УКРАИНА

материалы по теме:

Власть

Невидимая «шенгенская стена»

0

По сути, Европа так и не покончила с «разделительными линиями»

Падение Берлинской стены в 1989 году обеспечило свободное перемещение товаров и капиталов по всему европейскому континенту. Со свободой передвижения людей, однако, ситуация сложилась иначе. В девяностые годы западные границы Украины, Беларуси и Молдовы на короткое время ’открылись’, что позволило их гражданам свободно посещать Польшу и другие соседние страны.

Но после вступления Польши, Словакии, Венгрии и других государств Центральной и Восточной Европы в ЕС, в результате чего им пришлось соблюдать правила безвизовой ’шенгенской зоны’, объединяющей 25 стран, в основном западноевропейских, эти границы снова закрылись на замок.

В еще большей изоляции оказались государства Южного Кавказа. Грузия, Армения и Азербайджан, не имеющие сухопутной границы со странами ЕС, оказались за бортом безвизового режима даже в тот недолгий период, когда он существовал.

Самую горькую пилюлю, впрочем, пришлось проглотить странам Западных Балкан. До распада Югославии их граждане имели возможность беспрепятственно выезжать в Западную Европу. Сегодня, двадцать лет спустя, большинство из них - за исключением словенцев и хорватов - не могут попасть в страны ЕС без визы.

Евросоюз ежегодно выдает сотни тысяч виз жителям посткоммунистических стран, многих из которых влекут открывающиеся там экономические возможности. Даже в условиях мирового экономического спада и сокращения количества свободных рабочих мест в Европе у посольств еэсовских стран по-прежнему будут выстраиваться очереди людей, надеющихся попасть на Запад.

Визовый ’черный рынок’

Особой привлекательностью страны ЕС пользуются у граждан Молдовы - самой бедной страны Европы, где переводы гастарбайтеров семьям намного превышают совокупные доходы государства.

Официально за шенгенскую визу гражданин любой страны должен заплатить не более 60 евро. В Молдове, однако, где сбор за визу на три месяца составляет всего 35 евро, получить доступ в ЕС законным путем, судя по всему, практически невозможно.

Корреспонденты Молдавской службы RFE/RL, недавно побеседовали с женщиной, какое-то время нелегально прожившей в ЕС. Наша собеседница - она попросила не упоминать ее полное имя, ограничившись инициалами С. Т. - рассказала, что приобрела визу по неофициальным каналам, и это обошлось ей весьма недешево: ’Я получила визу через знакомую; она сейчас живет в Италии. Это было восемь лет назад, и я заплатила ей 1800 евро’.

С тех пор расценки для молдаван, желающих попасть на территорию объединенной Европы, сильно возросли, поясняет С. Т.: сама она, правда, теперь обзавелась итальянскими документами, позволяющими свободно путешествовать на всем пространстве ЕС. ’Теперь они платят как минимум 4000 евро [5276 долларов], и при этом нет никаких гарантий, что они действительно попадут в Италию. Мне это обошлось в 1800 евро, а они выкладывают 4000’, - рассказывает она.

Другая иммигрантка из Молдавии утверждает, что она пять дней пешком или автостопом добиралась до Бельгии, где ей потом удалось ’легализоваться’. Если бы эта женщина оставалась на родине, шенгенская виза, по ее прикидкам, обошлась бы как минимум в 3000 евро.

Разделенная Европа

Шенгенская зона стала мощным символом того, какой большой путь прошла Европа со времен ’холодной войны’. Сейчас вы можете за рулем собственного автомобиля беспрепятственно проехать от восточной границы Польши - соседки Украины и Беларуси - до самого берега Атлантики.

Но если в странах самого блока шенгенская система укрепляет ощущение ’европейского единства’, то за его пределами она порождает лишь болезненное чувство собственной ’обделенности’. Еэсовская ’шенгенская стена’ делит континент надвое, и никакие мотивы, стремления и мечты тех, кто стоит по другую сторону, в расчет не принимаются.

Автоматическое превращение в ’чужака’ любого, кто оказался ’за стеной’, особенно остро ощущается на Балканах, ведь страны этого региона традиционно считали себя неотъемлемой частью европейского ’мейнстрима’ в историческом и политическом плане.

Бранка Тривич (Branka Trivic), белградский корреспондент Службы южнославянских и албанского языков RFE/RL, называет граждан Сербии и большинства других балканских стран узниками ’европейского гетто’. Визы там можно получить, не прибегая к взяткам, но сам этот процесс отличается изначально негативным подходом к любому претенденту. ’Визу получить непросто. Если вы порядочный молодой человек, желающий просто попутешествовать, повидать мир, это будет нелегко, - рассказывает Тривич. - Чаще всего процедура носит унизительный характер, и необходимо оформить массу бумаг. Кроме того, довольно часто людям отказывают в визе - причем без всякого объяснения’.

