УКРАИНА

Дайджест

Как ООО «КарпатСмолы» пытается манипулировать МЭРТ в процессе антидемпингового расследования: восемь мифов

МЭРТ

Расследование находится на завершающей стадии

В апреле прошлого года Министерство экономического развития и торговли Украины (МЭРТ) по предъявлению Межведомственной комиссии по международной торговле начало антидемпинговое расследование в отношении импорта карбамидоформальдегидного концентрата (КФК) и карбамидоформальдегидной смолы (КФС) происхождением из РФ.

Сейчас расследование МЭРТ находится на завершающей стадии, и в случае, если требование инициатора расследования будет удовлетворено, пошлины на КФК и КФС будут повышены с нынешних 5% до 15-20%. Оба товара в основном используют в деревообрабатывающей и мебельной промышленности, и в случае повышения пошлин положение отечественных производителей плитоматериалов и мебели значительно ухудшится.

Активизация антидемпингового лобби

Повышение пошлин лоббирует ООО «КарпатСмолы» (г. Калуш, Ивано-Франковская обл.), входящее в орбиту влияния российского миллиардера Андрея Раппопорта и связанных с ним бизнес-групп. В свою очередь, с середины прошлого года украинские потребители этого сырья – представители деревообрабатывающей и мебельной промышленности – отстаивали необходимость сохранения поставок из-за рубежа, чтобы, как минимум, не допустить монополизации рынка.

И вот после небольшой передышки и смены номинальных собственников ООО «КарпатСмолы» «антидемпинговое лобби» предприятия вновь активизировалось. В течение последних месяцев в СМИ появилось несколько интервью с генеральным директором предприятия Галиной Перегиняк. Кроме того, на одной из последних сессий депутатов Калушского горсовета якобы было принято решение об обращении в Кабмин с требованием таки повысить упомянутые пошлины (если верить местным СМИ).

А несколько дней назад народный депутат от Радикальной партии Олега Ляшко Игорь Мосийчук добавил интриги, внезапно публично обвинив министра экономического развития Степана Кубива в препятствовании работе национального производителя. По словам нардепа, к нему обратилось ООО «КарпатСмолы» с жалобой на недобропорядочность МЭРТ. Радикальный парламентарий отметил: жалобщика в лице ООО «КарпатСмолы» не устроил предварительный отчет министерства в силу того, что он не содержит многих важных фактов и доказательств в пользу необходимости повышения пошлин. Игорь Мосийчук призвал Степана Кубива получше изучить это дело и принять решение в пользу национального производителя.

Что ж, проанализируем некоторые утверждения и выводы, которыми оперирует ООО «КарпатСмолы», в частности, высказанные гендиректором предприятия в упомянутых интервью (естественно, в пользу повышения пошлин на КФК и КФС). Позволим себе сразу сказать, что текст интервью, который безусловно был согласован с госпожой Перегиняк, изобилует фактами того, как руководитель предприятия-монополиста пытается манипулировать фактами, с тем чтобы склонить МЭРТ к повышению пошлин.

При этом многие утверждения и цифры со стороны ООО «КарпатСмолы» приводятся без анализа и вразрез здравому смыслу. Со стороны они напоминают мифы, которые, впрочем, не выдерживают проверки логикой.

Миф первый: ООО «КарпатСмолы» никогда не было связано с российским бизнесом

В прошлом году эксперты не раз обращали внимание на тот факт, что вообще-то ООО «КарпатСмолы» принадлежит российским бизнесменам через кипрскую «компанию-прокладку».

В начале осени прошлого года его участниками, согласно официальным данным, опубликованным в Едином государственном реестре юридических лиц, физических лиц-предпринимателей и общественных формирований Украины, являлись компания «Астрачем Лимитед» (Кипр, владела 99,99% ООО «КарпатСмолы») и Галина Перегиняк (владела 0,01% ООО «КарпатСмолы»).

