УКРАИНА

материалы по теме:

Власть

В Кремле забраковали старые газовые схемы

0

«k:» решили проанализировать новые украинско-российские газовые реалии

По завершении выборов представители ПР сменили обещания «незамедлительной денонсации» газовых соглашений с Россией на более мирные перспективы выработки неких диверсионных дополнений к ним

ПЕРВЫМ задуть запал предвыборной критики газовых соглашений-2009 взялся президент РФ Дмитрий Медведев. Сразу после окончания подсчета голосов на минувших в Украине президентских выборах, 9 февраля, он внес предельную ясность в перспективы украинско-российской газовой торговли. «Я считаю абсолютно безответственными предложения пересмотреть газовые соглашения с Украиной. Состоявшийся с 1 января переход на рыночные отношения в торговле газом между нашими странами пройдет безболезненно и не скажется на странах ЕС», — отметил президент РФ. Видимо, для любителей мифа о российском двоевластии вполне внятное послание российского президента 10 февраля несколько расширил заместитель председателя правления «Газпрома» Александр Медведев, подчиненный премьер-министру РФ Владимиру Путину. Он завил, что руководство «Газпрома» об обещаниях Виктора Януковича пригласить Россию к участию в управлении газотранспортной системой (ГТС) Украины узнало лишь из сообщений прессы. «Что касается заключенных в 2009 году договоров в сфере транзита и импорта газа, то они останутся в силе, несмотря на то, кто официально будет объявлен президентом этой страны», — заявил представитель руководства «Газпрома».

ФИРТАШ ДЛЯ КОНСОРЦИУМА

Заявление властей РФ о том, что они не испытывают необходимости изменений в заключенном в 2009 году с Украиной долгосрочном газовом договоре, внесло заметную сумятицу в ряды сторонников Виктора Януковича. Начавшись почти год назад на волне решительных требований пересмотра этих соглашений, всяческая пропаганда в этом направлении к завершению предвыборной гонки стремительно сдулась. Ранее откровенно хищная критика соглашений-2009 трансформировалась в предложение вернуться к переговорам между Украиной и РФ о замороженном еще в 2004 году проекте создания международного газового консорциума для модернизации украинской газотранспортной системы.

Заявление о необходимости возобновления переговоров на сей счет было озвучено 10 февраля украинской стороной — лично Виктором Януковичем и некоторыми его приближенными. В тот же день возможные причины внезапной актуализации разговоров о консорциуме российской прессе без всяких там обиняков раскрыл пресс-секретарь «Газпрома» Сергей Куприянов, который объяснил, как европейские потребители, «Газпром» и «Нафтогаз Украины» смогут получить в консорциуме по 33,3%. «Теоретически есть вариант, что около 9% в консорциуме может получить также и австрийская компания Centragas в качестве компенсации за 11 млрд. м3 газа в украинских подземных хранилищах, которые были потеряны ею в 2009 году. Но все это вопрос переговоров. Комментировать идею консорциума можно будет только после изучения предложений по существу», — заявил он.

Судя по всему, фигура, вокруг которой ныне завертелась давно забытая тема консорциума, очень напоминает фигуру совладельца Centragas Дмитрия Фирташа. Именно к завершению второго тура украинских президентских выборов его компания решилась дать ход процессу рассмотрения Стокгольмским международным арбитражем иска к государству Украина с целью взыскать вышеуказанные 11 млрд. м3. Можно предположить, что до самого последнего момента сторонники денонсации соглашений-2009 верили в перспективу возврата не только утраченных 11 млрд. м3, но и места на украинском внутреннем рынке. Однако отказ Москвы похоронил эти планы и создал запасной вариант. Как видно из заявления Куприянова, этот вариант предполагает объединить проблему возврата спорного имущества Centragas с проблемой реанимации проекта создания консорциума по реконструкции ГТС. Тоже неплохо. Но такая перспектива была бы реальной, если бы было что с чем объединять.

КАЧАТЬ-ТО НЕЧЕГО

Первая из этих проблем — у Украины как не было в 2003–2004 годах, так и до сих пор не образовалось незанятых никем земель или свободных от прокачки газопроводов для начала работы консорциума. Покупку земель сельскохозяйственного назначения, крайне необходимых для строительства консорциумом нового газопровода, украинские законы весьма осложняют. Запрещают они и передачу кому-либо уже работающих государственных магистральных газопроводов: будь то ремонт, модернизация или операционное управление. И самое главное — уже два созыва украинский парламент так и не смог консолидировать в себе политические силы, готовые внести изменения во все необходимые законы.

Вторая причина — отсутствие в РФ политической воли на то, чтобы интегрировать в проект создания украинского консорциума российские месторождения либо хотя бы газопроводы, идущие в РФ из Средней Азии. А без дополнительных источников сырья любое расширение мощностей транзита газа через Украину теряет всякий экономический смысл. Можно, конечно, и взять газопровод, но качать по нему, по сути, нечего, поскольку отведенного конкретно под план развития консорциума российского либо азиатского ресурса для поставок на Запад как не было в 2003–2004 годах, так нет и поныне. Грубо говоря, все, что осталось в РФ после ввода в строй нового газопровода Ямал — Западная Европа, уже отведено под проекты «Северный» и «Южный поток». Плюс темп сокращения добычи газа в РФ из года в год продолжает расти, а закупки азиатского газа из-за ценовых споров в 2009–2010 годах сократились в четыре раза.

