УКРАИНА

материалы по теме:

Власть

Ну не «Захер» ли Москаль?

0

Народный депутат Геннадий Москаль упорно открещивается от своего отцовства порнографических репрессий против народа Украины.

В конце минувшей недели пресс-служба нардепа Москаля несколько раз разослала сообщение о том, что слуга народа сам удивлен тем фактом, что некие «горе-аналитики» из отдельных Интернет-СМИ спутали законопроекты, рассмотренные Верховной Радой 9 и 11 июня сего года. Ведь, по его словам, 11 июня Закон о внесении поправок в статью 301 Криминального Кодекса о введении уголовной ответственности за «хранение» порнографии гражданами Украины инициировал Кабмин.

А законопроект Москаля Рада приняла лишь в первом чтении. Причем 9 июня. Там статья 301 КК должна была иметь общее название ««Обіг продукції, що завдає шкоди суспільної моралі». И это, по мысли рупора «Народной самообороны», две большие разницы, что он и попытался доказать в своем пресс-релизе с помощью сравнительной таблицы.

Но, поскольку, под «отдельными Интернет-СМИ» явно подразумевалось «proUA», то мы все же решили взять на себя смелость проследить генетическое отцовство Геннадия Москаля в отношении маразматической кабминовской поправки в статью 301 КК, которая позволяет правоохранительным органам устроить тотальный беспредел в отношении сограждан.

Как известно, нардеп Москаль в своей пояснительной записке к законопроекту «Про внесення змін та доповнень до Кримінального кодексу України (щодо захисту суспільної моралі)», мотивирует необходимость его принятия благородной целью поставить барьер на пути распространения детской порнографии и защиты тех же детей от вовлечения их в порноиндустрию.

Свой первый вариант законопроекта Москаль подал еще 10 января 2008 года. Среди прочих деталей, касающихся действительно детской порнографии, нардеп не обошел и ныне существующую 301-ю статью Криминального Кодекса, которая пока еще называется так: Стаття 301. Ввезення, виготовлення, збут і розповсюдження порнографічних предметів (без хранения – ред.).

Но, видимо, понимая, что в своем желании защитить общественную мораль, были использованы достаточно экзотичные методы нормотворчества, 15 мая 2008 года взамен предыдущего законопроекта Геннадий Геннадиевич подал новую версию, в которой проект статьи 301 претерпел незначительные изменения и начал выглядеть следующим образом:

Стаття 301. Обіг продукції, що завдає шкоди суспільній моралі

1. Виготовлення, ввезення на територію України, вивіз з України, перевезення чи інше переміщення, зберігання продукції, що завдає шкоди суспільній моралі, з метою демонстрування, збуту чи розповсюдження, або її трансляція, ретрансляція, демонстрування, збут, розповсюдження чи умисне створення умов для можливості доступу до такої продукції інших осіб, а також виготовлення, розміщення чи розповсюдження реклами такої продукції – караються…

2. Ті самі дії, вчинені повторно чи за попередньою змовою групою осіб, або з використанням можливостей інформаційно-телекомунікаційних технологій, або втягнення дитини в обіг продукції, що завдає шкоди суспільній моралі, або демонстрування, збут чи розповсюдження продукції, що завдає шкоди суспільній моралі, дитині, - караються…

3. Дії, передбачені частинами першою або другою цієї статті, вчинені організованою групою, або втягнення дитини, яка не досягла чотирнадцяти років, в обіг продукції, що завдає шкоди суспільній моралі, або демонстрування, збут чи розповсюдження продукції, що завдає шкоди суспільній моралі, дитині, яка не досягла чотирнадцяти років, - караються…

Как видно из текста проекта статьи Криминального Кодекса, изложенное в ней не содержит не только никакой конкретики, но даже элементарной логики. Ибо специальное введение в текст термина «дети», выводит данный субъект права за рамки «общественной морали». То есть, по логике Москаля, в принципе, может отдельно существовать некий гипотетический вред, наносящий вред «общественной морали», но при этом не вредящий «детям», почему и нужно эти термины упомянуть как два отдельных субъекта права.