«Согласно ЕГРПОУ, конечные бенефициары ООО «КарпатСмолы» – это Дмитрий Кленов и Оксана Кучура, которые являются партнерами компании UFG Wealth Management (Российская Федерация). Она, в свою очередь, входит в состав UFG Asset Management – одного из акционеров российского «Яндекса» (холдинг Mail.ru Group). При этом кипрская «Астрачем Лимитед» является учредителем и владельцем российских компаний, в частности ООО «Экогазсервис». Ряд источников, в частности «Forbes. Россия» утверждают, что реальным владельцем компании «Экогазсервис» является российский бизнесмен Андрей Раппопорт», – написало тогда издание «Дело» со ссылкой на исследования компании YouControl (специализирующейся на анализе открытых баз данных).

Видимо, простота, с которой журналистам удалось связать ООО «КарпатСмолы» с российским капиталом, настолько потрясла реальных владельцев предприятия, что они приняли решение передать контрольный пакет незапятнанным (как им казалось) лицам. В результате осенью прошлого года компания «Астрачем Лимитед» передала свой пакет акций ООО «КарпатСмолы» (99,99%) троим гражданам Эстонии – неким Кристель Меос, Ааво Коппелю и Антону Гансу.

После выхода из состава учредителей кипрской «Астрачем Лимитед» и передачи 99,99% карпатского предприятия троим эстонцам, Галина Перегиняк настаивает на том, что «обвинения в адрес ООО «КарпатСмолы» в связях с Россией – это исключительно трактовка заинтересованных лиц, которыми умело манипулируют российские поставщики, имеющие целью не допустить введения антидемпинговой пошлины на импорт из РФ».

И все бы ничего, если бы российские владельцы «КарпатСмол» сами при любом удобном случае не заявляли во всеуслышание о том, что калушское предприятие – это их гордость. Так, в 2009 году в профильном российском изданием «Новые химические технологии» была опубликована статья с громким названием «Антикризисные стратегии: «Ай Прайз» – «КарпатСмолы». В ней со ссылкой на тогдашнего генерального директора калушского предприятия Дмитрия Пугачева сообщалось, что ООО «КарпатСмолы» принадлежит российской группе компаний «Ай Прайз».

На тот момент «Ай Прайз» заявляла о себе как о частной диверсифицированной бизнес-группе, владеющей и управляющей активами в различных отраслях экономики. Преимущественно коммерческий интерес группы был сосредоточен в рамках последних переделов нефтехимии. Активы группы на тот момент были расположены более чем в 10 регионах России и СНГ.

«Проект по строительству в городе Калуш (Украина) завода по производству карбамидоформальдегидного концентрата и карбамидоформальдегидной смолы был реализован управляющей компанией группы компаний «Ай Прайз» – ЗАО «Ай Прайз Менеджмент» – в период с 2005 по 2007 годы. Производство создавалось «с нуля». Завод был открыт 14 марта 2007 года и вошел в состав группы компаний «Ай Прайз», – подытоживает издание «Новые химические технологии».

В статье также указано, что предприятие «КарпатСмолы» расположено на производственной площадке ООО «Карпатнефтехим». Напомним, что ООО «Карпатнефтехим» до середины прошлого года принадлежало российскому ЛУКОЙЛу.

Что до группы компаний «Ай Прайз», то она была без привлечения лишнего внимания реорганизована в 2016-2017 гг. через банкротство, а некоторые ее активы (например, ООО «КарпатСмолы») вскоре «всплыли» в компаниях, близких к бизнесмену Андрею Раппопорту.

И еще о «несвязях» с Россией. Как сообщают ивано-франковские СМИ, весной 2018 года ООО «КарпатСмолы» провело капитальную модернизацию основных мощностей. Работы были выполнены в сжатые сроки компанией ООО «Оланд Промтехмонтаж» (г. Москва, РФ). Более детальная информация присутствует на официальном сайте российского подрядчика.

Миф второй: эстонские инвесторы не связаны с бывшими владельцами «КарпатСмол»

Пока Галина Перегиняк раздает интервью киевским журналистам о непричастности к российскому капиталу, несколько ивано-франковских СМИ, вероятно располагающих информацией, что называется, из первых рук, не преминули написать о том, что за новыми номинальными владельцами предприятия по-прежнему остается российский бизнес.

