comment

Рубрики

comment

МЕНЮ

Главная Новости Дайджест 2021 Василий Филипчук, "Апостроф TV": СМИ не должны унижать достоинство, разжигать вражду, пропагандировать антисемитизм или ксенофобию
commentss НОВОСТИ Все новости

Василий Филипчук, "Апостроф TV": СМИ не должны унижать достоинство, разжигать вражду, пропагандировать антисемитизм или ксенофобию

Филипчук рассказал про "Апостроф TV", стоимость его запуска и конкуренцию между телеканалами

23 июня 2021, 12:46
Василий Филипчук, "Апостроф TV": СМИ не должны унижать достоинство, разжигать вражду, пропагандировать антисемитизм или ксенофобию

Владелец «Апостроф TV» - о целесообразности запуска новых телеканалов. Фото Детектор Медиа

Владелец "Апостроф TV" — о целесообразности запуска новых телеканалов на рынке, что сокращается, построение студии во времена коронавируса, бюджет государственного мультиплекса и причины, по которым можно хотеть построить "Украина 24", но получится все равно "Эспрессо".

На прошлой неделе Верховная Рада приняла закон, который, среди прочего, позволил восстановить конкурсы Нацсовета на выдачу эфирных лицензий во время карантина, связанного с COVID-19 . Закон является необходимой составляющей запуска государственного общенационального мультиплекса цифрового эфирного вещания МХ-7, построение которого КРРТ анонсировал до конца 2021 .

МХ-7 добавит на украинский рынок 10-12 бесплатных эфирных телеканалов. Учитывая короткие сроки, вряд ли на конкурс на получение лицензий отправятся какие проекты или хотя медиаменеджеры, о существовании которых в данный момент ничего неизвестно. Гораздо вероятнее будет увидеть среди кандидатов уже существующие телеканалы, которым до сих пор лицензия Т2 была недоступна.

Один из таких телеканалов — запущен год назад "Апостроф TV". Его владелец Василий Филипчук не только прямо говорит о намерениях побороться за лицензию, но и в начале 2021-го пробовал строить МХ-7 в частно-государственном партнерстве с КРРТ ( его партнер по тему проекту Максим Варламов сейчас занимается переоформлением для 4 канала лицензии в " Зеонбуд "телеканала" Винтаж-ТВ " ).

"Детектор медиа" пообщался с Василием Филипчуком о целесообразности запуска новых телеканалов на рынке, что сокращается, построение студии во времена коронавируса, бюджет государственного мультиплекса и причины, по которым можно хотеть построить "Украина 24", но получится все равно "Эспрессо".

- Василий, "Апостроф TV" был запущен 1 июня 2020. Как вы сами описываете результаты этого первого года работы телеканала?

— Очень положительно. Взять хотя бы сам факт того, что мы смогли запуститься во времена коронавируса и на все препятствия до сих пор функционируем, увеличиваемся, растем — уже этого достаточно, чтобы быть довольным первым годом работы телеканала. Мы подписали соглашение с Индустриальным телевизионным комитетом о включении телеканала в панели измерения, чтобы с июня этого года увидеть наш рейтинг среди информационно-аналитических телеканалов. Но информационное пространство развивается настолько быстро, что для того, чтобы действительно конкурировать с лидерами отрасли, нужно искать как новые идеи, так и новые технические, кадровые, финансовые ресурсы. Наша основная задача сейчас — найти новые идеи, которые смогут вывести нас на качественно иной уровень.

picture

- Конкуренция между телеканалами — это сейчас борьба за долю на рынке, что сокращается. Какой смысл выходить на этот рынок с новым проектом?

— Я начал интересоваться телевидением с точки зрения не зрителя, а производителя телепродукта еще с 2015 года, когда мы сразу после Майдана в 2014 году запустили сайт "Апостроф". Он оказался успешным проектом, даже несмотря на различные препятствия — начиная от чисто технических вызовов, с которыми сталкиваются все интернет-медиа из-за постоянных изменений алгоритмов Google и других поисковиков и заканчивая условными барбулами ( по иску бывшего руководителя "Спецтехноэкспорта" Павла Барбула суд накладывал арест на доменное имя apostrophe.ua . — Ред.). Но с другой стороны, мы понимаем, что даже успешная интернет-площадка не имеет такого влияния на медиарынок и общество, как телеканалы. Мы начали искать свое место на телевизионном рынке.

