УКРАИНА

The Economist о газовой дубинке Путина: оружие направлено против него самого

0

Европейские политики теперь знают, что делать

Уменьшение зависимости Европы от российского газа возможно, но потребует времени, денег и настойчивой политической воли

Когда Владимир Путин пытался подкупить бывшего президента Украины Виктора Януковича, чтобы тот отказался от соглашения об ассоциации с ЕС в прошлом году, одной из приманок был дешевый газ.

Каждый год Украина сжигает большие объемы российского газа - она расточительный пользователь энергии - цена $268,5 за тысячу кубометров при объеме импорта газа в 28 млрд. кубометров (в 2013) позволяла сэкономить около $7,5 млрд. в год.

После февральской революции, которая свергла Януковича, газ стал палкой, а не морковью. 1 апреля директор «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что цена на газ для Украины повышается на 44% до $385,5 за тысячу кубометров.

Это зловещая новость для Европы, поскольку Украина уже задолжала «Газпрому», по словам Миллера, $1,7 млрд. (по последним данным, Россия намерена повысить цену на газ до $485,5, а Украина задолжала $2,2 млрд. - «Комментарии"). Если же Украина продолжит не платить по счетам - а без посторонней помощи она не сможет - «Газпром» может перестать снабжать Украину газом.

Такой спор, в принципе, не должен иметь никакого влияния на газ, который идет через Украину в западные страны. Но если «Газпром» уменьшит подачу газа, показывая таким образом, что Украина не имеет права на свои 28 млрд. кубометров газа в год, а Украина все равно будет отбирать часть газа, или если «Газпром» полностью перекроет подачу газа в Украину, то европейские потребители понесут урон. Европа получает 24% своего газа из России, половина от которого - 80 млрд. кубометров - проходит через Украину. Напомним, что газовая война 2009 года, в результате которой газопровод был закрыт в течение 2 недель, привел к серьезной обеспокоенности в западных странах.

 В краткосрочной перспективе (недели или несколько месяцев) прекращение поставок нанесет меньший ущерб, чем в 2009 году. Однако в среднесрочной перспективе (многие месяцы или несколько лет) Европа остается очень уязвимой в вопросах газовых поставок. Эта уязвимость является одной их причин, почему Путин думает, что Европа не будет решительно бороться с Россией из-за Крыма или других региональных конфликтов. Однако эта уязвимость со временем может уменьшиться, а Россия потеряет свое влияние, если будет постоянно использовать эту уязвимость.

 Спасибо за то, что делитесь

В данный момент провал в поставках не так опасен из-за благоприятных погодных условий. Так, европейские страны не зависят от российского газа в летние месяцы (хотя они пополняют свои запасы в это время). И теплая зима, которая закончилась, означает, что эти хранилища газа остались наполненными. Ричард Маллисон, эксперт в энергетических вопросах, говоритс, что страны ЕС имеют запасы в 36 млрд. кубометров газа, что на 15 млрд. больше, чем в прошлом году в это же время. При этом они могут хранить до 75 млрд. кубометров.

Это полезная «подушка», но есть некоторые нюансы. Да, некоторые страны Европы имеют большие мощности для хранения газа: Латвия может прожить год на своих запасах. В то же время другие, например Молдова или Македония, вообще не имеют своих хранилищ. Такми образом, загвоздка состоит в том, чтобы газ из хранилищ мог попасть туда, где есть потребители. И на сегодняшний день сеть трубопроводов в Европе недостаточно развита для этого. Национальные газовые компании обычно с неохотой строят трансграничные газопроводы, поскольку это подрывает их монополию на поставки газа потребителям. Однако давление со стороны ЕС, в частности, с помощью «третьего энергопакета», который либерализует рынок газа, а также растущая с 2009 года озабоченность вопросами энергобезопасности, привела к тому, что было построено большее количество соединительных газопроводов, готовых к работе в реверсном режиме.

В 2011 году газораспределительная система Польши соединилась с системой Чехии с помощью небольшого трубопровода. В данный момент идет работа над другим трубопроводом с мощностью до 10 млрд. кубометров в год (запуск запланирован в 2016). Словакия недавно закончила строительство трубопровода в Венгрию. Германия строит трубопроводы в Италию, а также в Польшу и Чехию. При наличии политической воли обезпечить взаимную поддержку - а в этом еще есть сомнения - сегодняшние возможности для этого лучше, чем были в 2009 году.

