УКРАИНА

Интервью

Йонатан Маркович: Если человек говорит, что одна религия лучше другой, он или не понимает ничего в религиях, или пользуется религией для своих целей

раввин Киева Йонатан Маркович

Эксклюзивное интервью с главным раввином Киева Йонатаном Марковичем

 

Почему иудейские браки начинаются с анализа крови, чем занимается раввин и зачем к нему ходят даже католики, как основать лучший детский сад для аутистов в стране, где аутизм не признают болезнью, — об этом и многом другом читайте в эксклюзивном интервью с главным раввином Киева Йонатаном Марковичем.  

Иудаизм — очень древняя религия. В чем ее особенность? Чем она отличается от других религий?

Это действительно древняя религия, но каждому подходит свое. Все религии, которые верят в единого Бога — хорошие и правильные. Главное, чтобы человек вел себя правильно с другими: с друзьями, с семьей, со Всевышним, тогда все хорошо. Если кто-то придет и скажет, что одна религия лучше другой, он или не понимает ничего в религиях, или пользуется религией для своих целей.

Религия евреев очень открытая. На самом деле, это база всех монотеистических религий. Сначала был иудаизм, потом христианство, потом ислам. Они все на одной базе. Может быть, из-за этого люди чуть-чуть путаются. Кабала, Талмуд, Тора   — это та база, которую используют другие религии. И это нормально и хорошо.

Однажды мудреца спросили: зачем Всевышний создал столько религий в этом мире? Почему заставил людей так много думать об этом и сомневаться? Ведь одни люди не понимают вещей, которые делают другие. Мудрец ответил, что каждому нужен особый подход. И каким бы путем человек не пришел ко Всевышнему, это уже хорошо.

Насколько велика киевская община Киева?

Слава Богу, община большая. Это десятки тысяч людей только в Киеве. Это самая большая община в Украине.

Каковы обязанности раввина?

Задача раввина  — сказать, что можно, а что нельзя по иудейскому закону, и как нужно поступать. К раввину приходят с вопросами.

В Израиле это больше религиозные вопросы и религиозные ответы. В Киеве же меньше приходят с религиозными, а больше с бытовыми проблемами: семейными, психологическими, а также связанными с бизнесом и политикой.

Например, иногда бизнесмены имеют проблемы между собой, и тогда им нужен кто-то, кто поможет решить их. Когда они не так сильно поссорились, чтобы идти в суд, они идут к раввину: как раввин скажет, так и будет. А раввин всегда решает вопрос так, как написано в Талмуде.

Раввин должен быть священник, раввин должен быть психолог, раввин должен быть друг и все, что возможно. Есть один человек, не еврей, а католик, который работал в посольстве одного государства. Он приходил ко мне домой почти каждый день. Участвовал почти во всех праздниках. Приходил советоваться обо всем: даже когда были проблемы с женой или с детьми.

И потом я спросил: «Мне как простому человеку интересно, почему ты приходишь ко мне, а не к ксендзу? Ведь есть здесь католическая церковь, и больше чем одна!». Он сказал: «Смотри, ребе. Когда я впервые пришел сюда, я пришел по работе. Но мне все это понравилось. Я увидел, как вы живете, кто приходит за советом, и я тоже решил приходить за советом. Когда были проблемы на работе или дома, к кому бы я пошел? Ксендз никогда не работал, он не знает, как это. Он никогда не был женат — откуда ему знать, как правильно поступать?»

Млкович раввин Киева

Это правда, что к вам имеют право приходить за советом мужчины, а женщины - только к вашей жене?

Нет, все имеют право приходить ко всем. Но так это происходит в основном, потому что есть одни вопросы, по которым приходят ко мне, и есть другие вопросы, по которым приходят к ней.

А что значит «жить по кашруту”?

Кошер — это «правильно», это «духовная чистота». Кашрут — это просто жить по духовной чистоте. Талмуд состоит из законов. Все нормы, по которым нужно жить, прописаны в Талмуде. Даже правила бизнеса: что можно, что нельзя. Судебная система произошла именно от Талмуда. И почти все ситуации, которые бывают в жизни, там описаны.

Сложно было учиться на раввина?

Очень сложно. Кроме того, что я учился на раввина, я учился и на другие профессии. Первое образование — физика и компьютеры. Потом стал кандидатом педагогических наук. Но я никогда не преподавал в школе, только как раввин.

Сколько в Украине раввинов?

В каждом большом городе. По одному или чуть больше.

В Украине сейчас непростая ситуация: война, аннексия Крыма, экономический кризис. Почему многие иудеи остаются жить в нашей стране, несмотря на то, что могут выехать в Израиль и жить там в лучших условиях?

