«Клеветой» займутся кризисные менеджеры

С «законом о клевете» вышло как с забором возле Рады и как с законом о языках

 

 

После того, как в СМИ появилась информация о том, что в одном из документов, связанных с законопроектом Виталия Журавского, в свойствах файла отобразилось STPU – адрес президентской Администрации, автор "закона о клевете" Виталий Журавский решил взять все на себя. Мол, писал сам. При этом 244 депутата-большевика, приученные голосовать по мановению руки Михаила Чечетова, законопроект поддержали, хотя главное экспертное управление ВР рекомендовало отправить "клевету", мягко говоря, в топку. Последующие события – оправдания Администрации Президента, круглый стол, срочно собранный пресс-секретарем Президента Дариной Чепак, заявления самих нардепов, сводящиеся к "я – не я и хата не моя" - очень напоминают по стилю несколько других историй из жизни нынешнего парламента. Этот стиль можно назвать "Кругом все дураки, только мы все из себя такие умные".

В сентябре прошлого года после акции протеста льготников, сломавших небольшой забор возле Рады, законодательный орган страны обнесли высоким забором. Как потом оказалось, поиски собственника этого заборного зодчества, а также источников его финансирования, стали настоящим детективом. Спикер Владимир Литвин сразу от оградки открестился, его примеру последовали и "регионалы". К середине октября от руководителя аппарата ВР Валентина Зайчука стало известно, что забор принадлежит Центру культуры и отдыха столицы. В Центре культуры же объяснили, что это даже не их территория, а "Киевзеленстроя". Но в этом коммунальном предприятии перевели стрелки на коммунальное предприятие по содержанию зеленых насаждений Печерского района. Здесь тоже на собственность забора не претендовали, а объяснили: территория, где установлено ограждение,  находится на балансе КП "Дорожно-эксплуатационное управление по ремонту и содержанию автомобильных дорог и сооружений на них Печерского района. В итоге, когда в ноябре в Раде "бютовец" Юрий Одарченко попытался зарегистрировать постановление о демонтаже ограждения, ему отказали. А когда забор страдал от "нападений" граждан, его тут же восстанавливали. Прямо как в шутке про суслика: "Вы видите суслика? Нет. А он – есть".

Ну, ладно, не хотели нардепы признаваться, что забор – их рук дело. Хуже, когда власть сама создает кризис, будоражит общественность, а потом начинает демонстрировать, какая она эффективная при разруливании этого же кризиса. Последним примером тому послужил закон Сергея Кивалова - Вадима Колесниченко о языковой политике. Перед украинцами был разыгран спектакль: закон о языках принимают, затем спикер Литвин якобы становится в позу, отказываясь его подписать, потом таки подписывает, дальше советница Президента Анна Герман разводит руками, мол, Литвин подписал, Президенту ничего не остается, как тоже подписать (почему он не мог применить к этому закону вето, Анна Николаевна не объяснила). Трагикомедия усиливается веерной пиар-"регионализацией" русского языка на Юго-востоке на фоне работы группы Леонида Кравчука и Раисы Богатыревой над поправками в детище Кивалова-Колесниченко с последующей руганью авторов закона и авторов поправок. Действительно, кризисный менеджмент высшей меры: и своему электорату дали то, что у него и так было, и чужому пообещали все переделать. Когда выборы кончатся.

Теперь кризисные менеджеры активно подключатся к "отбеливанию" власти от "закона о клевете". Здесь возможны два варианта: либо как с забором, либо как с законом о языках. Вариант "А": под давлением журналистов Журавский отказывается от продвижения своего законопроекта на второе чтение. Но, судя по его позиции, высказанной в ходе вчерашнего круглого стола, делать он это пока не намерен. При этом стоит понимать: если автора законопроекта таки дожмут, то его детище все равно уже проголосовано в первом чтении. То есть, этот законопроект, как оградку под Радой, всегда можно в слегка "отремонтированном" виде, поставить вновь. В то же, что ВР отменит ею же и принятое решение без всяких "если", не верится. Ну, не выпорют же нардепы-"регионалы" сами себя.

Поэтому остается вариант "Б": довести ситуацию до полного абсурда, а затем создать некую рабочую группу из журналистов и общественников (в случае с языковым законом из рукава вытянули козырь в виде интеллигенции, которой пообещали сгладить все острые углы в "языке"). При этом – все против закона Журавского: и Президент, и "регионалы". Во всяком случае, представитель Президента в ВР Юрий Мирошниченко вчера заявил, что он – точно против. В результате группа предложит сгладить законопроект Журавского, но не "убивать" документ вообще. Это попытаются сделать до выборов. Но, опять же, после выборов никто не отменял варианта "А"…