УКРАИНА

материалы по теме:

Власть

Аграрии больше всего боятся науки

0

Главнейшая задача аграрного лобби — оставить все как есть. Иначе придется больше работать и меньше воровать.

Государственная политика в развитии АПК Украины до 2015 года направлена на решение задач, связанных с восстановлением показателей уровня 1990 года. Но даже при достижениях намеченных рубежей Украина по-прежнему будет служить сырьевым придатком для развитых стран

Во главу всех ранее принятых и ныне действующих государственных программ развития АПК всегда ставились только объемы зерновала, забоя скота, надоев молока и т.д. Полтора года назад правительство приняло программу развития украинского села до 2015 года, в которой фигурируют все те же показатели сборов-убоев-надоев.

При этом агрочиновники остались верны экстенсивному пути развития сельского хозяйства, ведь согласно программе, на 15 млн. га, отведенных под зерновые культуры, прогнозируется собирать 50–60 млн. т зерна, то есть в среднем по 3,5–4 т с гектара. Правда, в прошлом году хлеборобы уже перевыполнили программные задачи — к 2010 году планировалось собирать 41 млн. т, а они намолотили более 53 млн. т и теперь не знают, что с ними делать. Но это уже другая проблема. При этом государство и дальше намерено распахивать такие огромные площади под зерновыми, чтобы собирать с них зерна примерно вдвое меньше, чем в Европе, и втрое, чем в США, — а это уже выглядит как вредительство по отношению к национальному достоянию — земле.

Успехи есть, но ими никто не пользуется

Ведь, по словам наших ученых, несмотря на то, что отечественная селекция переживает не самые лучшие времена, особенно в отношении овощных культур, кукурузе и подсолнечнику, где ощущается засилье зарубежных сортов и гибридов, по зерновым, однако, имеются хорошие наработки. По выведенным украинскими селекционерами сортам озимой пшеницы генетический потенциал достигает 12–13 т/га, яровому ячменю — свыше 10 т/га, гибридам кукурузы — около 13 т/га. Но с такими успехами в селекции среднегодовой показатель урожайности зерновых в стране не превышает 3,5 т/га, а то и меньше. То есть сельское хозяйство даже на треть не использует имеющийся потенциал. Стране под силу уже сегодня собирать по 80–100 млн. т зерна, хотя, как показывает опыт этого сезона, — даже вполовину меньшие объемы страна пока не в состоянии переварить и поставить на внешний рынок.

Но проблема заключается в другом — за счет интенсификации производства можно значительно сократить пахотные земли, вывести из оборота истощенные, низкопродуктивные и непригодные земли с целью восстановления их плодородных свойств, переведению на пастбища, что дало бы толчок развитию животноводства. А заявленные в программе 50–60 млн. т зерна можно собирать на площадях вдвое меньше нынешних, естественно, при условии увеличения средней урожайности вдвое. При этом можно вдвое сократить как объемы посевного материала, так и расходы на его приобретение. Сегодня на засев 15 млн. га расходуется примерно 2,5–3 млн. т семян, из которых меньше одной трети составляют семена первой или второй репродукции. Остальное засевается, по сути, мусором, или, по выражению одного из бывших агроминистров, — «семенами неопределенной репродукции», а подчас и просто подделкой. А это в итоге сказывается как на самой урожайности культур, так и на качестве собранного зерна.

Однако в этом направлении чиновничья мысль работает слабо. Есть дежурные формулировки на тему, почему столь низка урожайность в Украине: дефицит оборотных средств у агрохозяйств, недостаточное инвестирование и кредитование для обновления основных средств производства, в том числе и на приобретение качественных семян, системное нарушение агротехнологических требований, низкий профессиональный уровень, неблагоприятные погодные условия и т.д. Это все правильно. Но зачем тогда государство выбрасывает миллиарды гривен в виде дотаций на посевы зерновых культур, когда надо дотировать не посевы, а уже выращенную и реализованную продукцию? И не всем подряд, а тем, кто действительно эффективно ведет производство и получает продовольственное зерно, а не фураж? Подобной уравниловкой государство только поддерживает существование низкопродуктивных малых и средних агрохозяйств, которые сегодня составляют основную массу производителей.

