Блог

Андрей Мишин: ЕВРОСОЮЗ: ПЕРЕЗАПУСК НА НЕЙТРАЛЬНОЙ ПЕРЕДАЧЕ

С проблемами ЕС сегодня вполне успешно справляется, оставаясь экономическим и политическим гигантом и важным глобальным игроком с наиболее передовой моделью региональной интеграции в долгосрочной перспективе.

0

comments2524

Андрей Мишин

Политический эксперт

Заслуженный деятель науки и техники Украины. Профессор. Работал: МИД Украины, Секретариат Кабинета Министров Украины, аппарат СНБО Украины, МинНауки и Образования Украины.   

«Пресыщенность расширением» ЕС, которая проявилась в отказе гарантировать будущее членство Западным Балканам на последнем саммите; жесткое требование Франции, чтобы Брюссель даже не намекал на перспективы членства в ЕС Турции, Украине и Грузии, не говоря уже  о Молдове,  Армении, и Азербайджане; ситуация цейтнота в противостоянии Брюсселя и Варшава; да и общая пессимистическая атмосфера после «Брекзита» - четыре фактора, на которых, как на видении четырех всадников Апокалипсиса евро-хейтеры строят выводы о конце интеграционных процессов в Европе.

В пользу Евро-апокалипсиса говорят и «свидетельства» гибридной войны Кремля против ЕС, выразившиеся в «искусственных» энергетическом и миграционном кризисах; и пандемия с инфодемией, помноженные на связанный с эпидемией коронавируса экономический кризис и рост социальных протестов в Европе. Добавим, что по мнению евроатлантических стратегов прямую угрозу стабильности Евросоюза представляет агрессивная экспансия Китая.

Такие мрачные предсказания относительно будущего ЕС и дальнейшего хода европейской интеграции, а, следовательно, будущего Украины звучат в уходящем 2021 году. Да и в целом глобальный масштаб целого каскада системных кризисов, продолжающихся с самого начала ХХI века, ни в коей мере не стал благоприятным для Европейского Союза. Не случайно еще в 2016 году, во время принятия Глобальной стратегии ЕС, тогдашний верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини заявила: «Цель и даже существование нашего союза поставлены под сомнение».  В этой стратегии акцент сделан уже не только на утверждение в регионе «европейских ценностей» и продвижение демократии, а еще на прагматизм, безопасность и необходимость внутреннего сплочения и устойчивости союза. И с этими задачами Евросоюз сегодня вполне успешно справляется, оставаясь экономическим и политическим гигантом и важным глобальным игроком с наиболее передовой моделью региональной интеграции. При этом: «Это даже хорошо, что сейчас нам плохо», как в песенке из детского фильма «Айболит-66». К примеру, главный парадокс «Брекзита» заключается в том, что после первоначального шока он привёл к усилению роли наднациональных органов и консолидации стран-членов ЕС.

          Каскад поломок и неисправностей 

          В начале ноября 2021 года на польско-белорусской границе Кремль, руками белорусского диктатора, развернул гибридную спецоперацию с использованием тарана мигрантов, обвиняя Брюссель в «лицемерии». Фраза пошла гулять с легкой руки французского философа А. Глюксмана, заявившего несколько лет назад: «Европа застряла в нерешительности, которая порой смахивает на лицемерие.  ЕС объединяет социальная модель, однако идеалы и ценности сами по себе не формируют перспективу». 

Кризис идентичности ЕС ключевой по своему характеру, поскольку связан сразу со всеми кризисами. В своём нынешнем виде Евросоюз он был учреждён после вступления в силу Маастрихтского договора в 1993 году, установившего «европейские ценности»: свободу, демократию, верховенство закона, права человека и основные гражданские права, универсализм и мультикультурализм.

Европейский союз уже давно стал зависим от миграции из-за снижения рождаемости, старения населения, сокращения численности трудоспособных граждан. В этом причина низкого роста экономики ЕС. С резким ростом миграции усилились позиции европейских правых популистов, которые для получения политического преимущества используют ксенофобские настроения населения против беженцев и иностранцев в целом.