«Новые собственники ООО «КарпатСмолы» являются «фактическими владельцами Zenith Family Office – эстонской компании, специализирующейся на выведении капитала из стран СНГ. По данным открытых источников, учредители Zenith Family Office ведут совместный бизнес с нынешними топ-менеджерами UFG Asset Management еще с 90-х годов... Учредители Zenith Family Office также имели отношение к российско-эстонскому энергетическому проекту миллиардера Андрея Раппопорта Estlink», – резюмирует ивано-франковское издание «Версии». С позицией «Версий» согласны журналисты из таких изданий, как «Правда.if.ua», «Гал-Инфо» и других.

Таким образом, если верить ивано-франковским СМИ, топ-менеджеры из UFG Asset Management просто переписали свое калушское предприятие с одной «компании-прокладки» на другую, заменив киприотов эстонцами.

Что до Zenith Family Office, то это условное название группы компаний, всего их несколько десятков. Согласно данных открытых реестров Эстонии, непосредственно Zenith Family Office OÜ учреждена компанией Gratiosus Capital OÜ в 2011 году, ее конечные собственниками и представителями являются: Кристель Меос (Kristel Meos), Ааво Коппель (Aavo Koppel), Антон Ганс (Anton Gans).

Все несколько десятков компаний под «зонтиком» Zenith Family Office занимаются либо «арендой и управлением недвижимостью», либо же «предоставлением иных финансовых услуг». С юридической точки зрения это наиболее удобные виды деятельности для вывода из России в ЕС средств сомнительного происхождения и их последующего отмывания.

В том, что упомянутые трое граждан Эстонии (Кристель Меос, Ааво Коппель и Антон Ганс) всегда представляли и продолжают представлять интересы компании Андрея Раппопорта UFG Asset Management, уверен еще один источник, предоставивший на условиях конфиденциальности весьма любопытную информацию к размышлению.

Данный источник уверяет, что даже при беглом анализе Zenith Family Office в структуре этой группы прослеживается четкая связь с российской финансовой группой UFG (UFG Asset Management, UFG Wealth Management) и ее основным бенефициаром – крупным российским бизнесменом Андреем Раппопортом.

По какой-то невероятной случайности собственники Zenith Family Office на старте своей карьеры имели отношение к упомянутым российским структурам и самому господину Раппопорту, равно как продолжают иметь отношение и сейчас. В целом создается впечатление, что вся деятельность группы Zenith Family Office с самого начала разрабатывалась в интересах исключительно российского бизнеса, и в первую очередь – группы UFG.

Одним из важных связующих звеньев между российским UFG Asset Management и эстонскими бенефициарами ООО «КарпатСмолы» является Вадим Огнещиков, нынешний топ-менеджер UFG Asset Management.

Читателям любопытно будет узнать, что Вадим Огнещиков (д.р. 09.03.1973) и Кристель Меос (д.р. 17.08.1973) – оба граждане Эстонии – работают вместе минимум с 1997 года. По данным открытых источников, в 1997 году Вадим Огнещиков был назначен на должность управляющего фондом инвестиций из РФ Hansa Russian Equity Fund в банковской группе Hansabank в Таллинне, в этом же году в этом же финансовом учреждении на должность начальника продаж финансовых продуктов была назначена Кристель Меос.

С Ааво Коппелем (д.р. 30.12.1972) Вадим Огнещиков также знаком с конца 90-х. Ааво Коппель, работал в компании AS Talinvest Suprema Securities с 1998 года по 2009-2010 гг. AS Talinvest Suprema Securities ранее имела название Evli Securities AS. Evli Securities AS – часть группы Evli Group – это компания, в которой, в соответствии с официальной информацией, Вадим Огнещиков работал с 2004 по 2007 годы.

Ааво Коппель отвечал за все корпоративные финансы группы, а Вадим Огнещиков был руководителем Evli Greater Russia Fund – фонда, который был создан специально для аккумулирования и дальнейшего вложения в эстонские и европеские активы денег российских инвесторов (бизнесменов среднего и высшего эшелонов).