О каком украинском «консорциуме с участием европейских компаний» в таком случае может идти речь? Может быть, о консорциуме, который за деньги «Газпрома» и европейских потребителей повысит мощность газопроводов Украины, но не найдя соответствующего ресурса для транзита в направлении на Запад, будет вынужден из-за необходимости погашения кредитов начать прокачку газа в обратном направлении, на Восток? Например, из Норвегии, Алжира или Египта. Почему бы и нет, хотя в высших эшелонах российской власти пока нет признаков возрождения генерации «новых Чубайсов-Ходорковских», подходящих на роль козлов отпущения в таком гиблом деле.

МЕЖФРАКЦИОННЫЕ ТРЕНИЯ И НОВЫЕ ЦЕНОВЫЕ РЕАЛИИ

Можно предположить, почему главный идеолог политики Виктора Януковича в газовой сфере Юрий Бойко забыл напомнить все эти существенные детали создания консорциума своему партийному лидеру, прежде чем тот взялся публично менять еще недавно прямолинейные, как гаражные ворота, требования о денонсации газовых соглашений-2009 на подходы более витиеватые. Хотя занятость главного «денонсатора» соглашений Бойко вполне можно понять. Некогда очень высокие перспективы его премьерства тают, а контур нового будущего парламентского правительственного большинства развивается по какой-то ранее неведомой формуле.

С учетом такой сугубо внутрипартийной ситуации становится весьма понятной одна малозаметная, но красноречивая арифметическая оплошность, которую 10–11 февраля в унисон повторили и Виктор Янукович, и его заместитель по партии Борис Колесников. Заявляя о новой актуальности консорциума, они пообещали увеличить объем транзита газа через Украину вместо 120 млрд. м3, которые действительно означены в самых радужных официальных прогнозах развития отрасли, до 200 млрд. м3, обещание которых выглядит парадоксально. Потому что гигантского дополнительного газового ресурса в 80 млрд. м3, недостающего для покрытия подобных транзитных амбиций Украины, в газодобыче РФ на ближайшие годы нет. Нет подобного свободного объема и у Туркменистана. Правда, есть еще Иран — не менее богатый, чем две указанные страны. Но в таком случае озвученная лидерами ПР мифическая цифра грядущего расширения транзита газа через Украину принимает какой-то зловещий внешнеполитический оттенок, «регионалам» далеко не свойственный.

Все эти откровенно подставные казусы, конечно, можно отнести к сфере рутинных внутрипартийных интриг. Но нельзя не учесть и другой, куда более глубокий взгляд на нынешнюю замену политики денонсации газовых соглашений-2009 на политику их «утяжеления консорциумом». Этот взгляд исходит из новых российских ценовых и корпоративных реалий. Первые (ценовые реалии) начались в 2009 году после выхода Туркменистана на газовые рынки Китая и Ирана, вследствие чего эпоха доступа РФ к дешевым ресурсам Средней Азии закончилась. Закончилась с этим и эпоха применения Москвой «гибких механизмов» определения цены импорта газа не только в Украину, но и в другие страны, политически намного более близкие Кремлю (о низких ценах газа для Армении, Белоруссии и Молдовы уже давно все забыли).

Вторые (корпоративные реалии) исходят из того, что в указанных странах российский капитал до 2005–2007 годов уже взял под контроль буквально все, что хотел ранее. Даже больше. Необходимость применения к этой группе стран «гибких механизмов» в ценообразовании импорта газа ради выдавливания ликвидных активов отпала. Многие украинские эксперты газовой отрасли полагают, что на смену традиционной экспансии российского капитала с антикризисно-газовым выдавливанием из соседних стран телеканалов, заводов, военных баз и пароходов наступает следующий, вполне закономерный период перехода к эксклюзивной трансфертной ценовой политике. То есть предоставление цен, которые компании группы «Газпром» будут применять только к местным филиалам некоторых российских корпораций. Некоторых.

Такие новые, для многих в Украине трагические, но весьма несокрушимые российские реалии ведут к тому, что в определенном круге сопредельных с РФ стран рано или поздно будет одна цена газа и электроэнергии — для филиалов «Евраза» и «Русского алюминия», и другая — для остальных потребителей. Какой из ответов на подобные новые вызовы со стороны РФ окажется жизнеспособным, покажет время. Но вряд ли можно надеяться, что среди данной успешной методики окажется уже ставшая привычной для очень многих украинских политиков цепочка: наращивание заведомо непогашаемых долгов, инспирирование ценовых газовых кризисов, разрыв ранее заключенных соглашений, поиск крайних, а затем — навязывание поставщику газа явно устаревших торговых, строительных или просто политических проектов. Похоже, что время подобных манер давно ушло, а многие в Киеве к этому оказались не готовы. Перефразируя одного известного классика, можно сказать, что украинская газовая политика теперь может «обнуляться» сколько хочет, но подобающей и традиционной реакции на это со стороны «исторически связанных партнеров» уже не будет, будут одни нетрадиционные замашки.

Чего они коснутся? Сегодня в Украине осталось только три суперсерьезных госактива — ГТС, ОПЗ и «Укртелеком». По большому счету россиян могут интересовать только первые два. Таким образом, старая схема может быть предложена только для решения российского интереса по этим объектам. Для этого нужно совсем немного — технический премьер должен теоретическую угрозу банкротства НАКа сделать реальностью вопреки всем законам экономики.

По материалам «Комментарии».

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Источник: Андрей Старостин, «Комментарии»

Теги:

Версия для печати
25317
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «Комментарии:», 2016

Яндекс.Метрика Система Orphus