Экономические кризисы 2008 и 2020 гг. усилили эти тенденции настолько, что сегодня они носят структурный характер и подвергают испытаниям солидарность ЕС. В ходе кризиса беженцев 2015 - 2021гг. ксенофобия достигла своего пика в большинстве европейских стран и поставила под сомнение принцип европейской солидарности. Впрочем, как и пандемия, когда Франция и Германия ограничили экспорт медицинского оборудования в другие страны ЕС.

В этом смысле и конфликт между Польшей и ЕС относительно приоритетности законодательства отражает противоречие внутри Евросоюза – между нацеленностью Брюсселя на сохранение либерально-демократических ценностей и отстаивание верховенства права, и стремление Варшавы защитить национальный суверенитет и идентичность. В широком смысле в этом конфликте прослеживается усиление наднациональных органов ЕС в следствии изменения баланса сил внутри объединения с выходом Великобритании из ЕС. Новые члены ЕС сегодня не могут использовать особую позицию Лондона для балансировки подходов Германии и Франции, например, распределение средств ЕС и реагирование на миграционный кризис. Кроме того, кризис с беженцами поставил на повестку дня ЕС защиту границ.  Сегодня кардинально пересмотрена Европейская пограничная служба. В 2020 гг. силы безопасности Греции застрелили несколько беженцев на турецко-греческой границе, что вызвало критику ООН. Председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, напротив, высоко оценила действия Греции как «щита ЕС». Это показывает, насколько «щит ЕС» сработает в кризисе на польско-белорусской границы, не смотря на российскую пропаганду об «отходе ЕС от своих первоначальных ценностей, таких как права человека». Ведь демократия предполагает определенные ограничения в четких правовых рамках, не только соблюдение прав, но и выполнение обязанностей. 

ЕС прилагает максимальные усилия, просчитывая последствия различного рода потрясений, и их цену для человека, вырабатывая комплекс мер по их преодолению. Результатом как экономических, энергетических и политических потрясений становится социальная нестабильность. Важно не допустить нарушение социального баланса, которое может привести к деградации среднего класса – основной опоры Европейского Союза.  Руководству ЕС приходится приостанавливать процессы интеграции. Главными сторонниками расширения ЕС сегодня выступают страны сообщества, присоединившиеся к нему в 2004 году, что вызывает институциональный кризис Евросоюза и усиление критических настроений в «старых» странах сообщества.

Последний саммит Евросоюза по Западным Балканам показал, что Брюссель в среднесрочной перспективе не планирует присоединять к себе Албанию, Боснию и Герцеговину, Северную Македонию, Сербию, Черногорию и Косово, официально сохраняя курс на интеграцию данных стран. На саммите вопрос о приостановлении политики по расширению ЕС поднял президент Франции. Макрон требует, чтобы Брюссель даже не намекал на перспективы членства в ЕС Армении, Грузии, Украине, Молдавии и Азербайджану - как участницам программы «Восточное партнерство» (Беларусь объявила о выходе из программы) и государствам, с которыми ЕС заключил соглашение об ассоциации (Украина и Грузия). Кремль естественно потирает руки, демонстрируя заинтересованность в «сохранении суверенитета» несостоявшихся кандидатов в ЕС, исходим из того, что отношения с Брюсселем все более враждебны, и чем больше будет управляемой дестабилизации и беспорядков под боком у Евросоюза, тем слабее будет действие санкций.  Кроме того, Москва и Пекин активно применяют вакцинную дипломатию, усиливая свои позиции как в регионе Западных Балкан, так и в некоторых государствах ЕС.

Определенные риски как для общей стабильности на европейском континенте несет и углубление конфликта между Польшей и структурами ЕС. Позиция польской стороны и соответствующее решение суда расценивается Евросоюзом как опасный прецедент, угрожающий единству европейского объединения по соблюдению принципов верховенства права и приоритетности в этом аспекте европейского законодательства (учитывая возможность использование примера Варшавы другими государствами-членами).  При этом кризис не касается вопроса о том, следует ли Польше выходить из ЕС, и поляки в своём подавляющем большинстве этого не хотят, в отличие от британцев во время голосования по «Брекзиту».