Да и из самой статьи КК не понятно, а что же это за действия, которые «наносят вред»… Потому к диспозиции данной уголовной нормы Геннадий Москаль додумался сделать «Примечание», которое тоже должно иметь силу закона. Так вот, в этом «Примечании» говорится следующее:

Примітка. Виключно у статтях 301, 301-2 цього Кодексу (без використання як аналогія права в інших галузях права або для тлумачення інших статей цього Кодексу) під поняттям продукції, що завдає шкоди суспільній моралі, слід розуміти продукцію порнографічного характеру або таку, що пропагує культ насильства і жорстокості, фашизм та неофашизм, бузувірство, блюзнірство, неповагу до національних і релігійних святинь, невігластво, неповагу до батьків, принижує особистість, є проявом знущання з приводу фізичних вад (каліцтва), з душевнохворих, літніх людей або ображає націю чи особистість за національною ознакою, а також завдає шкоди духовному чи інтелектуальному розвитку особи і суспільства.

А теперь нужно разобраться, на что же конкретно замахнулся нардеп, пытаясь подменить действующие нормы Криминального Кодекса на свои невнятные мысли, сконцентрированные в одной единой статье 301 КК.

По поводу «культа насилия и жестокости» в КК ныне действует норма статьи 300 «Ввезення, виготовлення або розповсюдження творів, що пропагують культ насильства і жорстокості», достаточно подробно и логично (в отличие от проекта Москаля) излагающая суть и состав данного вида преступления. И если диспозиция статьи в чем-то не устраивает бывшего милицейского генерала, то изменения и дополнения нужно было вносить в нее, а не впихивать в другую статью КК совершенно неконкретную фантазию.

Так же обстоит дело и с понятиями «бузувірство, блюзнірство, неповагу до національних і релігійних святинь… ображає націю чи особистість за національною ознакою». Данные виды преступлений трактуются нормами статьи 161 «Порушення рівноправності громадян залежно від їх расової, національної належності або ставлення до релігії» и статьи 180 «Перешкоджання здійсненню релігійного обряду».

Про юридический смысл выражения «а також завдає шкоди духовному чи інтелектуальному розвитку особи і суспільства» мы здесь останавливаться вовсе не станем, ибо это можно будет расценить как «прояв знущання з душевнохворих, літніх людей».

Но чтобы понять всю глубину мысли народного депутата Москаля, надо просто сравнить текст данного «Примечания» от 15.05.2008 г. с первоначальным текстом от 10.01.2008 года, где в диспозицию статьи 301 были включены еще и «Пропаганда войны» (действующая ст. 436 КК), и «Действия, направленные на насильственную смену или свержение конституционного строя, или на захват государственной власти» (действующая ст. 109 КК), и «разжигание национальной и меж религиозной вражды» (действующая ст. 161 КК).

Но последние три нормы Геннадий Геннадиевич, в конце концов, счел не угрожающими «общественной морали» и детям, а потому как фактор борьбы с малолетней порнографией в окончательной редакции законопроекта вычеркнул.

В итоге оказалось, что вместо того, чтобы вносить конкретные изменения в конкретные статьи Криминального Кодекса, Москаль запихнул все якобы поправки в одну статью 301. Причем сделал это в такой неконкретной форме, что «работать» эти новые нормы вне своих профильных действующих статей Кодекса просто оказались бы не способны. И если убрать из данного законопроекта всю не имеющую юридических последствий словесную шелуху и трескотню народного депутата, то выкристаллизуется одна простая идея всех новаций, предлагаемых Москалем для статьи 301 КК – и это уголовная ответственность за «ХРАНЕНИЕ» порнографии. Причем, вовсе не детской, а вообще.

