УКРАИНА

материалы по теме:

Власть

В ожидании «Януковичгейта»-2

0

СБУ делает все, чтобы на Западе у Януковича сложился имидж тоталитарного правителя.

(Продолжение. Начало здесь)

Приведем хронологию самых заметных случаев, в которых оказалась замешана СБУ за последнее время.

18 мая – Сотрудник СБУ провел беседу с ректором Католического университета Борисом Гудзяком и предложил подписать бумагу, в которой ему рекомендовалось ограничить участие студентов вуза в политических акциях.

16 июня – Руководство телеканала TBi заявило об обнаруженной слежке за собой. Съемочная группа телеканала попыталась взять интервью у «топтунов» и засняла, как те прячут свои лица, после чего на бешенной скорости скрываются с места съемки. Номера на машине «филеров» оказались поддельными.

23 июня – Женское движение FEMEN заявило, что сотрудники СБУ через деканаты вузов вызывают учащихся в них активисток на собеседование, где задают вопросы, касающиеся деятельности движения. Перед этим около часа ночи лидера FEMEN Анну Гуцол неизвестные лица насильно заблокировали в автомобиле и в течение двух часов требовали, чтобы в СМИ не поступала информация о собеседовании сотрудников СБУ со студентками.

24 июня – С журналистом газеты «КоммерсантЪ-Украина» Артемом Скоропадским провел «профилактическую» беседу некто, представившийся сотрудником СБУ Артемом Ковалевым, после чего намекнул на возможную депортацию с территории Украины, если тот будет поддерживать контакты с оппозиционными политсилами и писать о них.

26 июня – В аэропорту «Борисполь» задержали с целью последующей депортации как персоны нон грата Нико Ланге - руководителя украинского филиала немецкого Фонда Конрада Аденауэра. Право на запрет въезда в Украину предоставлено исключительно СБУ. Со стороны последней не последовало никаких комментариев.

Но нельзя сказать, что Служба безопасности Украины никак не реагировала на все вышеперечисленные случаи. Так, по поводу «беседы» с журналистом Скоропадским глава ведомства выразился в том смысле, что «это своего рода технология, потому что в службе безопасности человек с именем Артем Ковалев не числится». А пресс-центр СБУ на сайте ведомства «расшифровал», что скрывается под словом «технология»: «СБУ розцінює цей інцидент як частину спланованої акції, яку ведуть корупціонери проти Служби безпеки України з метою ослабити її як орган уповноважений державою на боротьбу з корупцією…»

Кстати, по поводу «беседы» с ректором Гудзяком Валерий Хорошковский тоже утверждал, что это «технология»: «А вообще, вам не кажется, что эта ситуация несколько раздута и напоминает некую технологию?.. Сейчас я вижу несколько технологических линий, которые реализуются противниками стабилизационных процессов, происходящих в государстве. В частности, линия с условным названием «ограничение свободы слова» и привязка СБУ к ограничению свободы личности...»

Как говорится, слово не воробей… И про ограничение свободы слова и прав человека как технологический процесс первым проговорился сам глава СБУ в уже упоминаемом интервью «Коммерсанту».

Газета «Сегодня», взявшая на себя роль неофициального органа «анонимных источников» в СБУ, в номере от 29 июня так донесла до общественности почти официальное мнение «источника в окружении Хорошковского» :

«СБУ уже известно: истории с FEMEN и российским журналистом - дело рук бывших руководителей СБУ, которые ныне находятся в оппозиции. «Сейчас идет разбирательство, но мы уже знаем, что это провокация со стороны оппозиционных деятелей. По их заданию какие-то левые люди встречались с журналистами и этими девочками, представляясь сотрудниками СБУ. Ну, сами подумайте, какой нам смысл в таких встречах? Зачем нам так подставляться? Однозначно, это диверсия». Что касается случая с Ланге, то наш источник не исключил, что и здесь была провокация. «По инциденту с Ланге идет проверка. Судя по всему, напротив его фамилии в базе данных у пограничников появился специальный «флажок» от СБУ, который обозначает запрет на въезд в Украину. Возможно, это какой-то сбой системы. Но не исключено, что «флажок» могли внести несанкционированно, с целью провокации, чтобы подставить власти».