Я интересовался тем, как сейчас получают информацию в США, Западной Европе или России. Везде была та же тенденция: взрыв интернет-СМИ приводил к падению телесмотрения. Но во всех случаях падения происходило с 85% до 60% и останавливалось. То есть даже в США почти 60% жителей основным источником информации до сих пор называют телевидение, и так происходит уже лет пять-семь. То же в Западной Европе и России. Мы отстаем от них на несколько лет и я думаю, что у нас наблюдается тот же феномен. Привычка смотреть "ящик" будет оставаться еще как минимум лет 10, если не больше. И успех телеканалов, которые были запущены в 2013-2015 годах, показывает, что спрос на телевизионный информационный продукт действительно есть.

- Начинали вы как YouTube-канал?

— Да, мы начинали с YouTube-канала, трех камер, одного пульта и комнатки, которую перекрасили в черный цвет, чтобы хоть чем-то отличаться от других. Сейчас много разных YouTube-каналов используют этот подход: черная комната, хороший свет — и картинка выглядит неплохо. До сих пор наш самый популярный сюжет в YouTube относится к тем временам, когда мы были YouTube-каналом: у него больше 1 млн просмотров.

Затем, благодаря смене власти, когда Порошенко уже не контролировал телепространство, а новая власть еще не задумывалась об этом, нам даже для себя неожиданно удалось получить лицензию (спутниковую. — Ред.). Мы сомневались, что как YouTube-канала нам ее дадут, но тогдашний глава Нацсовета Юрий Артеменко сказал: "Если вы подадите нормальную концепцию, то почему бы и нет?".

После получения лицензии начался настоящий жесткий период, когда нужно было собрать необходимое количество идей, технических решений и команду. Практически весь 2019 мы готовились к запуску. По нашим планам, мы должны были начать построение студии на ул. Владимирской, 10 в феврале 2020-го и выйти в эфир в апреле. Это помещение "Укртелекома", здесь был центр правительственной связи, поэтому оно очень подходило для студии: 6-метровый потолок, закрытость от всего внешнего мира по периметру. Но как раз в феврале грянул коронавирус. Строить телестудию во время коронавируса, особого первого локдауну, было незабываемо. Фактически с середины марта мы здесь ночевали.

Нашей отправной точкой было 20 мая: мы имели обязательства к этой дате запустить хотя бы техническое вещание, иначе теряли лицензию. И несмотря на все смогли запуститься до 20 мая.

- Дорого вам обошелся запуск телеканала?

— Мы экономили на всем. Например, решили не покупать за 12 тыс. долларов станцию, которая синхронно показывала время на всех аппаратах. Казалось, зачем она нужна, если во всех время нормально показывает на компьютерах и телефонах? А потом вышли новости и мы увидели, что звук идет с задержкой от картинки на несколько секунд. Что делать? Мы два или три дня сидели с техниками и нашли решение за 700 долларов. И таких "инноваций" у нас было много.

picture

- А журналисты? Чем вы их интересовали, если с деньгами трудности?

— Если вы пообщаетесь с кем-либо из наших журналистов, они вам подтвердят, что в них полная, иногда даже слишком, свобода действий. Любой из того, что их интересует, они могут показывать. В самом начале, когда мы общались в ньюзруме с коллективом об информационной политике, со стороны менеджмента прозвучали вопросы, можно критиковать Виктора Медведчука: "У него уже три канала и мы переживаем, чтобы не явился четвертый". Я ответил, что буду даже очень благодарен за такую критику — чем жестче, тем лучше.

А еще спрашивали, можно критиковать Владимира Зеленского. Пожалуйста, говорю, критикуйте сколько хотите, но не забывайте, что есть определенный законом статус президента. Его нельзя оскорблять терминами, используют некоторые оппозиционные ультрарадикальные СМИ — потому что это уже оскорбление не человека, а государственного учреждения. Нельзя унижать достоинство, разжигать вражду, пропагандировать антисемитизм или ксенофобию.

Проговорили, журналистам это понравилось и с тех пор у нас нормальная атмосфера, люди с удовольствием работают. Хотя мы понимаем, что уступаем лидерам рынка. Сейчас мы способны выпускать только 12:00 речи: чтобы выпускать полный день, надо еще одну студию и вдвое увеличить коллектив.

- Сколько человек работают на телеканале?