Известно, что Андрей Раппопорт (основной специализацией которого является энергетика) в декабре 2006 года специально приехал в Эстонию, чтобы присутствовать на официальном открытии проекта Estlink – передающей линии энергетических систем из России и стран Балтии в Северную Европу. Официально сообщалось, что проект был реализован при непосредственном участии Nordic Investment Bank.

Все косвенные сведения говорят в пользу предположения о том, что Андрей Раппопорт контактировал на тот момент с Вадимом Огнещиковым. Напомним, именно Огнещиков был тогда руководителем фонда Evli Greater Russia Fund – фонда, который был создан специально для аккумулирования и дальнейшего вложения в эстонские и европейские активы денег российских инвесторов, как следует из названия. Одним из приоритетных отраслевых направлений для Вадима Огнещикова была энергетика (об этом есть много информации в открытых источниках). И, наконец, сейчас он вполне логично занимает руководящую должность в фонде Андрея Раппопорта UFG Wealth Management.

Также в СМИ и открытых источниках присутствует информация о регулярных личных контактах в прошлом между Кристель Меос и Антоном Гансом (д.р. 06.03.1974) с еще одной ключевой фигурой из окружения Андрея Раппопорта – Дмитрием Кленовым, являющегося партнером UFG Wealth Management и одновременно директором Astrachem Limited (именно той, что передала акции ООО «КарпатСмолы» эстонцам).

Например, в 2013 году Кристель Меос в роли члена жюри конкурса Spear’s Russia Awards номинировала Дмитрия Кленова на звание «Джентельмен индустрии».

Дмитрий Кленов регулярно участвует в конференциях и саммитах, где выступает совместно как с Антоном Гансом (например: Wealth Management / Private Banking, Москва, 2014), так и с Кристель Меос (например: Wealth Management & Private Banking Summit – Russia & CIS, Москва, 2018).

Также стоит отметить, что эстонские СМИ регулярно поднимают вопрос о серьезных правонарушениях со стороны Zenith Family Office. Ее учредителей – Кристель Меос, Ааво Коппеля и Антона Ганса – неоднократно обвиняли в том, что они «поставили на поток» оказание таких сомнительных услуг в интересах российских бизнесменов, как регистрация компаний на подставных лиц, отмывание средств, уклонение от уплаты налогов, мошенничество, операции с чрезмерно высокими рисками, нарушение банковской тайны, рейдерство, торговля гражданством. Почему эстонская Фемида смотрит сквозь пальцы на такой беспредел – вопрос риторический. Вероятно, зависимость маленькой Эстонии от крупного российского бизнеса слишком велика, чтобы обращать внимание на небольшие «шалости» столь важной для экономики страны группы, как Zenith Family Office.

Миф третий: ООО «КарпатСмолы» не является монополистом

О более чем очевидной теме монопольного положения «КарпатСмол» весьма неуклюже напомнила сама гендиректор предприятия.

«Мы не претендуем на роль монополиста, но наши мощности способны заместить до 70% на украинском рынке», – заявила в недавнем интервью Галина Перегиняк.

Чтобы понять, является ли ООО «КарпатСмолы» монополистом или нет, обратимся к статистике рынка. По данным отчета Polymerdatabase, ежегодно в мире производится более 1 млн тонн карбамидо-формальдегидных смол. Доля калушского предприятия в мировом производстве карбамидо-формальдегидной продукции составляла до 2016 года около 7%. В течение последних трех лет, по словам гендиректора предприятия, происходит снижение его доли на внутреннем рынке.

Если провести расчеты на основании этих открытых данных, то получается, что до 2016 года ООО «КарпатСмолы» производило 70 тыс. т КФС в год (7% от мирового объема). В период с 2016 по начало 2018 гг., по словам гендиректора предприятия, объем производства сократился ориентировочно в 2 раза, т.е. до 35 тыс. т в год. Сейчас – после модернизации – производственная мощность завода в настоящее время составляет около 100 тыс. т в год. Это соответствует заявлению Галины Перегиняк о том, что производство загружено на 35%.

Впрочем, осмелимся заявить, что ООО «КарпатСмолы» даже сейчас, при загруженности на 35%, является монополистом и единственным крупным производителем КФС в Украине.

