«Вертолетные дела»: зачем Матиос пиарится на Клименко

Эксперты рассказали о подоплеке так называемого «вертолетного дела»

Громкие задержания экс-налоговиков 24 мая, которые называют "вертолетным делом" из-за экзотического способа доставки в Киев, являются на самом деле частью более сложного процесса против "бывших" - "дела Клименко". Очевидно, что прокуратуру интересуют их показания против главы Миндоходов и сборов 2012-2014 гг. – во всяком случае, всех налоговиков "ломают" на сделку со следствием, заставляя оговаривать коллег и бывшее начальство. И, судя по поведению главного военного прокурора Анатолия Матиоса, для него это дело является личной вендеттой.

Пиар-шоу на задержаниях

Почти всех бывших налоговиков до сих пор содержат в Изоляторе временного содержания МВД на Косогорном переулке в Киеве. Учреждение пользуется дурной славой: условия там плохие, камеры тесные и темные (а некоторых арестантов попросту не могут передать в СИЗО – не принимают со ссадинами и ушибами).

"ИВС находится в подчинении МВД – там проще давить, склонять к подписанию сделок со следствием. Давят, в т.ч. пишут на видео все общение с родственниками и адвокатами, а сейчас начали вызывать на допросы жен и родителей арестованных, угрожают физической расправой", - рассказал адвокат нескольких бывших налоговиков Сергей Войченко.

Вместе со коллегами, которые также защищают интересы задержанных ведомством Матиоса экс-чиновников он даже направил обращение к международным правозащитным организациям с просьбой отреагировать на нарушение прав их подзащитных. Об том, в чем именно состоят эти нарушения, адвокаты детально рассказали на пресс-конференции, которая недавно состоялась в Киеве.




О том, что задержанным экс-чиновникам  угрожают физической расправой – не шутка и не преувеличение. Вечером 21 июня экс-руководителя налоговой инспекции Ленинского района Луганска Владимира Дубеля жестоко избил его же сокамерник.

"Незадолго до нападения в камеру приходил прокурор, предлагал сделку со следствием. А потом к подзащитному подошел сокамерник и нанес несколько сильнейших ударов в голову – конфликта у них не было, мотив неясен", - описал на пресс-конференции инцидент адвокат Дубеля, Николай Мягков.

В итоге глава военной прокуратуры Анатолий Матиос победно сообщил о подписании "явки с повинной" бывшими налоговиками (на языке УПК это называется сделкой со следствием).

"Это и вся "победа" прокуратуры – сломать слабых. При этом они подписали то, что им навязали – просто поставили свои подписи под готовыми "показаниями" и грязью на своих же бывших коллег", - аргументирует Войченко.

Адвокат Игорь Черезов пояснил юридическую подоплеку: "Все дело – шоу-бизнес со стороны генпрокурора (ему вообще комфортнее было бы выступать со стробоскопами, зачем тратиться на вертолеты?), и сделка со следствием – также шоу: если нет оснований для того, чтобы по-настоящему привлечь людей к ответственности, им начинают навязывать сделки. Давайте, мол, по-быстрому закончим, отпустим людей по домам, чего им сидеть?"

Политическая же составляющая дела сложнее. ГПУ изначально преследовала несколько целей. Во-первых, "пиарную".

"Вся эта спецоперация "Шок и трепет" - создание картинки для отчета генпрокурора перед Верховной Радой в момент, когда ему просто нечего было сказать. Мы считали: за год у Луценко было более 100 громких информационных поводов, задержаний, дел – и ни единое толком не было доведено до суда, - поделился наблюдениями на политолог Руслан Бортник. – К тому же, Запад требует от ГПУ результативности, критикует реформу в целом и сам орган в частности, мол, мы дали вам гигантские деньги, а где результаты? – Вот они и создали громкое дело".

Во-вторых, речь о финансовой составляющей. Высказываются мнения, что у правоохранительных органов могут быть прагматические, коммерческие мотивы. Как говорится, ловят рыбку, в надежде, что она исполнит все их коррупционные желания.


Матиос как "всадник без головы"

Чисто визуально эти причины основные. Но есть и третья, личная.

"На самом деле, "пиар-агентство" генпрокурора и Матиоса работает против Александра Клименко. Делу по экс-главе ведомства уже более трех лет, и особых результатов не было ни у кого из бывших и нынешних руководителей ГПУ – их заявления неубедительны в принципе, поэтому решили обострить дискурс", - считает политический эксперт Николай Спиридонов.