Про инцидент с Нико Ланге поговорим чуть позже. Но уже становится не смешно от того, что «источник в окружении Хорошковского» фактически призывает граждан Украины сразу бить в морду любому, кто представляется сотрудником СБУ и показывает соответствующее удостоверение. Потому что, скорее всего, это провокатор!

Однако нужно очень много нездоровой фантазии и действительно кафкианского воображения, чтобы представить, что подобное заявление сделали б руководители ФСБ, МИ-5, ФБР, «Сосьете женераль» и прочих родственных структур.

Кстати, о том, что «анонимные источники» газеты «Сегодня» завираются, говорит и тот факт, что СБУ фактически не осуществляет никаких реальных шагов, чтобы установить личности «провокаторов». Ну нельзя же всерьез воспринимать размещенное на веб-сайте ведомства обращение Пресс-центра СБУ к журналисту Артему Скоропадскому «з проханням надати вичерпну інформацію про особу, яка видавала себе за співробітника спецслужби».

Сам А. Скоропадский в беседе с «proUA» утверждает, что после того случая лично к нему до сих пор никто из СБУ не обращался ни официально, ни по телефону. А реагировать на призывы через Интернет какого-то пресс-центра он не собирается.

И, положа на сердце руку, у нас есть все основания доверять журналисту больше, чем заявлениям господина Хорошковского. Ибо не считаем убедительным аргументом заявление последнего о том, что человек по имени «Артем Ковалев» в списках СБУ не значится. Напомним, что Георгий Гонгадзе тоже в своем заявлении на имя Генпрокурора указывал номера автомобиля, из которого за ним осуществлялась слежка. И спецслужбы так же бодро рапортовали об отсутствии у них таких номеров. А то, что сотрудники спецслужб зачастую пользуются документами прикрытия, известно даже очень далеким от данной специфики людям.

А ведь куда как проще ведомству Хорошковского было бы установить «провокаторов», запугивавших студенток из движения FEMEN. Потому что не секрет, что за каждым вузом закреплены так называемые «кураторы» от СБУ. Их хорошо знают в деканате каждого факультета. И о появлении на территории чужого «чекиста» деканаты должны немедленно информировать своего «куратора», который обязан быть в курсе всех проводимых на подотчетной территории мероприятиях спецслужб. Да и видели этих «провокаторов» не только студентки-активистки, но и сотрудники деканатов, через которые их вызывали. А потому и опознать самозванцев проще.

Но, очевидно, никто из деканатов никуда не обращался. Как не обращалась и сама СБУ к девчонкам «з проханням надати вичерпну інформацію». Ведь настоящих «кураторов» в вузах знают многие, и опознать их в случае чего труда не составляет.

Кстати, после обращения на имя Януковича телеканала TBi, заснявшего на камеру экипаж машины, проводящий слежку, министр МВД Могилев сразу заявил о непричастности его ведомства к этому наблюдению. А СБУ никак не отреагировала на этот факт.

Что еще раз позволяет сделать вывод: никаких мифических провокаторов с удостоверениями СБУ не существует.

А теперь о главном, что логически объединяет все вышеперечисленные события: все эти акции СБУ направлены не столько для внутреннего украинского пользования, сколько для восприятия их внешним миром.

Судите сами. Цивилизованное общество в последние годы особенно остро реагирует на вопросы гендерного равенства. И любые попытки структур власти повлиять на организации феминисток или ограничить их в правах сразу же получают резко негативную оценку в мире, что создает соответствующее реноме руководителям государства. Так и произошло: ситуацию с FEMEN ныне комментируют многие СМИ мира.

