УКРАИНА

О специфике медийной аудитории

0

Матвей Ганапольский: украинский радиослушатель через радио участвует в строительстве государства

На вопросы «Комментариев» ответил известный журналист, ведущий ряда программ на «Радио Вести» Матвей Ганапольский

«Радио Вести» за короткий срок удалось занять лидирующие позиции на рынке. Благодаря чему это произошло?

 Благодаря комплексу обстоятельств. Первое из них то, что в Украине не было разговорной радиостанции. Станции, на которых ведущие и гости о чем­нибудь беседуют, были и есть. Но станций, где постоянно ведется серьезный разговор именно с радиослушателями, — не было. И потому так важно, что учредители «Радио Вести» почувствовали — обществу необходимо проговаривать его проблемы.

Ну а второе обстоятельство — был собран замечательный коллектив. В результате произошла праздничная свадьба с украинским слушателем. Но не только с ним. 30% нашей аудитории — это слушатели из Российской Федерации и дальнего зарубежья. Почему? Потому что ничего подобного на российском рынке нет. Есть только одна станция «Эхо Москвы», которая может вести серьезный дискурс. Нужна была альтернатива, и вот «Радио Вести» в этом отношении хорошо пригодилось.

Мы знаем, что власть слушает нашу радиостанцию и осторожно относится к ней, потому что мы ее не хвалим. Власти это не очень нравится, поэтому нам пока не дают вещать на 27 городов, хотя мы купили на них лицензии. Вопрос, станем ли мы общенациональной сетью, сейчас решается в суде. Во всяком случае, наша роль — не учить правительство, а, рассказав о решениях правительства или власти, дать возможность высказаться радиослушателям, что они по этому поводу думают.

Существует ли разница между украинскими и российскими радиослушателями?

Да, безусловно. Украинский радиослушатель не циничный. Через радио он как бы участвует в строительстве государства. Да, жизнь бедная, много проблем, но — существует сверхзадача, долгоиграющая цель — мы идем в Европу. Пусть эта цель сказочная, но она рождает у граждан важное качество, о котором любая власть должна заботиться, — социальный оптимизм. Есть такое политологическое понятие: общественная депрессия. Вот это происходит в России. Россияне не понимают, что они строят. Я, как гражданин России, тоже этого не понимаю. Не может быть деструктивной повестки дня! Вот почему радиослушатель в России другой. А украинцы при всем их скептицизме понимают, куда идет страна. Кроме того,поражает общая высокая культура и большое количество людей с высшим образованием. Но главное отличие — люди очень серьезно относятся к поставленным вопросам.

При тех качествах украинской аудитории, которые вы отметили, верите ли вы в успех общественного телевидения в Украине?

Нет. Пока что я скептик, и вот почему. По последним сведениям, из­за отсутствия денег из других источников общественное ТВ на первых порах будет финансировать правительство. Но я ведь из России, где была та же ситуация. Дмитрий Медведев придумал, что должно быть телевидение, которое говорит правду, стоит над схваткой и т.д. Потом возник вопрос финансирования, и вдруг выяснилось, что его никто, кроме государства, не может решить. Олигархи сказали: нам этого не надо. Если узнают, что мы финансируем телевидение, которое выражает сомнение относительно «решений партии и правительства», у нас могут отобрать бизнес. Так вот, я с печалью и с горестью пока что вижу, что украинское общественное ТВ идет по тому же пути. Знаменитую поговорку «Кто музыку заказывает, тот и девушку танцует» никто не отменял. Но этой модели — подчеркиваю, финансовой, а не творческой — общественное ТВ не выживет. Да, может быть, полгода или год оно будет говорить правду, вскрывать недостатки, высказывать все точки зрения. Но это продлится до момента, когда придется критиковать собственное правительство.

Любой власти кажется, что строить вместе страну — это поддакивать власти. А на самом деле строить страну — это критиковать власть.

Стоит ли Украине направлять столько усилий на создание пропагандистской машины, как это делается сейчас? Или же информационная война априори проиграна?

 Нет, это не проигранная война. Я не ознакомлен специально, какие финансовые, творческие, организационные средства выделяются на это дело, но считаю, что пропаганда, разъясняющая действия властей (она же в виде контрпропаганды), необходима любому государству. Конечно, лучшей пропагандой страны является ее успешная жизнь — богатая, с биометрическими паспортами, с открытыми границами и т.д. Помните, в советские времена выпускался журнал «Америка»? В нем не было ни слова об американской власти. Они просто показывали холодильники, стиральные машины, дома — и советские читатели понимали, что это привет с Марса.

Заметная часть политической жизни в Украине проходит в Интернете — в частности, в социальных сетях. Как это, на ваш взгляд, отражается на модели взаимоотношений между обществом и властью?

Думаю, что сейчас именно через Интернет, через социальные сети реализуется украинский патриотизм и идея подотчетности власти. Люди пишут тому или иному политическому деятелю: «Чего ты врешь?». Это удивительный феномен. Конечно же, политики сегодня стали более внимательными. Они понимают, что каждое их движение обсуждается в социальных сетях, причем на разных экспертных уровнях. Вот сейчас у нас в эфире был народный депутат, советник министра внутренних дел Антон Геращенко. У него два телефона в одной руке и iPad в другой. Он все время в соцсетях, он контролирует, что там пишут.

Еще один уровень — когда в социальные сети выходят чиновники. Помните фотожабы на Зоряна Шкиряка, апофеозом которых была та, где идет заседание правительства, а на столе рядом с Арсением Яценюком стоит «статуэтка» Шкиряка в позе жабки? Ему бы обидеться — но ничего подобного. Геращенко пишет пост: мол, сидели со Шкиряком, смотрели фотожабы, очень смеялись. И все — недруги новоназначенного министра обезоружены. А ведь на кону стоял авторитет министра! Но все злословие по этому поводу ушло в свисток. И это очень важно. Потому что власть умеет (правда, пока на уровне конкретных личностей) работать с Интернетом. Высмей проблему — и она перестанет быть актуальной.

Кроме того, с этим приходит мода не бояться показать себя в неудачных ракурсах и комичных ситуациях. Корона с головы не упадет, да ты и не царь — здесь царей нет. Благодаря Майдану, частым сменам правительств и т.д. у украинцев постепенно формируется вполне европейское понимание власти. Власть — это нанятые менеджеры. Плохо работаете — пошли вон. Не идете вон — уйдете с помощью Майдана. Вот почему каждое новое правительство, новый министр будут уметь работать с Интернетом. Более того, думаю, что будущие выборы в Украине станут выборами не только профессионалов, но и людей открытых, тренированных в деле разъяснения своей политики. Потому что самое важное в быстро меняющемся мире — это открытость. К тому же она не стоит никаких денег.

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Теги: медиа, Зорян Шкиряк, Арсений Яценюк, СМИ, радио

Версия для печати
Загрузка...
Loading...

Новости mama.land

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «КомментарииУА:», 2016

Система Orphus