Предприятие способно заполнить долю рынка максимум на 70%, поскольку оставшиеся 30% – это собственное производство единичных мощных производителей ДСП и ДВП, которые имеют вертикально интегрированный производственный цикл и самостоятельно изготавливают КФС для собственных нужд (в первую очередь, это ЧАО «Коростенский завод МДФ»). Без учета этих вертикально интегрированных предприятий ООО «КарпатСмолы» фактически претендует на 100% оставшегося внутреннего рынка, и в случае повышения пошлин монопольное положение предприятия усилится.

Тут нелишним будет напомнить, что монопольным считается положение, при котором компания занимает 35%. ООО «КарпатСмолы» является единственным крупным национальным производителем КФК, о чем в свойственной ей неуклюжей манере сообщила журналистам Галина Перегиняк.

Кроме того, по данным информированных источников, в течение последних трех лет (как раз тогда, когда якобы имело место вытеснение предприятия с рынка за счет демпинга импортеров), ООО «КарпатСмолы» позволяло себе отказывать контрагентам в поставках карбамид-формальдегидного концентрата. Это притом что были подписаны соответствующие договора на поставку, и предприятие было обязано выполнить обязательства. Напомним, что такие действия имеют явные признаки злоупотребления монопольным положением.

Миф четвертый: ООО «КарпатСмолы» потерпело убытки из-за российского импорта

Достаточно болезненной для руководства ООО «КарпатСмолы» является тема импорта им же из России карбамидо-формальдегидного концентрата, который предприятие по логике должно было производить самостоятельно.

Отвечая на вопросы журналиста газеты «Дело», Галина Перегиняк, путаясь в многочисленных оправданиях, подтвердила факт импорта КФК в 2014-2015 годах.

«Мы вынуждены были частично закупать КФК в 2014-2015 годах, поскольку в 2014 году был введен акциз на использование метанола в размере, который в то время превышал цену самого метанола. … И только в случае недостачи мы закупали КФК. Мы вынуждены были это делать, чтобы должным образом выполнять свои обязательства перед нашими контрагентами, которые закупали товар у нас».

О какой такой недостаче говорит госпожа генеральный директор? А вот о какой. Галина Перегиняк очень старается избегать темы форс-мажорной ситуации, в которой вследствие военных действий живет весь украинский бизнес на протяжении последних четырех лет. А зря! Ведь война пошла на пользу ООО «КарпатСмолы».

В результате военных действий предприятия-конкуренты ЧАО «Северодонецкое объединение Азот» (Северодонецк, Луганская обл.) и ПАО «Концерн Стирол» (Горловка, Донецкая обл.) прекратили свою деятельность, в результате на украинском рынке образовался дефицит КФК. И действительно, на украинском рынке образовалась та самая «недостача». И чтобы нарастить свою долю на внутреннем рынке, ООО «КарпатСмолы» закупали у российских производителей КФК и перепродавали его украинским потребителям. Так что фактически в результате форс-мажора ООО «КарпатСмолы» получило дополнительные конкурентные преимущества на рынке.

Что же получается? ООО «КарпатСмолы» жалуется в МЭРТ на злостных импортеров КФК российского производства, мотивируя это тем, что импорт наносит вред его деятельности на украинском рынке. При этом само импортирует этот же КФК из России. Если мыслить логически, то как предприятию может нанести вред товар, который оно само же импортирует? Нонсенс!

Это наталкивает еще на одну мысль: если у ООО «КарпатСмолы» возникли проблемы, то, вероятно, они вызваны чем угодно, но только не деятельностью таких же импортеров, каким являлось оно само. Это могут быть проблемы с качеством продукции, проблемы управленческого характера (возможно, госпожа Перегиняк не справляется со своими функциями руководителя), но только не импорт.

Миф пятый: продукция ООО «КарпатСмолы» – отличного качества

Галина Перегиняк в своем интервью газете «Дело» не преминула похвастаться качеством выпускаемой продукции.

«В Украине мы полностью «закрываем» западный регион, где самая высокая концентрация деревообрабатывающих предприятий. КФК нашего производства соответствует европейским стандартам качества. Мы единственные в Украине имеем сертификат Европейского Союза REACH», – с гордостью заявила гендиректор «КарпатСмол».