Телеканал TBi основан на деньги известного бизнесмена из Израиля Гусинского. И преследование его сотрудников однозначно должно вызвать адекватный резонанс не только в Израиле, но и во всем еврейском мире, являющемся весьма влиятельным в политической и бизнесовой среде. Это так и случилось: влиятельнейшая «Financial Times» (и не только она) подробно описывает противостояние телеканала и ведомства Хорошковского.

Артем Скоропадский является гражданином России. И он в списке оказался не случайным только потому, что тоже является иностранцем, а, следовательно, случай с ним также получил международный резонанс. Даже несмотря на то, что Посольство РФ в Украине никак не прокомментировало ситуацию и не призвало украинские власти или прекратить провокации против гражданина России, или же защитить его от лже-СБУ. Почему Посольство РФ так поступило – отдельный большой вопрос, но международные правозащитные организации обратили на этот факт особое внимание.

Ректор Католического университета во Львове Борис Гудзяк от рождения и до сего дня является гражданином США. А потому попытка СБУ заставить его подписать некую бумагу с некими обязательствами по ограничению политических свобод студентов на Западе никто не рассматривает иначе, как попытку вербовки спецслужбой. И потому этот скандал в западных СМИ получил особую окраску.

И, наконец, руководитель украинского представительства Фонда Аденауэра Нико Ланге, запрет на въезд которого в Украину могла дать только и только СБУ. (Ссылка на сбой в системе – это неубедительная попытка переложить ответственность на Госпогранслужбу или опять же на мифических хакеров-провокаторов с лже-«ксивами» СБУ). Однако Служба безопасности Украины как в рот воды набрала вместо того, чтобы предоставить мало-мальски вменяемые объяснения или оправдания произошедшему. И это не случайно.

Доказательством того, что инцидент с Нико Ланге носит не случайный, а запланированный характер, служит следующее событие: не далее как 30 июня (через четыре дня после задержания общественного деятеля из Германии в «Борисполе») пресс-служба МИД Украины распространила такое заявление:

«Министерство иностранных дел напоминает иностранным фондам о необходимости соблюдения ими законодательства страны.

Необходимость соблюдения законодательства такими фондами подчеркнули заместители министра иностранных дел Руслан Демченко и Павел Климкин 29 июня во время серии встреч с послами и старшими дипломатами дипломатических представительств США, России, Германии и Польши, состоявшихся по поручению министра иностранных дел Константина Грищенко.

В ходе этих встреч стороны обсудили вопросы деятельности в Украине негосударственных, некоммерческих фондов, координируемых иностранными посольствами».

Не будем напоминать, что немотивированная и неподкрепленная какими-либо конкретными фактами и доказательствами вызывающая тональность данного заявления внешнеполитического ведомства Украины полностью совпадает с позицией спецслужб и МИДа России, с помощью которой те уже давно выжили из страны все структуры, помогавшие поддерживать демократический диалог с Западом. Вместе с тем явно и то, что это неадекватное по дипломатическим стандартам заявление прозвучало как реакция на требование немецких властей получить адекватный ответ в отношении инцидента с Нико Ланге.

И никакой мифический «сбой» компьютерной программы, как и мифические «провокаторы», здесь ни при чем. Это вчера подтвердила и ближайшая к Януковичу советчица Анна Герман.

Но заметим, что все эти события, в том числе и конфликт с Фондом Аденауэра, членом которого является федеральный канцлер Германии Ангела Меркель, произошли накануне готовящегося визита Виктора Януковича в ту же саму Германию к той же самой Меркель. И почва Валерием Хорошковским «энд компани» загажена перед этой встречей добротно. Да так, что ничего, кроме сорняков там уже не вырастет. Впрочем, по последним данным, сам визит президента Украины немецкой стороной поставлен под большой вопрос.

Подведем итог. Все «отмазки» СБУ, озвученные через свой бумажный рупор газету «Сегодня», не выдерживают никакой критики и не подтверждаются ни единым достоверным фактом. Скорее даже наоборот. А потому можно выстроить следующую логическую цепочку.

