УКРАИНА

В критический момент украинцы отдавали предпочтение политикам, ассоциирующимся не с неизвестным будущим, а с понятным и спокойным прошлым

В критический момент украинцы отдавали предпочтение политикам, ассоциирующимся не с неизвестным будущим, а с понятным и спокойным прошлым

Лишь дважды в новейшей истории президент Украины был выбран в первом туре. В предыдущий раз такое единодушие отмечалось в бурном 1991 году. Нет ли здесь закономерности?

Мнения о причинах успеха Петра Порошенко, получившего поддержку более половины избирателей, разделились. Одни считают: повезло, сыграло роль совпадение сразу нескольких благоприятных для кандидата факторов. В команде победителя небеспочвенно гордятся стратегией победы: ведь путем «прицельного обстрела рейтингами» избирателей удалось убедить в том, что Порошенко действительно имеет все шансы выиграть досрочно.

Все это, конечно, сыграло свою роль. Но представляется справедливой точка зрения, что в самом кандидате был и некий специфический личностный момент, улавливаемый скорее интуитивно, чем рационально. Так называемый икс-фактор. Причем дело вовсе не в особой харизме Петра Порошенко (Юлия Тимошенко — политик куда более харизматичный) — скорее в его определенной «архетипичности».

Чтобы объяснить, о чем речь, вернемся в 1991 год.

 ЧЕМ ПОРОШЕНКО НА КРАВЧУКА ПОХОЖ?

В 1991 году украинцы, как и сегодня, столкнулись с изменениями непреодолимой силы, непредсказуемых масштабов и последствий. Советский Союз, привычный образ жизни рушились прямо на глазах. При этом буквально еще за год до этого кто-то мог предвидеть такое развитие событий. Параллели, как видим, напрашиваются сами собой. Сегодня тоже уже понятно, что Украина больше никогда не будет такой, как прежде, но заглядывать в будущее нереально: турбулентность зашкаливает, траектория нашего движения не просчитывается даже приблизительно.

Кроме того, как и 23 года назад, резким, скачкообразным изменениям предшествовал период относительной политической стабильности при медленном, но неуклонном ухудшении социально-экономических показателей.

Разница, пожалуй, была лишь в том, что в 1991-м война обошла Украину стороной — но в масштабах все еще формально единой страны кровь уже пролилась, и не раз: Средняя Азия, Закавказье, Вильнюс, вот-вот полыхнет Молдова…

С настроением, во многим подобном нынешнему, украинцы 1 декабря 1991 года шли на избирательные участки. И тогда тоже была надежда, что после выборов президента (плюс референдума) все как-нибудь наладится. По итогам голосования Леонид Кравчук набрал 61,59% — это больше, чем у Порошенко в 2014-м. Идущий вторым Вячеслав Черновол набрал 23,27% — это тоже намного больше, чем у Тимошенко, но разрыв между кандидатами составлял около 40% — и вот этот показатель практически совпадает спустя двадцать два с половиной года.

Есть ли нечто общее у этих двух политиков, добившихся неоспоримой поддержки в схожих критических условиях? Рискнем предположить, что есть — тот самый, уловленный избирателями «икс-фактор».

И Кравчука и Порошенко к «новым лицам» на момент избрания не отнесешь, оба, по большому счету, были политиками «из прошлого». К моменту выборов первый президент проработал в ЦК Компартии Украины двадцать лет, а пятый президент нынешней весной отметил шестнадцатилетие своего пребывания в большой политике.

И Кравчук и Порошенко в этом плане были понятными избирателю, предсказуемыми, и как будто олицетворяли некую «положительную преемственность». Леонид Макарович — с сытыми временами застоя. Петр Алексеевич — с благополучными, полными надежд «нулевыми». Каждый из них оказался своего рода якорем, гарантирующим, что резкого разрыва с прошлым не будет.

Чего не скажешь об их оппонентах. При всей несхожести Вячеслава Черновола и Юлии Тимошенко кое-что общее у них есть: это значительная непредсказуемость и непрогнозируемость. Ну и тюремно-диссидентский опыт за плечами у обоих — а значит, и подспудные ожидания мести с их стороны.

Проще говоря, в момент критического выбора украинцы дважды «дрогнули»: выбор что Кравчука, что Порошенко — это своего рода лазейка. Оставленная на всякий случай надежда не столько на будущее, сколько на прошлое. «k:» дважды прогнозировали такое развитие событий: мы предполагали, что исход президентских выборов решат избиратели, уставшие от потрясений (см. №11 от 28 марта 2014 года); кроме того, предостерегали, что люди, живущие «по законам военного времени», легко поддаются соблазну «вернуть все, как было до войны» (см. №18 от 16 мая 2014 года).