По словам Тривич, старшее поколение до сих пор с ностальгией вспоминает те времена, когда Европа открывала границы для граждан коммунистической Югославии. Впрочем, больше всего ее заботит ситуация, в которой оказалась молодежь. По данным социологических исследований, до 70% молодых граждан стран бывшей Югославии никогда не покидали пределы своего региона: в результате, по мнению Тривич, ограничения на свободу передвижения не позволяют им усвоить ’европейские ценности’.

Бюрократизм

Даже если оставить за скобками коррупцию, подача заявки на шенгенскую визу - процедура весьма хлопотная.

За 90-дневную визу граждане России, Украины, Албании, Боснии и Герцеговины, Македонии, Черногории, Сербии и Молдовы платят по 35 евро. Для других стран тариф, как правило, составляет 60 евро.

Условия получения визы несколько различаются в зависимости от страны шенгенской зоны, в которую человек хочет въехать, но обычно заявитель обязан предъявить полностью оплаченный билет. Необходимо также приобрести страховой полис на весь срок действия визы, действующий на территории всей шенгенской зоны, и покрывающий транспортные расходы на случай смерти или увечья владельца.

Претенденту также необходимо представить доказательства наличия у него денег на проживание, - из расчета 30 евро в сутки - а также подтверждение брони на гостиничный номер и приглашение; если оно исходит от частного лица, в этом письме должно быть указано, в каких отношениях оно находится с приглашенным.

От заявителя могут также потребовать дополнительную информацию: о маршруте поездки, имеющейся у него собственности, доходах и месте работы.

Претендентов предупреждают, что рассмотрение заявки занимает как минимум две недели. Все страны шенгенской зоны оставляют за собой право отказать в визе без каких-либо объяснений.

В России громоздкость и неопределенность процесса расценивается как унижение - особенно потому, что речь идет о стране, подчеркнуто не обращающейся к Брюсселю с просьбами о каких-либо ’одолжениях’. Установление безвизового режима с ЕС уже несколько лет стоит на первом месте в списке пожеланий Москвы, но в обозримом будущем это вряд ли случится.

Сербия и Македония - единственные соседи ЕС, имеющие реальный шанс на получение безвизового статуса в ближайшие несколько лет. Уполномоченный ЕС по вопросам расширения Олли Рен (Olli Rehn) заявил на этой неделе, что переговоры с ними по этому вопросу могут начаться уже в нынешнем году.

Другим же государствам скорее всего придется запастись терпением. Восточноевропейские, балканские страны и Россия рассматривают визовую проблему как вопрос большого символического значения, крайне важный для их граждан. В Брюсселе, однако, его воспринимают хладнокровнее, через призму собственных прагматических интересов.

На саммите ЕС, состоявшемся 19-20 марта, лидеры стран-участниц уделили немало внимания визовому вопросу, обсуждая его в контексте новой инициативы блока под названием ’Восточное партнерство’, предусматривающий определенные льготы в сфере торговли и передвижения людей для шести постсоветских государств. В основном дискуссия носила суховатый бюрократический характер, и по сути свелась к спорам о формулировках.

Лагерь ’скептиков’ - в основном представленный странами Западной Европы - возглавила Германия. Берлин заявлял: максимум, что ЕС может предложить восточным соседям - это ’усовершенствованный формат будущей визовой политики’.

Знаменосцем ’либералов’ стала Польша, утверждавшая, что ЕС уже сопроводил свой план достаточным количеством оговорок, обусловливающих отказ от визового режима соблюдением существующих в Евросоюзе жестких стандартов, в том числе касающихся пограничного контроля и обязательств по приему лиц, въехавших на территорию шенгенской зоны из соответствующих государств, а затем высланных по той или иной причине.

Министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский (Radoslaw Sikorski) отметил: из-за символического значения этого акта, установление безвизового режима будет оказывать мощное стимулирующее воздействие на правительства стран Восточной Европы.

Для большинства западноевропейских государств, однако, визовая политика по-прежнему остается не вопросом общеевропейского масштаба, а сферой собственных суверенных полномочий. Из-за преступности, проблем с интеграцией и высокого уровня безработицы любые послабления в области иммиграции крайне непопулярны у избирателей Германии, Франции и других ’старожилов’ ЕС.

В Западной Европе и политики, и широкая общественность полагают: стоит богатой стране открыть границы с бедным соседом, неизбежным следствием становится массовый приток иммигрантов, со всеми присущими ему негативными моментами.

В подготовке статьи участвовали сотрудники Молдавской службы RFE/RL

По материалам: («Radio Free Europe / Radio Liberty», США). Перевод: «Inosmi.ru».

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Источник: Ахто Лобьякас

Теги:

Версия для печати
153055
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «Комментарии:», 2016

Яндекс.Метрика Система Orphus