Потому что это наша с вами общая страна. Это моя родина. Я родился в Украине, в Ужгороде. Вся моя семья из Украины, она живет здесь как минимум 500 лет, а что было перед этим, я не знаю. Мы живем здесь намного дольше, чем люди, которые называют себя «настоящие украинцы».

Из Ужгорода мы уехали, когда мне было три года, но 17 лет спустя я решил вернуться с женой и 5 детьми.  Я вернулся, понимая, что в Украине должна проходить моя жизнь. Сейчас у меня и моей жены есть 7 детей, внук и внучка.

Еврейские семьи считаются самыми крепкими в мире. В чем их секрет?

В иудаизме одна из самых важных вещей — это семья. База почти всех законов — это семейные отношения. У мужчины одни обязанности, у женщины — другие. Они не могут заниматься одним и тем же, потому что когда «плюс» и «плюс» — ничего не выходит. Батарейка должна иметь «плюс» и «минус», тогда она работает.

Бытует мнение, что иудейская женщина должна во всем слушаться своего мужа. Так ли это на самом деле?

Жена должна слушаться своего мужа так же, как и муж должен слушаться своей жены. Мы почти все делаем вместе. Есть вещи, которые я делаю, есть вещи, которые она делает. В том, что она делает, она решает. В том, что я беру на себя, я решаю.

Малкович раввин Киева

Существуют ли особые традиции выбора жениха и невесты?

Да. Одна из моих дочерей и один сын состоят в браке. Идея такая: когда дети решают, что они хотят жениться или выйти замуж, они приходят к нам, рассказывают о своих предпочтениях, и мы дискутируем на этот счет. Например, когда сын хотел жениться, он сказал: «Мне важно, чтобы девушка была очень умная, очень простая и беспафосная». Плюс еще несколько критериев. Мы начали искать такую (не мы, больше моя жена).

А невеста обязательно должна быть вашей веры?

Обязательно. Вместе с тем мы искали, чтобы она была близка к нам. К нашей культуре, к нашему взгляду на мир. Искали такую семью. Нашли несколько...

В Киеве?

Нет, не в Киеве. Это может быть в любой точке мира. Все дети сдают анализ крови (есть базы в США и в Израиле), и когда находится подходящая девушка, с которой, по идее, брак может сложиться, мы узнаем, заинтересована ли ее семья в нашем вопросе. И начинаем смотреть. Если семьи подходят друг другу, тогда уже молодежь начинает встречаться. Но сначала, как я уже сказал, проверяется кровь - чтобы не было потом проблем с совместимостью. Если все хорошо, молодым людям дают данные друг друга. Если их все устраивает, они встречаются.

Встречи должны всегда проходить в открытом общественном месте. Дома нельзя - только на нейтральной территории: в ресторане, в гостинице, но не в закрытом темном помещении. Встречаться можно сколько хочется. Когда они принимают решение — мы делаем свадьбу.

Так было и с дочкой, и с сыном. И скоро у нас будет еще одна свадьба, в Нью-Йорке, у еще одной дочки. Ее муж очень талантлив. Получил стипендию от американского государства и учится на юриста в Нью-Йорке.

А свою жену Инну вы тоже долго искали?

С ней было чуть-чуть попроще. Она замечательная женщина, я обожаю ее по-настоящему. Она очень умная, очень хорошая, очень красивая, но мы знакомы с детства: мне было 7, ей было 5. Мы были соседями в Израиле, играли вместе в лужах, катались на велосипеде.

А за кем последнее слово?

За раввином (улыбается.- прим. ред.).

Малкович раввин Киева

А как Инна восприняла идею приезда из Израиля в Украину?

Она вообще из Ленинграда. У нее ситуация похожая: когда ей было 3 года, они с семьей приехали в Израиль. Потом, когда я хотел вернуться в Украину, она была против, не хотела. У нас было уже 5 детей. С ними было очень сложно решиться на переезд, в Украине были большие проблемы. Когда мы приехали сюда, в Киеве ничего не было, даже торговых центров.

Чем вы занялись в Украине?

Поскольку главное в иудаизме — это семья, первое, что нужно сделать, это не синагога, не молитвенные залы, а  открыть школу. Самое важное — это образование детей. И это то, что мы сделали, — открыли детский сад. Мы взяли помещение детского садика и стали развиваться. И этим в основном занималась моя жена.

Мы с женой оба кандидаты педагогических наук. Одна из причин, по которой она согласилась приехать сюда, было условие, что она откроет учебные заведения по своему вкусу. Такие, какими она их видит, понимает, так везде в мире что-то не устраивает, даже в Гарварде. Она хотела открыть учреждение как в США, но с некими дополнениями. И когда она приехала сюда, она сделала именно то, что хотела. Уровень очень высокий, знания очень высокие, образование и воспитание очень хорошее.

