. К тому же, непонятно, что означает отказ от «передачи» вооружений. Неужели, запрет на торговлю оружием?

Как бы то ни было, с нейтралитетом на законодательном уровне еще не все ясно. Тема эта явно нуждается в дальнейшей разработке. Чтобы избежать неясностей и алогизмов при подготовке законопроектов относительно нейтрального статуса Украины, необходимо, как минимум, ответить на ряд вопросов – в частности, на вопрос об участии или неучастии Украины в системах коллективной безопасности. Очевидно, что такой сложный регион, как Черноморский, требует сегодня качественно иной системы безопасности, построенной на уважении прав и интересов всех без исключения государств региона, как членов НАТО, ОДКБ, так и нейтральных государств. Кроме того, необходимо конкретизировать вопрос о возможности и условиях нахождения на территории страны иностранных военных или полицейских контингентов (в каких случаях, на основании каких международных договоров, сроки и условия). Как это, скажем, оговорено в Конституции Мальты.

Иными словами, проблема нейтралитета не настолько проста, как это кажется первоначально. И решать ее, исходя только из нынешней политической конъюнктуры, - тоже не стоит. Стратегические же выгоды нейтрального статуса также очевидны – это возможность уйти от глобального противостояния Россия-США, преодолеть внутренний раскол в стране, получить, наконец, возможность проводить самостоятельную внешнюю политику.

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Источник: Артем Филипенко

Теги:

Версия для печати
150048
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «Комментарии:», 2016

Яндекс.Метрика Система Orphus