Что ж, придется открыть ей глаза, если она сама не может распознать очевидное.

Во-первых, ООО «КарпатСмолы» не «закрывает западный регион», хотя бы потому что представители этого самого западного региона заявляют о неудовлетворительном качестве продукции (и это во-вторых).

«Марка КФК-70, которую производит ООО «КарпатСмолы», по своим изначальным физическим свойствам не может быть использована для изготовления КФС конкурентного качества, что обусловлено низким содержанием основного вещества в нем. Имеющиеся на рынке заявления о том, что разница между отдельными марками КФК отсутствует, а все они взаимозаменяемые и имеют одинаковое применение для производителя, являются необоснованными и спекулятивными», – парирует директор ООО «Поликом», кандидат химических наук Владимир Курганский.

В третьих, почему-то Галина Перегиняк воздержалась от таких же бодрых комментариев в отношении качества собственного КФС (напомним, КФС производится из КФК). Вероятно, дело в том, что Владимир Курганский прав: смолу необходимого качества из продукции ООО «КарпатСмолы» получить нельзя.

В-четвертых, в результате отказа украинских потребителей покупать продукцию производства ООО «КарпатСмолы», ситуация дошла до абсурда: зарубежных покупателей для Галины Перегиняк ищут чиновники из Ивано-Франковской обладминистрации, в чем можно убедиться, ознакомившись с соответствующим документом на официальном сайте ОГА.

Миф шестой: карбамидо-формальдегидную продукцию можно импортировать из ЕС

«Сегодня доступно предложение карбамидо-формальдегидной продукции из Польши, Румынии, Белоруссии, Венгрии. Мы полностью готовы к открытию рынка со странами ЕС», – с энтузиазмом заявляет Галина Перегиняк. И предлагает украинским покупателям КФК переключиться со зловещего российского импорта на доброжелательный европейский.

Вот только госпожа Перегиняк так шутит. Ведь реальных альтернатив импорту из РФ с экономически обоснованной логистической составляющей сейчас просто не существует. Если из России КФК возят железнодорожным транспортом, то из Европы это сырье в нынешних реалиях можно транспортировать лишь специальными грузовыми автомобилями, которых в Украине в необходимом количестве нет – и взяться им неоткуда. Возить из ЕС КФК никто не будет: нет цистерн под европейские стандарты, нет погрузочно-разгрузочных мощностей, плюс – проблема с разной шириной железнодорожной колеи.

Миф седьмой: предприятия деревообрабатывающей и мебельной отраслей не пострадают

Галина Перегиняк пытается убедить весь рынок, что в случае повышения пошлин на КФК и КФС ни деревообрабатывающие предприятия, ни мебельщики не пострадают.

«Во-первых, потому что происходит замещение российского концентрата украинским и европейским, то есть дефицита на рынке не будет. Кроме того, при введении антидемпинговой пошлины на импорт КФК и КФС из России, древесная плита может подорожать на 4% (согласно информации, предоставленной независимым аналитическим агентством), что не критично для мебельной отрасли, – рисует радужную картину Галина Перегиняк. – А колебания цен на мебель, производимую из ДСП, будут и того меньше за счет других расходов в стоимости производства».

То есть, если вслушаться в сказанное еще раз, то получится, что деревообрабатывающие предприятия и мебельщики все же пострадают, просто не очень (по ее мнению). Да и цены вырастут на мебель – ну и ладно.

А вот экономисты об упомянутых 4% другого мнения.

Директор НИИ экономического развития, доктор экономических наук, профессор Сергей Захарин напоминает, что в случае положительного рассмотрения жалобы ООО «КарпатСмолы» пошлина на КФК и КФС может быть повышена с нынешних 5% до 15-20%, что поставит под удар целый кластер украинской промышленности.

«Сейчас прибыльность деревоперерабатывающих и мебельных предприятий находится в пределах нескольких процентов (не более 3%). В случае повышения пошлины на КФК цены на украинские плитоматериалы и мебель несомненно вырастут», – подчеркивает Сергей Захарин.