Сегодня большинство учреждений — не только в Украине — забыли про воспитание. Может быть, есть знания, но воспитание оставляют родителям. А родители думают, что не они должны воспитывать, а школа, и в итоге воспитания не хватает. Некому воспитывать — все друг на друга перекладывают эту обязанность. Хорошее воспитание – начало хорошого образования.

В наших учреждениях очень тесно связаны воспитание и знания.

При иудейской общине Киева создан также детский сад «Ребенок с будущим» для детей с особенностями развития (аутизмом). Как зародилась идея?

Однажды к нам пришли люди, которые имели эти проблемы. Они очень просили помочь с детьми, которые болеют аутизмом. Я сначала не хотел заниматься этим. Боялся. Это тяжело, когда дети болеют, это всегда неприятно. Но нас очень сильно просили,  — и, я считаю, правильно.

В итоге мы поехали в отдаленное детское учреждение в Израиле. Там нас встретил доктор, бывший воспитанник этого сада, который в детстве был аутистом, а сейчас помогает другим. Он показал нам учреждение, рассказал, что аутизм — это болезнь, которую нельзя вылечить, зато к больным можно найти подход. По сути, у каждого из нас есть проблемы в общении, но у таких людей это намного заметнее. На самом деле, в мире очень много известных и успешных людей, которые были в детстве аутистами.

По приезду мы решили открыть свой садик. Было очень сложно. Персонал найти было большой проблемой. В Украине не было специалистов совсем. Долгие годы все, что касается аутистов, здесь было out of system. Люди не признавали аутистов и эту болезнь. Даже очень известные психологи говорили «да, она есть, но мы не занимаемся этим».

Мы пригласили профессора из США. Специалисты приехали к нам и помогли создать эту систему. И сегодня, слава Богу, это успешный детский сад, единственный в Украине, работающий с утра до вечера.

Многие хотят попасть в ваш садик?

К нам очень много обращаются. Важно успеть до возраста 5 лет, после этого намного сложнее помочь детям. Чем младше, тем лучше. В Израиле с такими детьми занимаются с 3 месяцев. Врачи там умеют рано диагностировать аутизм. Сейчас в Украине врачи тоже понемногу начинают.

Например, у нас есть хорошая подруга и партнер Инна Сергиенко. Она вместе с нами и в садике, и в фонде, она очень сильный специалист по аутизму. Сын Инны также болеет, она поняла это вовремя и начала и с ним заниматься, а заодно изучать тему и спасать много других детей. Она приходит к родителям и объясняет им, что это болезнь, что нужно поменять свое отношение и поведение, нужно заниматься с ребенком, потому что до сих пор здесь думали, что аутизм пройдет сам по себе.

Малкович раввин Киева

Вы учите детей в садиках основам иудаизма?

Да, потому что иудаизм — это основа всех религий. Они не мешают друг другу, а только дополняют.

За счет чего содержится синагога?

Только за счет пожертвований. И учебные учреждения наши тоже

Евреи — очень дружный народ, они всегда поддерживают друг друга, помогают во всем. Это благодаря законам, которые им были даны Господом, или просто такой менталитет?

Так написано, мы так должны, но настолько привыкли, что начали любить друг друга по-настоящему. Могу сказать за себя — я очень люблю людей.

Если человек решил принять иудаизм, что он должен сделать?

Это можно, но не нужно, потому что все религии хороши, которые верят в единого Бога. Он не понимает, куда он заходит. Есть очень много законов, запретов: что можно, что нельзя... Ты же свободный человек, зачем тебе ограничения? Законы надо не только знать, но и жить по ним.

А вы общественной деятельностью занимаетесь?

Мы все пытаемся помогать: это образование, помощь старикам и другим людям. Мы раздаем сотни пайков в месяц, а если бы могли, раздавали бы тысячи. Люди приходят ко мне и говорят: «ребе, возьми, я хочу, чтобы старики имели возможности», и я раздаю.

У нас есть списки. Например, мы раздаем горячие обеды каждый день, несколько раз в месяц — пайки. Нуждающихся переселенцев в Киеве осталось немного, большинство из них могут себе позволить жить хорошо. Вначале им помогали, но сегодня эти люди уже стали на ноги, они уже могут себя обеспечить сами. Но это информация по людям, которые обращались за помощью к нам.

Теги:иудаизм, Йонатан Маркович, Киев, интервью, раввин, религия

Версия для печати
Загрузка...
Loading...
..
властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «КомментарииУА:», 2016

Система Orphus