В то же время Эстония, Латвия и Литва не присоединены к иному источнику газа кроме российской трубы. Работы по прокладке трубопровода из Польши в Литву могут начаться в 2018 году, до этого момента лишь большие объемы хранилищ дают некоторую защиту этой стране перед газовым шантажом. Болгария также имеет подобную проблему. Она получает весь свой газ из трубопровода, проходящего через Украину. При этом объема хранилищ газа ей хватит только на 2 месяца потребления. Именно поэтому Болгария сейчас спешно строит газопровод  в Сербию и к запланированному LNG-терминалу в Греции.

Впрочем, даже постройка соединительных газопроводов - интерконнекторов - может быть решением только в том случае, если есть газ, который может пойти по этим газопроводам.  И если транзит газа через Украину остановится, то где найти топливо после истощения запасов?

Один из источников газа в этом случае, как ни странно, является Россия. Если Россия перекроет газ Украине с целью навредить этой стране, то, скорее всего, она продолжит экспортировать газ по другим каналам. Один из них - новый газопровод «Северный поток», проходящий по дну Балтики - был разработан именно с этой целью: поставка газа прямо из России в Германию дает возможность России прекращать поставки своим ближайшим соседям, продолжая экспорт на наиболее важный рынок.

Теперь интерконнекторы позволяют перенаправлять газ из Германии на юг и на восток. Таким образом, «Северный поток» может быть и благом. Тем более, что на данный момент его загруженностть составляет около 30 млрд. кубометров в год при мощности 55 млрд. кубометров. Если предположить, что административные, коммерческие вопросы решены, а Россия не стремится ухудшить положение дел, еще 25 млрд. кубометров могут заменить поставки через Украину.

Помощь за углом

Впрочем, найти что-то другое для сокращения дефицита будет трудным занятием. Возможно, около 10 млрд. кубометров газа может прийти из Норвегии. Акции Statoil, государственной энергетической компании этой страны, после революции в Украине подскочили на 7%. Однако возможности для дальнейшего производства внутри ЕС ограничены. В Нидерландах общественность выступает за сокращение добычи газа из-за опасений перед глобальным потеплением и небольшими землетрясениями, связанными с опустошением крупного газового месторождения. Газовые скважины Великобритании также истощаются. А Северная Африка показала себя ненадежным поставщиком из-за террористических угроз и гражданских волнений. Импорт газа из Ливии в Италию в 2013 году сократился на 12%, а из Алжира, где выросло местное потребление, поставки упали на 40%.

А как насчет газа из более отдаленных источников? Европа имеет возможность импортировать намного больше сжижженного газа. Так, его импорт в 2013 году составил 45,7 млрд. кубометров, что намного ниже, чем пиковые поставки в 2011 году - 86,5 млрд. кубометров. Однако есть проблема в неэластичности предложения. Страны, которые экспортируют сжижженный газ, просто не могут производить еше больше продукции. Заводы, которые сжижают газ, стоят миллиарды долларов и их используют на полную мощность. И большинство их продукции уже продается по высоким ценам на азиатском рынке. Япония нуждается в газе, чтобы вырабатывать электричество после закрытия своих АЭС из-за аварии на Фукусиме. Китай пытается сжигать меньше угля из-за сильнейшего загрязнения воздуха. Так что хотя Европа и может получить еще около 10 млрд. кубометров этим путем, это ей обойдется в два раза дороже, чем российский газ (старая власть Украины обещала, что через LNG-терминал Украина сможет получать около 5 млрд. кубометров газа в год, новая власть вернулась к этой идее, несмотря на стоимость, а также на возможные трудности с проходом газовозов через проливы - «Комментарии").

Существует также возможность производства электроэнергии из угля вместо газа. Однако одним из эффектов от сланцевой революции в Америке стало то, что Европу начали оттуда поставлять подешевевший уголь (это одна из причин сокращения поставок сжижженого газа). И в Европе уже работают практически все угольные электростанции. Да, мощность можно несколько увеличить, также есть закончервированные электростанции, которые работают на мазуте, однако в целом мощность неиспользуемых электростанций невелика.