Несложно подсчитать, что повышение цены на древесную плиту на 4% нанесет отрасли непоправимый удар.

Также важно понимать, что основная конкуренция на рынках плитоматериалов и мебели третьих стран существует между украинскими, белорусскими и российскими производителями. Белорусские компании к тому же имеют нулевую пошлину на КФК и дешевый лес (что подкреплено государственной протекционистской политикой для своих компаний). Белорусские компании сейчас продают в Украине ДСП, фанеру и стремятся нарастить продажи. Также в Украине продается фанера российского производства.

«Получается, что государство Украина рассматривает вариант повышения себестоимости своей продукции и таким образом способствует увеличению долей белорусских и российских производителей плитоматериалов. В итоге повышение пошлины на импорт КФК – это прямая помощь промышленникам России и Беларуси в их конкурентной борьбе с украинскими производителями плитоматериалов из древесины и производителями мебели», – резюмирует Сергей Захарин.

Миф восьмой: Калушский горсовет попросил правительство вмешаться

В июне в нескольких ивано-франковских СМИ появилась информация о решении Калушского горсовета обратиться к правительству за помощью в разрешении ситуации вокруг ООО «КарпатСмолы». Дескать, без повышения пошлин предприятие остановится.

«Калушский городской совет на своей последней сессии обсудил ситуацию, которая сложилась вокруг калушского предприятия «КарпатСмолы» – единственного в Украине производителя карбамидных смол. Калушский городской совет решил обратиться к правительству с просьбой устранить нечестные условия конкуренции на рынке. В обращении депутаты акцентировали на том, что в случае невведения антидемпинговых мер «КарпатСмолы» вынуждены будут остановить производство и уволить работников», – такой текст опубликовали ивано-франковские издания.

Вряд ли стоит сомневаться, что текст они написали отнюдь не сами. Текст был надиктован кем-то, кого очень волнует судьба антидемпингового расследования. И приведенные здесь утверждения – откровенно манипулятивные, и вот почему.

Процитированная тут публикация вышла в издании «Вікна» и датирована 1 июня 2018 года. Поскольку сессии Калушского горсовета проходят по четвергам, то под «последней» сессией наверняка имелось в виду заседание 31 мая (предыдущая сессия была аж 03 мая). Так вот, на официальном сайте Калушского горсовета по итогам заседания 31 мая нет протокола о решении обратиться к правительству относительно ситуации вокруг ООО «Карматсмолы», хотя все остальные обсуждения, решения и т.п. за этот сессионный день (а их более сотни) тщательно запротоколированы и выложены в открытом доступе. Создается впечатление, что журналистам намеренно вбросили неправдивую информацию, с тем чтобы она была предана огласке и с тем чтобы ею можно было оперировать при дальнейших обращениях в МЭРТ.

Тут есть смысл вспомнить, что гендиректор ООО «КарпатСмолы» Галина Перегиняк в 2015 году баллотировалась в Калушский горсовет от партии «Самопомощь», но не прошла (в частности потому, что была на непроходном 11-м месте). Впрочем, связи в горсовете у госпожи Перегиняк, безусловно, присутствуют, и ими она сейчас пытается воспользоваться.

Впрочем, даже убедить местных депутатов написать письмо в Кабмин ей не удалось. Видимо, они намного более тщательно просчитывают риски и последствия для себя, чем того хотелось бы Галине Перегиняк. Пока же на ее просьбу о помощи откликнулся упомянутый в начале этой статьи нардеп Игорь Мосийчук, который широким жестом в Фейсбуке (о чем сказано в начале статьи) радикально пожурил министра Степана Кубива и попросил разобраться.

Андрей Справедливый

Источник: «https://from-ua.com/aRTicles/450299-kak-ooo-karpatsmoli-pitaetsya-manipulirovat-mert-v-processe-antidempingovogo-rassledovaniya-vosem-mifov.html

Теги:Калуш, КарпатСмолы, КФК, МЭРТ, Перегиняк

Версия для печати
Загрузка...
Loading...
властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «КомментарииУА:», 2016

Система Orphus