— У нас смешанная система трудоустройства: часть в штате, часть, думаю самая, работающих по совместительству — неделю на одном канале, следующий — на другом. Всего привлечено более 200 человек, молодой, талантливый, энергичный коллектив. Если удастся получить лицензию Т2, то придется увеличивать коллектив примерно до 350-400 человек для производства 24/7.

picture

- Вы планируете подаваться на конкурс на получение лицензии Т2?

— Да, конечно. Сейчас наша главная проблема — это именно отсутствие доступа к цифровому вещанию в стандарте Т2. Мы зашли в спутник, IPTV. Практически все интернет-провайдеры нас показывают. Кабельщики тоже показывают нам довольно неплохо. Ни для кого не секрет, что кабельные сети требуют от таких вещателей, как мы, денег за присутствие у себя. У нас нет таких средств, поэтому, соответственно, и не хотим платить за это. Нам удалось зайти к более 100 кабельщикам из имеющихся на рынке более чем 850 в том числе и к большим, без особых финансовых вливаний. Но даже если бы мы смогли зайти в 300-400 кабельных операторов, это все равно не позволяет иметь покрытие, соизмеримо с "Интером", "1 + 1" или даже Прямым, потому что у них есть лицензии Т2.

Лицензию Т2 на сегодня получить физически невозможно. Мы долгое время просили Нацсовет, там говорят: "У" Зеонбуд "нет ни одного свободного места, ждите, когда кто-то получится". Однако никто не выходит. Когда даже телеканал попадает под санкции, например ZIK , нельзя получить его место, поскольку начинаются судебные дела с сомнительными в нашей судебной системе шансами на справедливость. Поэтому мы предложили взять на себя строительство нового мультиплекса — всем известного МХ-7 .

Это очень хороший бизнес-проект, я работал над ним полгода. Мы провели исследование, переговоры с производителями техники, посчитали — возврат инвестиций за три года. Все было рассчитано до копейки. Мы с каждым из производителей передатчиков ввели серьезные дискуссии. Сначала мы вообще получили цифру инвестиций в 160 млн гривен, после доработки максимальная сумма, в которую мог бы обойтись новый мультиплекс, увеличилось до 250 млн гривен, включая все расходы на технику, монтаж, транспорт и операционную деятельность. Предложили свои услуги государственном Концерна, который имеет лицензию оператора на МХ-7, подписали меморандум, согласно которому КРРТ остается "владельцем" лицензии и оператором, а мы — владельцем техники и провайдером, и подали документы в Нацсовет.

И только документы оказались в Нацсовете — началось что-то невероятное. Сначала в нарушение всех правил документы из Нацсовета "слили" и опубликовали. Затем начались атаки со стороны "Зеонбуда". Потом кто-то подключил государственные органы. Нацсовет нам сообщила, что конкурс на услуги провайдер не объявлялся, а вскоре СНБОУ объявила, что МХ-7 будет строить государство . Правда, не за 250 млн гривен, а за 490 млн гривен. Интересная разница, не так ли? И президент как глава СНБОУ знает о ней?

Мы планировали за четыре месяца сделать поставку и за шесть — завершить монтаж, до ноября должны уже закончить строительство — и я гарантирую, что в ноябре этого года тестовое вещание пошло бы. А так остается только надеяться, что государственные органы смогут построить МХ-7 — только неизвестно, когда (КРРТ обещает запустить МХ-7 до конца 2021 года. — Ред.).

По моему мнению, строить МХ-7 государственными структурами — ошибочное решение. Государство еще нигде себя не показала как эффективный менеджер. Всегда все слишком долго и дорого. Для чего государству строить объект, который и так будет под контролем и выполнять решения государственного органа — Нацсовета? Государственные каналы и так имеют место в "Зеонбуд" и спокойно могут его изменить на МХ-7 независимо от того, кто его будет строить. Ключевая проблема не в государственных, а в частных вещателей — то дайте им ее решить.

Для государства сейчас выбрасывать деньги наМХ-7 нет никакой необходимости. Лучше давайте купим больше вакцины для людей или построим школы, или решения, а не государственный мультиплекс, который без каких-либо проблем мог бы сделать частный заказчик в рамках государственно-частного партнерства. Но, как видим, партнерство у нас только на словах. Когда дело до денег, то лучше вместо вакцин или зарплат врачам построить еще один мультиплекс, прикрываясь заботой об информационной безопасности или борьбой с российской агрессией.

picture

- Вы рассказали очень убедительно, что мультиплекс — это бизнес-проект, который был вами хорошо просчитан. Понятно, что там есть клиенты, которые готовы платить за распространение сигнала. А на чем вы собирались зарабатывать, запустив телеканал? Ждали выборов?