К мнению о том, что законопроект Москаля «Про внесення змін та доповнень до Кримінального кодексу України (щодо захисту суспільної моралі)» носит откровенно маразматичный характер, пришли не только мы, но и Главное научно-экспертное управление Верховной Рады, о чем и дало свое авторитетное заключение. Очевидно, что и в Кабинете министров пришли к выводу, что законопроект Москаля с такой уничижительной экспертной оценкой не имеет никаких шансов на прохождение в парламенте. А потому 25 сентября 2008 года Кабмин подал в Раду более конкретный законопроект, отличающийся от проекта Геннадия Геннадиевича только тем, что в нем была вычищена вся москальская словесная атрибутика и псевдоюридические экивоки. Но при этом был сохранен ОСНОВНОЙ СМЫСЛ, который изначально закладывался в статью 301 КК еще самим Москалем - уголовная ответственность за «ХРАНЕНИЕ» порнографии. И озаглавлен этот документ без всякой морализаторской маскировки: «Проект Закону про внесення змін до статті 301 Кримінального кодексу України (щодо відповідальності за зберігання творів, зображень або предметів порнографічного характеру)». Стоит сказать, что то же Главное научно-экспертное управление Верховной Рады, несмотря на абсурдность и этого варианта репрессивного законопроекта, выдало ему самую положительную характеристику, рекомендовав к безусловному принятию.

Сам же текст законопроекта в итоге оказался предельно ясным и лаконичным:

Верховна Рада України постановляє:

1. Доповнити абзац перший частини першої статті 301 Кримінального кодексу України (Відомості Верховної Ради України, 2001 р., № 25-26, ст. 131) після слів «з метою збуту чи розповсюдження або їх виготовлення,» словом «зберігання» .

При этом, в чисто москальском стиле и духе в пояснительной записке Кабмина также указано, что данный законопроект направлен на «внесення змін до Кримінального кодексу України, які б передбачали кримінальну відповідальність за зберігання творів, зображень або інших предметів порнографічного характеру з метою їх збуту чи розповсюдження, що є одним із міжнародно-правових зобов’язань, взятих Україною при ратифікації Факультативного протоколу до Конвенції про права дитини щодо торгівлі дітьми, дитячої проституції і дитячої порнографії».

Кстати, ложь Москаля и его сообщников из Кабмина весьма четко видна из текста самого «Факультативного протокола к Конвенции по правам ребенка, касающимся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии». Текст этого «Протокола» опубликован на официальном веб-портале Верховной Рады, и надо быть весьма изощренным извращенцем, чтобы в нем увидеть обязательство Украины ввести уголовную ответственность не за хранение детской порнографии, а порнографии вообще (см. ст.ст. 2 и 3 «Протокола»).

Так что, есть все основания утверждать, что и нардеп Москаль и Кабмин своими законопроектами преследовали и преследуют цель вовсе не борьбу с детской порнографией во всех ее проявлениях, а именно установление тоталитарных условий, при которых обрушить репрессии можно практически на каждого взрослого жителя Украины.

Потому, когда 9 июня уже 2009 года Верховная Рада вопреки малейшему здравому смыслу приняла в первом чтении абсурдный законопроект Москаля с его внеюридическими фантазиями, 11 июня в срочном порядке был рассмотрен абсолютно аналогичный по смыслу, но более конкретный по содержанию, законопроект Кабмина, за 10 минут прошедший первое, второе чтения и принятый в целом как Закон.

И когда сегодня Геннадий Геннадиевич пытается заверить, что он не причастен к принятию Закона от 11.06.09, устанавливающего тоталитаризм в Украине, то стоит напомнить, кто первым в этом порнографическом деле сказал «А», сформулировав саму идею принятия репрессивного законодательства, прикрываясь святым делом борьбы с детской порнографией. Потому негоже Москалю прикрываться «общественной моралью» и снимать с себя ответственность за отцовство маразматичного закона о статье 301 Криминального Кодекса, и обижаться на «горе-аналитиков». Мы все равно навсегда запомним имена наших «героев».

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Источник: Сергей Сухобок

Теги:

Версия для печати
127842
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «Комментарии:», 2016

Яндекс.Метрика Система Orphus