Если все это сложить, то получается около 50 млрд. кубометров газа, которые можно не получать из России. Это означает, что при остановке транзита через Украину Европе все равно не будет хватать около 30 млрд. кубометров газа, что равно половине годового потребления газа Германией (кстати, в то время как Германия потребляет 60 млрд. кубометров газа, Украина потребляет 50 млрд. кубометров - «Комментарии"). И даже этот гипотетический объем, который можно получить, увеличит расходы европейских стран на $50 млрд. в год, поскольку покупка сжижженного газа Европой повысит и так высокие цены на этот вид топлива. А холодная зима может намного ухудшить ситуацию. Правда, ветренная погода, с учетом того, что в Европе есть мощности ВЭС на 117 ГВт, которые растут, в среднем, на 10% в год, может улучшить ситуацию.

Вместо того, чтобы столкнуться с серьезными экономическими трудностями из-за нехватки 30 млрд. кубометров газа в год, Европа скорее сфокусируется на помощи Украине, чтобы она смогла заплатить по долгам. И это одна из причин, почему цены на рынках газа практически не изменились с начала кризиса. И внимательное изучение «теневой» энергетики Украины будет на повестке дня реформ (Украина до сих пор не имеет счетчики газа в точках, где входит трубопровод из России, что делает все разговоры о количестве и качестве газа сомнительными). Сокращение энергетических субсидий, которые дают возможность украинцам так расточительно тратить энергоресурсы, - необходимое условие для получения денег МВФ. Украина в настоящее время производит около 20 млрд. кубометров газа и если бы эффективность его использования была бы такая же, как в странах Европы, то этого объема хватало на собственные нужды.

Европа будет стремиться уменьшить свою зависимость от России в долгосрочной перспективе. Однако этот вызов затруднен тем, что в ближайшие годы спрос на газ лишь увеличится с 327 млрд. кубометров до 413 млрд. кубометров в 2020 году (по данным консалтинговой компании AT Kearney).

Больше, сильнее

В марте руководители правительств стран ЕС поручили ЕК к июню подготовить план для снижения энергетической зависимости. Вероятно, это даст толчок для строительства новых интерконнекторов и увеличения объема хранилищ газа. Кроме того, план может повысить требования к странам относительно объемов стратегических запасов газа, а также важность энергоэффективности.

Кроме того, план будет пересматривать целесообразность строительства новых магистральныъ газопроводов. И первой жертвой этого пересмотра станет «Южный поток», который также планировался для уменьшения зависимости России от транзита через Украину. Объект планировалось завершить к 2018 году, его мощность - 63 млрд. кубометров газа в год. Однако он уже нарушает правила конкуренции ЕС и неободрение европейских чиновников уже может сорвать его постройку. Вследствие чего схема может быть отвергнута в пользу Транс-Адриатического трубопровода, который также может быть завершен в 2018 году, и который даст Европе около 10-20 млрд. кубометров кавказского газа в год. Ослабление санкций против Ирана может увеличить поступление газа по тому же маршруту.

Европа может развивать добычу сланцевого газа, однако и это не является панацеей, как считают некоторые энтузиасты. Объединенный исследовательский центр ЕС полагает, что технически извлекаемые запасы нетрадиционного газа составляют 11 700 млрд. кубометров, что в четыре раза меньше, чем в Америке. Однако закон, общественное мнение и нехватка обородования затрудняет добычу в настоящее время. По данным консалтинговой компании IHS, к 2020 году ожидается, что в Европе будут добывать около 4 млрд. кубометров в год (на сегодняшний день в Америке добывают 70 млрд. кубометров в год). И за это же время может значительно сократиться добыча обычного газа - в 10 раз.

Радость политикой относительно поставок сланцевого газа из Америки в Европу может столкнуться с практическими трудностями. Например, с нехваткой экспортных мощностей. Sabine Pass на границе Техаса и Луизианы с мощностью 2 млрд. кубометров в год, начнет работать только в 2015 году. Две дюжины заявок на экспорт находятся на рассмотрении, и предполагается, что в следующем десятилетии экспортная мощность США достигнет 66 млрд. кубометров в год. Это достаточно много, однако вряд ли поменяет ситуацию на рынке сжижженого газа, общий объем которого к тому времени составит около 540 млрд. кубометров. И значительная его часть будет уходить в Азию, где цены выше. И не только с заводов на Тихоокеанском побережье США, но и из Мексиканского залива, так как модернизация Панамского канала даст возможность проходить газовозам.