Случай с ректором Борисом Гудзяком произошел 18 мая. Потом была пауза, чтобы оценить степень резонансности реакции Запада на провокацию СБУ в отношении гражданина США, правомерность которой фактически признал сам Валерий Хорошковский в интервью «Коммерсанту» от 31.05.2010.

В том же интервью Хорошковский впервые сформулировал и свое понимание технологии провокации: «линия с условным названием «ограничение свободы слова» и привязка СБУ к ограничению свободы личности».

А потом в период с 16 по 26 июня последовала массированная акция против ряда лиц и организаций, однозначно направленных на формирование за рубежом негативной реакции как в отношении государства Украина в целом, так и ее президента Виктора Януковича в частности.

И теперь уже можно констатировать, что на Западе у Януковича складывается имидж человека, который за первые 100 дней своего правления в первую очередь озаботился созданием настоящего «гестапо» на базе СБУ. Которое продуцирует мифических террористов и заговоры, дискредитирует оппозицию и активно борется со свободой слова и правами человека. Попутно не забывая запугивать самого Виктора Януковича угрозой покушения.

Каковы будут последствия для Виктора Януковича от заботливого внедрения в европейское сознание образа тоталитарного правителя, предсказать не сложно. Если же ему это невдомек, то пусть спросит у Леонида Кучмы. Тот еще должен помнить результаты реализации операции «Кучмагейт», о которой мы писали в начале первой части статьи.

Впрочем, мы допускаем, что Виктору Федоровичу не всегда понятны эвфемизмы и аналогии, часто используемые в современной журналистике. Потому переведем все вышесказанное на более понятную ему терминологию охотоведения.

Представим зверя, которого хорошо натасканные в спецшколах загонщики весело гонят на заранее подготовленные номера. Но по пути в заборе оставлена открытой калитка, ведущая на север. И у зверя есть только два выхода: либо в калитку, либо назад – на загонщиков.

Такой шанс сегодня еще есть. Но завтра уже не будет.

P.S.: Диалог журналиста телеканала TBi Романа Скрипина с Валерием Хорошковским во время встречи в СБУ.

Р. Скрипін: Чи є у вас досьє на журналістів?

В. Хорошковський: Я этим не задавался никогда. Даже смысла не вижу.

Р. Скрипін: Просили вас запитати. Ви працівник ФСБ чи ні?

В. Хорошковський: А яким чином?

Р. Скрипін: Ви ж у Росії працювали в «Євраз-холдингу» з 2004 року. І сказали мені, що є підозра, що вас там могли завербувати.

В. Хорошковський: Так, цікава ситуація.

Р. Скрипін: Абсолютно нормальна.

В. Хорошковський: Та ви що? Тобто, ви отак безапеляційно заявляєте, що це нормально?!

Р. Скрипін: Я запитав.

В. Хорошковський: Як сказати? Якби не було камер, я би вас запитав також про одне питання, в мене є таке чергове. Після цього такі питання люди ставити більше не хочуть.

Р. Скрипін: Ви втручалися в моє особисте життя, чи що?

В. Хорошковський: Наскільки цікаве питання?

Р. Скрипін: Моя діяльність відкрита. Я просто запитую, тому що ви жили в Росії. Це, між іншим, якось пов’язано з державною безпекою України.

В. Хорошковський: Що? Що людина працює десь? У нас половина співробітників працювали у Сполучених Штатах Америки, в Англії, в Європі. Жили по 3-6 місяців. Що з того? Навчалися.

Р. Скрипін: Можна все-таки дізнатися, що б ви мене запитали, якби не було камер?

В. Хорошковський: Я вас (ще) запитаю.

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Источник: Сергей Сухобок

Теги:

Версия для печати
170964
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «Комментарии:», 2016

Яндекс.Метрика Система Orphus