Упомянем также еще одну схожесть первого и пятого президентов. Оба в определенной степени олицетворяют «архетипичные» черты «щирого українця»: кроме присущей обоим «поміркованості», Кравчук ассоциируется с такой чертой национального характера, как хитрость, а Порошенко — как хозяйственность.

 А В ДАЛЬНЕЙШЕМ?

Описанный нами «икс-фактор» проявил себя и на последующих президентских выборах. В 1994 году, когда экономика сорвалась в штопор, спасительную связь с прошлым увидели уже в Леониде Кучме. По большому счету, его платформу можно было охарактеризовать как «вернуть, как при СССР, только без самого СССР» — наладить разрушенные производственные связи с бывшими республиками Союза, прежде всего с Россией, притормозить украинизацию и т.д. Выборы 1994 года хоть и прошли в два тура, но без особых эксцессов. В ходе повторного голосования Леонид Кучма набрал больше половины голосов — 52,15%.

В 1999-м был разыгран так называемый российский сценарий, по которому во второй тур с действующим президентом вышел кандидат-коммунист. И «икс-фактор» по-прежнему сыграл свою роль: теперь уже Петр Симоненко выступал в роли непредсказуемого политика, а «понятный», хоть и не особо популярный Кучма набрал 56,25% во втором туре.

А вот в последующих президентских кампаниях ситуация была уже принципиально другой. В 2004-м ни Виктор Ющенко, ни Виктор Янукович не могли похвастать наличием волшебного «икс-фактора»: оба были непредсказуемы, но каждый по-своему. Ющенко отпугивал своей прозападной позицией, Янукович — «донецким» бэкграундом. Страна раскололась: показательно, что по итогам второго тура, несмотря на все натяжки и фальсификации, ни одному из кандидатов не удалось набрать более половины голосов, формально победивший Янукович остановился на отметке 49,42%.

В 2010-м — практически то же самое. И во втором туре барьер в 50% не был взят (Янукович — 48,95%, Тимошенко — 45,47%). И снова ни об одном из кандидатов нельзя было с уверенностью сказать, что он ассоциировался бы с некой «позитивной преемственностью» для страны. Тимошенко, хоть и пыталась сделать упор на слогане «Вона працює», так и не смогла избавиться от имиджа революционерки (которой не давало развернуться отсутствие всей полноты власти). Янукович, в силу понятных обстоятельств, оставался «своим» лишь для части Украины — хотя кампанию вел как раз с упором на свои заслуги «крепкого хозяйственника» еще докризисных кучмовских времен. В общем-то, за счет этого и вырвался вперед.

ПРОШЛОЕ НЕ ОТПУСКАЕТ

Как видно, выбор в пользу «старых лиц» предопределен не только издержками «военного времени». Несложно заметить, что в числе требований, которые украинцы предъявляют к политическим лидерам, неизменно значится наличие опыта. Другими словами, от менеджера, который призван реформировать страну, требуется для начала предъявить доказательства его глубокой укорененности в старую систему, показавшую свою нежизнеспособность.

При этом наивно не понимать, что в существовавшей общественно-политической системе выдвинуться могли лишь политики, разделявшие и принимавшие ее ценности: коррупцию, клановость, непотизм, круговую поруку, безответственность. Или кто-то питает иллюзии, что украинская элита разделяла другие?

Негласный общественный договор как раз и заключался в том, что общество от выборов до выборов закрывало глаза на поведение и образ жизни элиты — при условии, что и элита не особо вмешивалась в то, какими способами выживало общество. Янукович этот договор нарушил, за что и поплатился, — но ведь другие представители политикума и не пытались предложить что-то принципиально другое.

Поэтому ответ на вопрос, как долго «икс-фактор» будет определять судьбу выборов, можно сформулировать таким образом: ровно до тех пор, пока избиратели сами будут оценивать политиков по их заслугам перед прежней системой. Пока эти заслуги не будут оценены как «отягощающее обстоятельство», дверь в прошлое так и останется приоткрытой.

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Теги: Леонид Кравчук, Петр Порошенко, выборы президента

Версия для печати
властьвласть деньгиденьги стиль жизнистиль жизни hi-techhi-tech спортспорт мирмир
Архив Экспорт О проекте / Контакт Информатор

   © «Комментарии:», 2016

Яндекс.Метрика Система Orphus