 Все это зависит от частных инвесторов, однако они могут не захотеть вкладывать в деньги в LNG- терминалы, которые могут простаивать, если Европа опять предпочтет более дешевый российский газ. И хотя кризис в Украине усилил желание США помочь союзникам, в США все еще есть сильное лобби, которое полагает, что разрешение экспортировать повысит внутренние цены на энергоносители.

Впрочем, помочь делу может технологический прорыв. Так, стоимость импортных терминалов в последнее время упала, а также появилась возможность арендовать плавающие терминалы тогда, когда в них есть нужда, а не строить дорогостоящие терминалы на земле. Новый литовский плавучий терминал стоимостью $325 млн. многозначительно названный «Независимость», начнет работу к концу этого года. В более долгосрочной перспективе заводы, которые сжижают газ, также могут подешеветь. А новые технологии позволят получать сжиженый газ и в отдаленных местах добычи.

Стоит отметить, что Европа использует 31% потребляемого газа для производства электроэнергии и одним из способов снизить зависимость от России является применение новых технологий энергогенерации. В какой-то мере развитие элетрогенерации из возобновляемых источников уже делает эту работу. Однако на данный момент эта система стабилизируется именно с помощью электростанций, работающих на газу. Впрочем, постройка более продуманной системы электропередачи в Европе поможет уменьшить эту потребность в газе. Однако как и в случае газовых интерконнекторов, для этого требуется общеевропейское усилие. Еще одной трудностью станет вопрос возмещения владельцам электростанций, работающих на ископаемом топливе, дней простоя, когда в сети будут работать исключительно электростанции на возобновляемых источниках.

Соединение ЛЭП может помочь заменять один возобновляемый источник другим. И в настоящее время планируется постройка ЛЭП из Норвегии, где есть большое количество ГЭС, в континентальную Европу. Мощность этой линии составит около 5 ГВт (это позволяет сэкономить около 10 млрд. кубометров газа). При этом Норвегия способна давать и больше электроэнергии. А ЛЭП из Северной Африки могли бы дать Европе электроэнергию СЭС.

И хотя для того, чтобы внести серьезную брешь в зависимость Европы от российского, потребуется политическая воля, деньги и около десятка лет, даже простое движение в этом направлении сместит баланс силы, поскольку будет сигнализировать простую истину: в конце концов, Кремль нуждается в европейский потребителях не меньше, чем они нуждаются в российских энергоносителях.

Мстители

Экспорт нефти и газа составляет 70% от всего $515 млрд. экспорта России и приносит 52% доходов госбюджета России. И роль Европы в качестве крупнейшего рынка уже дает ей определенной могущество, благодаря чему уже сейчас можно заметить, как европейские чиновники более решительно выступают против некоторых методов работы «Газпрома».

Нефть (в отличие от газа) легко хранить и перевозить. Однако для того, чтобы продавать свою нефть легко Россия нуждается в доступе к мировой финансовой системе. Российские компании хотят, чтобы их акции свободно обращались на фондовых рынках. Кроме того, они нуждаются в проведении платежей в долларах (именно в долларах заключается почти все международные сделки покупки-продажи энергоносителей).

Это дает Европе и США серьезные рычаги влияния, если они захотят их использовать. Финансовые санкции могут затруднить продажу нефти, а также нанести ущерб российским компаниям, если их акции удалят с международных бирж. К примеру, Ирану нанесли ущерб не благодаря тому, что нефть перестала попадать покупателям, а потому, что стало проблематично получать оплату (хотя Россию и труднее изолировать).

В теории экспорт российского газа в Европу является оружием, которое направлено в сторону самой России. Если бы Россия продолжила агрессию против Украины, напала на Молдову или Прибалтику, а Европа приняла решительные меры против этой агрессии, то Россия могла бы нанести серьезный ущерб Европе, прекратив поставки газа. Однако подобная «победа» похоронит Россию как экспортера. Китай уже озабочен надежностью России как поставщика. И даже с международными резервами в $475 млрд. Кремль не сможет справиться со своей ветхой и неконкурентоспособной экономикой без важнейших экспортных доходов.

«Шоковая терапия», которую получили европейцы от аннексии Крыма, должна ускорить европейскую вялую систему принятия решений. И в какой-то мере европейские чиновники должны благодарить Путина, поскольку они теперь знают, что делать.

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Теги: диверсификация энергоносителей, диверсификация, цена на газ, газ, ЕС, Россия, санкции

Версия для печати
Загрузка...
Loading...
..

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «КомментарииУА:», 2016

Система Orphus