— Телеканалы являются выгодным бизнесом. Если бы они не были выгодным бизнесом, они бы не создавались.

- Они же все убыточные, как нам говорят.

— Так говорят только люди, которые не имеют представления, о чем идет речь. Телевидение, условно говоря, находится на вершине медийной пирамиды. Есть несколько способов получения прибыли на телевизионном рынке страны — и это, наверное, предмет для отдельного разговора. Желательно не интервью, а полноценной дискуссии с участием различных участников рынка.

- В нескольких интервью, которые вы дали в прошлом году, вы рассказывали, где видите "Апостроф TV". Вы объясняли, что есть пул "партийных" каналов Порошенко — национально-патриотический. И пул "партийных" каналов Медведчука — с идеологическим уклоном в диаметрально противоположную сторону. И в центре есть ниша, куда и имеет целиться "Апостроф TV". Мне кажется, что с тех пор в эту центральную нишу семимильными шагами пошел "Украина 24" и успешно ее занял .

— Вы в определенной степени правы. На практике мы немножко сдвинутые вправо, не совсем нравится мне. Редакционная политика — это всегда баланс позиций менеджмента и коллектива. Мы работаем только на украиноязычную украинскую аудиторию и коллектив соблюдается не центристской, а скорее правоцентристской или правой, национал-демократической позиции. И несмотря на мои попытки быть ближе к центру, мы все-таки ближе к таким каналов, как "Эспрессо", чем "Украина 24".

Сайт "Апостроф" в свое время задумывался как инструмент контрпропаганды и поэтому его "идеологию" можно описать как русскоязычный украинский патриотизм. Хотя я лично сторонник либеральных левоцентристских идей, сайт вышел правоцентричний, даже больше с правым уклоном, чем центристский. Попытки корректировки его политического позиционирования всегда приводили к тому, что ядро сайта уменьшалось, поэтому мы такие попытки оставили: если сайт читают 300-400 тыс. Человек, то это достаточный аргумент, чтобы оставить его позиционирование таким, как есть.

Задача, которая была у сайта — работать с русскоязычной украиноцентричной аудиторией — перед телеканалом не ставилась и не могла ставиться, поскольку законодательство ограничивает возможности распространения русскоязычного контента. Хотя мне лично было бы очень интересно сделать русскоязычный канал, который бы сказал не только на русскоязычного зрителя нашей страны или оккупированных территорий, но и на страны бывшего СССР и русскоязычную аудиторию ЕС. Мы зря отказались от этого рынка, это неправильно ни политически, ни с бизнес логики. Канал "Дом", по моему мнению, будет таким же "успешным" проектом, как и "UA: Первый", способом освоения наших налогов. Этот ресурс неинтересен даже тем, кто его делает, не говоря о жителях Ялты, Донецка или тем более — Москвы или Баку. Государство должно было бы не создавать государственные каналы, а давать возможность частным вещателям осваивать эти интересные рыночные ниши.

Но кроме идеологического позиционирования, у нас есть еще и "олигархическое" позиционирование — и здесь мы точно центристы, не относимся ни к одной олигархической группировке. В этом и заключалась идея: быть площадкой, где олигархи не определять, кто и что может говорить. Вы можете увидеть, что в нашем эфире есть все, кроме апологетов Медведчука. В определенный период мы пробовали затягивать сюда спикеров с ОПЗЖ, но они почему-то к нам не идут. Так же, кстати, как и спикеры Порошенко. Все остальные ходят, кроме представителей этих двух радикально противоположных, но в чем-то очень похожих группировок.

- В ваших предыдущих интервью вы неоднократно повторяли, что "Апостроф TV" — не олигархический телеканал. Но я вижу по опросам граждан Украины, крайне малый их процент вообще интересуется, кто владеет медиа , и считает это важным фактором для выбора канала потребления информации. Поэтому, возможно, для вашего позиционирования в экспертной среде или среди политических штабов это важно. Но для зрителей, мне кажется, нет.

