С началом боевых действий Донбасс превратился в бурлящий котел с заболеваниями

Донбасс на грани катастрофы, все больше людей болеет в регионе

Затопление шахт несет огромные риски (подтопление окружающих территорий и попадание в грунтовые воды ядохимикатов, в том числе и радиоактивных). В Минске стороны периодически требуют допустить инспекции "в стан" противника. Об этом пишет Маркер.

Представитель Украины в гуманитарной подгруппе на минских переговорах по урегулированию ситуации на Донбассе, первый вице-спикер парламента Ирина Геращенко уверяла, что на оккупированных территориях часть шахт полностью разрушена, на части-похищено оборудование, некоторые затоплены. Если срочно не выкачать воду, начнутся оползни, загрязнение грунтовых вод и рек.

"Немецкие эксперты готовы немедленно выехать на место беды и оказать помощь, но другая сторона - ОРДЛО и оккупанты из РФ-не пускают зарубежных экспертов на эти объекты",-сетовала Геращенко.

Украинская сторона совместного центра по координации и контролю за прекращением огня на Донбассе (СЦКК) не раз предупреждала, что из-за повреждения водовода "Горловка-Торецк" на землю ежедневно вытекает около 15 тыс. кубометров воды. Это привело к затоплению шахт имени Артема и "Южной". Как результат, на поверхность поднимается газ метан, который попадает в подвалы жилых и производственных зданий, что может привести к взрывам и отравление людей.

Проблемы с защитой дамбы шламонакопителя на Торецком фенольном заводе; печально известная шахта Юнком ("Юных коммунаров") в Енакиево, где в 1979-м устроили подземный ядерный взрыв; емкости с хлором на Донецкой фильтровальной станции, вокруг да около которых то и дело падают мины-снаряды; Никитовский ртутный рудник (шахта 2-бис) в Горловке – эти объекты являются экологическими бомбами замедленного действия.

По этому поводу заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Георгий Тука заявил: "Речь идет вообще не о спасении Донбасса. На этом крест. Речь идет о постепенном освобождении этого региона от людей, потому что люди там существовать не смогут на протяжении десятков лет".

А заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий Юрий Грымчак добавил, что на оккупированных территориях Донбасса 80% источников питьевой воды не пригодны к использованию в связи с высокой минерализацией (из-за поднятия воды в затопляемых шахтах).

Справедливости ради, стоит отменить, что на подконтрольных территориях ситуация не лучше.

По данным КП "Вода Донбасса", в течение прошлого года в течение 46 суток не было воды в Авдеевке, Песках, части Ясиноватой, Верхнеторецком, Васильевке, Спартаке, Бетманово (бывший Красный Партизан), что на Донетчине.

Еще в 19 населенных пунктах региона по обе стороны линии разграничения вода исчезала на срок от 8 до 11 суток. Подконтрольный НВФ ОРДО поселок Еленовка Волновахского района (тот самый, у которого якобы перебит кабель "Водафона") в течение всего года жил без воды.

Также в 2017-м возникали проблемы и в работе фильтровальных станций. Донецкая фильтровальная станция останавливалась 14 раз на 1092 часов. Карловская фильтровальная станция была обесточена 5 раз на 202 часа, а Великоанадольская-4 раза на 189 часов.

Кроме того, одна из двух нитей Южнодонбасского водопровода была повреждена 1 февраля и до сих пор (вот уж почти год!) остается выведенной из строя.

В 2017-м КП "Вода Донбасса" периодически фиксировало превышение нормативных показателей в воде, в частности на выходе с Ольховской, Макеевской, Горловской фильтровальных станций, которые находятся на оккупированной территории.

На выходе из очистных сооружений Старокрымской фильтровальной станции в районе Мариуполе фиксировали превышение жесткости. Причина-нестабильная подача воды из канала Северский Донец-Донбасс из-за повреждения водопровода в результате боевых действий в начале 2017 года в районе подконтрольной боевикам Ясиноватой.

Власти Донетчины совместно с представителями Кабмина заявляли, что планируется создать новую дорожную карту водоснабжения. При этом наиболее критическими точками в области, требующими немедленного вмешательства, назывались Авдеевка, Марьинка, Красногоровка, Мариуполь, Покровско-Селидовский промузел и канал Северский Донец-Донбасс.

Всё это вместе – и водные проблемы (никакие фильтры не справятся с катастрофическим загрязнением; а обезвоженные населенные пункты становятся легкой мишенью для болезней), и промпредприятия, ставшие смертельно опасными в силу повреждений, и обстрелы, продолжающиеся, несмотря на многочисленные перемирия, привели к катастрофическому росту заболеваний. Добавьте к этому еще и огромную миграцию (что способствует переносу болезней, в том числе экзотических), а также невиданный размах контрабанды и фальсификата (в том числе лекарств).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Поделиться