Селекционные махинации

В настоящее время в Государственный реестр включено около 4000 тыс. различных видов сельхозкультур, пригодных для выращивания в Украине. Только за последние десять лет учеными было предложено к производству около 1500 новых сортов и гибридов, то есть в среднем по 15 новых сортов в год. А среднегодовой уровень урожайности фактически остается на том же уровне. И к 2015 году наши ученые гарантируют выдавать на-гора до 50 новых сортов и гибридов зерновых культур украинской и зарубежной селекции ежегодно. Вопрос лишь в том, будет ли от этого отдача и конечный результат, если по-прежнему агрохозяйства будут собирать в среднем по 3–4 т зерна? Также, согласно законодательству, на территории страны товаропроизводителями всех форм собственности запрещено использование для любых целей тех сортов, которые не прошли экспертизу и не внесены в Госреестр. И тем не менее, по оценкам экспертов, несмотря на существующие запреты, украинские аграрии выращивают не только незарегистрированные сорта традиционной селекции, но и генетически модифицированные сорта таких культур, как соя, рапс и картофель. Однако чиновники не бьют в набат, считая подобную информацию домыслами и слухами, хотя контроль за производством и оборотом посевного материала практически не осуществляется. И это несмотря на наличие семенных инспекций и других всевозможных контролирующих госструктур. Аграрии жалуются на беспринципность государства в семеноводстве, что напрямую сказывается на производственных потерях, так как под видом сортовых семян поставщики реализуют товар неизвестного происхождения и низкого качества.

Дело в том, что в Украине разрушена целостная система подготовки посевного материала — от выведения сорта/гибрида до реализации аграриям семян. Селекцией занимаются научные учреждения в составе Украинской академии аграрных наук (УААН), которые торгуют сортами либо сами, либо через торговые семенные дома, реализуя элитный материал семеноводческим хозяйствам. Те, в свою очередь, реализуют выращенную продукцию семенным заводам, где осуществляется доработка посевного материала, который впоследствии закупается аграриями для товарного производства. Так вот относительно «пригодности» таких семян, особенно в отношении гибридов кукурузы, подсолнечника, сахарной свеклы, у сельхозпроизводителей возникают большие сомнения. Под видом высокопродуктивных гибридов им нередко втюхивают неизвестно что, и никто за подобную «недоработку» посевного материала или откровенную его фальсификацию ответственности не несет. Всегда можно неудачи объяснить непогодой или некомпетентностью самих аграриев, которые не придерживаются агротехнологий.

В то же время научные учреждения, живущие за счет государственного бюджета (из которого выделяется около 40% от потребности) и выплат роялти более заинтересованы в своевременной выплате этих средств, нежели в соблюдении «чести» своего сорта/гибрида. Торговые дома получают свой навар от продажи элитных семян и не беспокоятся о «чистоте эксперимента» в семеноводческих хозяйствах. А при отсутствии у аграриев современных методик по идентификации сортов и гибридов как семенные заводы, так и многочисленные посредники легко им могут продать некондиционный товар под видом того или иного сорта.

Так что в первую очередь государству необходимо, чтобы цепочка наука — семеноводство — промпроизводство наконец-то реально заработала на пользу аграриев. Пока что в стране происходит стихийное распространение незаконных сортов, в том числе и трансгенных. Во-вторых, пересмотреть госпрограммы и отказаться от неэффективных. Бюджетные средства не должны уходить в песок или на поддержку штанов сельхозпроизводителей, а должны приносить отдачу. В-третьих, поскольку наука финансируется по остаточному принципу и порой не получает от государства даже половины необходимых ассигнований, то надо активнее привлекать частный капитал к участию в научно-исследовательских разработках. И финансировать не любые проекты в селекции, а именно те, которые сегодня наиболее актуальны для развития АПК — в садоводстве, овощеводстве, животноводстве.

«Антипримером» является ситуация в животноводстве, когда бюджетные средства напрямую поступают к производителям и используются исключительно для закупки племенного скота или птицы зарубежной селекции. Это в Голландии местные коровы дают до 9 тыс. т молока, но, имея слишком низкий порог к акклиматизации, в наших экстремальных условиях их надои не намного превышают среднегодовые показатели украинских буренок — 3–3,5 тыс. т. Так кого дотирует наше государство и кому нужна такая псевдоселекция, если свой генофонд в животноводстве растерян, а чужой не приживается? В зерновом секторе актуально направление энергетической селекции, то есть для производства биоэтанола, чем сегодня озабочено государство. И для этого необходимо создавать специальные сорта пшеницы, тритикале, кукурузы или сахарной свеклы.

Нельзя также не сказать, что, помимо традиционной селекции, в развитых странах, особенно США, значительные средства расходуются на генную инженерию по созданию генетически модифицированных организмов в растениеводстве и животноводстве, в чем не только Украина, но и многие другие страны бывшего СССР, увы, безнадежно отстали.

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Источник: Олег Музыченко, Комментарии

Теги:

Версия для печати
143696
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «Комментарии:», 2016

Яндекс.Метрика Система Orphus