Действительно, с января-февраля на страничке Анатолия Матиоса в Фейсбуке каждое третье сообщение касается дел бывших "налоговиков", и, конечно, их руководителя. Главный военный прокурор явно испытывает психологическое удовольствие от словосочетаний "злочинна банда" и "кайданки для Клименка".

Но подобная "патология" - парадокс: дело против налоговиков не является "профильным" для военных прокуроров, впрочем, Матиоса это не смущает - количество "не-военных" дел, расследуемых его ведомством, увеличилось с 37% в 2015-м до 52% в 2016 году.

Как заявил недавно в интервью бывший замглавы военного прокурора Центрального региона Анатолий Маркевич, "военная прокуратура обязана вести документацию преступлений, совершаемых в зоне АТО. Обязана заниматься самоубийствами военных и преступлениями против человечности. А дела против фискалов, таможенников, аудиторов, лесников - гражданских служб - отвлекает ее от прямых обязанностей.

 У Матиоса есть отмазка: "вертолетное" дело и "дело Клименко", по сути, одно и то же дело, ему поручил расследовать Луценко. В исключительных обстоятельствах это может иметь место. Но не в ущерб основной деятельности!" По словам экс-прокурора, пиар-акция на "налоговом" деле - личное решение Матиоса, для которого это беспроигрышный вариант – ведь фискальные службы явно не являются лидерами симпатий.

"Он очень любит пиар, с 2014 года он по 2-3 сообщения выбрасывал в информационное поле. Сам, лично, все сообщал, запрещал информировать о чем-либо даже своим прокурорам - это было жесткое требование! Для него Военная прокуратура - личный информационный ресурс, а он там – "всадник без головы", - заключил Маркевич.

Маркер "реформ": расцвели площадки

При этом эксперты отмечают, что ни военная, ни "обыкновенная" прокуратуры не ведут борьбу с тем самым явлением, из-за которого под арестом оказались бывшие налоговики. Речь о минимизации уплаты налога на добавленную стоимость и создании площадок по обналичиванию средств. Это схемы, позволяющие уменьшить налоговые обязательства предприятий и вывести "добавочную стоимость", компенсируемую государством, "в кэш".

"Бывших руководителей налоговой задержали по обвинению в организации схемы по выводу бюджетных средств, но сейчас действуют схемы "похлеще" - борьба ГПУ идет не против схем, а за то, чтобы их возглавить, привести туда своих людей, - поделился наблюдениями политолог Алексей Якубин.

– На законодательном уровне они за три года ничего не поменяли, у них работают площадки, с которыми работает крупный бизнес. Меняются только люди, которые ведут уголовные дела". Косвенным подтверждением, по мнению экспертов, являются суммы "кэшем", декларируемые народными депутатами и чиновниками (почти всегда именно они стоят за прибыльными бизнесами, хоть формально и не могут вести предпринимательскую деятельность).

Более того, как пишут в СМИ, сейчас ставки НДС повысились, и площадок стало больше, да и обороты, проходящие через них, увеличились. Это уголовные схемы, которым нужна "крыша", в роли которой сегодня выступает сама Госфискальная служба, СБУ и иногда МВД. За 3-10% от прибыли бизнес получает гарантии от силовиков в том, что их налогами никто не будет интересоваться, а речь часто о миллиардных суммах, ведь налоговые отчисления составили бы 30% от доходов.

Объем средств, уводимых "минимизаторами" сегодня, простым подсчетам не поддается. "Сейчас гривна обесценилась в 3 раза. А мобилизация НДС осталась, де-факто, на уровне 2013 года – иногда чуть больше, иногда – чуть меньше, - рассказывает экс-начальник ГУ Миндоходов в Сумской области, доктор политических наук Александр Семченко.

  – Когда Клименко только пришел на должность, мобилизация НДС, наоборот, резко увеличилась – в отдельные месяцы в 2 раза! То есть именно он и разрушил существовавшие ранее схемы. А как только пришли "реформаторы", они все возродили, а данные – засекретили. Александр Клименко отчитывался о каждом собранном миллиарде, а от ГФС сложно добиться внятных пояснений – более того, умудряются для отчетности "зашивать" в собранные налоги даже Единый соцвзнос, который уплачивается в фонды с зарплат и де-юре налогом не является".

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.