— Согласен. Это проблема украинского общества, что оно воспринимает политику и СМИ как еще одно телешоу, как "Танцы со звездами". Наши граждане скорее проголосуют за политика, который лучше танцует, поет или рассказывает анекдоты, а не за того, кто лучше управляет страной. Людей, которые мыслят категориями государства и могут оценивать политиков не по тому, что они обещают во время избирательной кампании, а что они действительно делают, очень мало. И поэтому у нас и политика такая популистская, безответственная. На самом деле, политика должна быть чем-то вроде службы в армии 3-4 года отдаешь государству. А у нас она воспринимается как тип бизнеса. Но в бизнесе нужно взять кредит, рискнуть и, не дай Бог, прогореть. И прибыльность бизнеса 30% — это очень много. А в политике можно получить по 300-400% по сравнению с вложенным капиталом.

Думаю, мы с вами здесь ничего не можем сделать. В течение определенного времени я пытался проталкивать концепцию, медиа должны воспитывать аудиторию, то объяснять ей, нести в общество большое и светлое. К сожалению, не работает: умные, спокойные, интеллектуальные дискуссии никто не смотрит. А если медиа никто не смотрит или не читает, то оно прогорает. Мы вынуждены руководствоваться теми принципами медиарынка, которые есть во всем мире: не воспитывать людей, а давать им то, чего они хотят. Воспитывать людей имеют церковь, политики, общественные организации, а не медиа. Медиа могут помогать, быть инструментом воспитания. Но если они берут функции воспитателя, то зрители автоматически переключаются на другие каналы.

picture

- Что еще я заметила, пересматривая ваш эфир: мне кажется, к вам не ходят топовые спикеры.

— Да, они ходят только на топовые каналы, только туда, где их смотрит 10% или 20% аудитории. Кроме того, есть нюанс. Как сказал мне один высокопоставленный: "К тебе страшно ходить: никогда не знаешь, чего ожидать". То есть когда они договариваются с условным Ринатом Ахметовым, то спокойно ходят в Савика Шустера и на все другие эфиры и знают, о чем их спрашивают и что ответить. А здесь они не чувствуют уверенности. У нас были случаи, когда приходили несколько политиков высокого уровня. Ведущие задавали им неприятные вопросы и после того ни разу они у нас не появлялись.

- Сколько проектов выходит сейчас на канале?

— В настоящее время у нас девять авторских программ. Из новых проектов особо следует отметить успешный запуск программы "Аномалия 50.44" с Валерием Сараулой, которая стала уникальным авторским форматом, разработанным на "Апостроф TV". Программа является примером реализации концепции инфотейнмента, который привлекает на канал и онлайн-платформы новую зрительскую аудиторию и расширяет линейку развлекательных проектов, ведь они обязательно должны присутствовать в эфире на удовлетворение требований лицензии. Проект сразу привлек к себе внимание и стал поводом для положительного пиара канала.

Мне очень нравятся авторские программы Юрия Кулинича, Роксаны Руно, Екатерины Козюбенко, Татьяны Иванского. Недавно запустили медицинский еженедельный проект "Апостроф health", работаем над запуском научной программы "Апостроф science", где планируем рассказывать о науке, исследования, открытия — это очень интересно. В сотрудничестве с "Гастрохабом" на Столичном рынке, который позиционирует себя как школа для мастер-шефов, хотим запустить кулинарное шоу.

Известный политолог Кость Матвиенко уже длительный период ведет у нас свои передачи, а сейчас общаемся с Игорем Луценко о запуске его авторского проекта под рабочим названием "Лоббисты". Сейчас идут тракты ведущего и отрабатывается концепция.

Главный вызов для нас сейчас — запуск трехчасового утреннего шоу. Сейчас определяемся с концепцией, форматом вещания, версткой. Будет сюрприз: к запуску хотим привлечь одну из известных киевских медиашкол.

В общем, планов у нас очень много. Некоторые из них станут неожиданностью на рынке. В частности, недавно вместе с известной социологической компанией "Рейтинг" мы провели исследование о состоянии дел на телевизионном рынке, ожиданий зрителей, соответствия их ожиданий телевизионном продукта нашего телеканала. Есть много интересного, в частности, прорабатываем вариант ребрендинга телеканала — но об этом, думаю, расскажу уже ближе к началу нового телевизионного сезона.


Читайте Комментарии в Google News

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы первыми узнать о самых важных событиях!


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
comments

Обусуждения

comments

Новости партнеров

Новости

Подписывайтесь на уведомления, чтобы быть в курсе последних новостей!