Отметим, выборы в Европарламент 2019 г. показали предел влияния дезинтеграционных сил в ЕС. На общеевропейском уровне все группы евроскептиков получили мене 30% мест в ЕП.  Подавляющее большинство из них стремятся не к разрушению ЕС, а лишь к возврату на национальный уровень части полномочий, ранее вынесенных в наднациональные. Это означает, что 70% европейской политической элиты поддерживает достигнутый в ЕС уровень интеграции, а значительная её часть высказывается за дальнейшую консолидацию отдельных политик. Кроме того, серьезные проблемы, с которыми столкнулась Великобритания в процессе «Брекзита», наглядно продемонстрировали цену выхода из ЕС, что является самым эффективным стимулом для политических элит государств-членов искать совместные ответы на общие вызовы.

Очевидная привлекательность Европейской машины

Самыми сильными аргументами, подтверждающими жизнеспособность ЕС на ближайшие как минимум 30 лет -  это экономический потенциал и высокий уровень жизни. За почти 70 лет интеграционных процессов ЕС стал экономическим гигантом. Он занимает 3‑е место в мире по численности населения (512 млн человек), уступая лишь Китаю (1, 38 млрд) и Индии (1,33 млрд) и опережая США (325 млн). По прогнозам, эта ситуация сохранится до 2050 года. По такому важнейшему показателю, как ВВП, рассчитанный по ППС, ЕС в 2019 году стал вторым в мире (20 982,9 млрд долл.) после КНР (21159,1 млрд долл. и опередив США (19 390,6 млрд долл., 15,26%). ЕС занимает первые места в списке экспортеров товаров и услуг, лидеров по зарубежным инвестициям. Сегодня евро фактически является второй валютой мира. Хотя Евро не рассматривается как приоритетная валюта для инвестирования, пока экономика ЕС испытывает временные определенные трудности. В целом Евросоюз имеет положительный торговый баланс практически со всеми, с кем торгует.

          Важным козырем ЕС является его «мягкая сила». Несмотря на каскад кризисов, переживаемых Европой, демократический и интеграционный проект, предложенный и культивируемый в ЕС, сохраняет свою максимальную привлекательность – как для ближнего окружения Европы, так и для более отдаленных стран.

Сегодня ЕС все более способен трансформировать свой экономический и политический потенциал в единогласное решение. Например, в вопросе о принятии санкций в отношении России после оккупации части территории Украины в 2014 г. Время когда страны‑члены, не договорившись, действовали самостоятельно (так было с признанием Косово, когда пять стран – членов ЕС не признали суверенитет Приштины) уходит в прошлое.

Нельзя сбрасывать со счетов и такие положительные результаты, достигнутые за почти семь десятилетий, как системообразующие проекты ЕС как Единый рынок, Евро, Шенген, а также высокий образовательно-культурный уровень населения. Слишком много пройдено народами Европы в череде кризисов, социальных, экономических и политических потрясений.  Большинство населения ЕС ценят свои демократические, экономические и социальные завоевания.

          Перезапуск Евросоюза на первой скорости

Среди факторов, которые будут определять направления развития ЕС в долгосрочной перспективе выделим следующие. Во-первых, способность в условиях экономической турбулентности обеспечить социальную стабильность. Социальная политика в перспективе станет сферой наднациональной ответственности. До сих пор ЕС был способен помочь отдельным государствам-членам лишь посредством имеющихся у ЕЦБ мер стимулирования экономики и за счет ослабления требований к сбалансированности национальных бюджетов. Оба эти средства уже активно используются. Во-вторых, способность продемонстрировать экономическую и политическую солидарность «сильных» стран со «слабыми». Многолетняя дискуссия о трансфертном союзе и евробондах вступила в решающую фазу.  Речь о создании Европейского фонда восстановления с бюджетом 500 млрд евро.  В-третьих, снижение экономических различий между более развитыми (север и запад Европы) и относительно отстающими (юг и восток Европы) экономиками.  Локализация удара по последним экономического кризиса и сокращения международной мобильности.  Прежде всего остановить усиление этого разрыва. В-четвертых, усиление коммунитарных институтов (Комиссия, Европарламент) за счет локализации экономических и идеологических различий между государствами-членами. При этом часть функций стратегического управления будет перенена в межправительственные форматы (Европейский совет, Совет министров и др.). Увеличение полномочий наднациональных органов безусловно поможет найти решение серьёзных проблем, появившихся в новом веке, с помощью самого передового в мире управленческого аппарата доказать свою эффективность. В-пятых, для перезапуска Евросоюза необходимо лидирующим странам сформулировать «большой» проект, который сплотил бы элиты большинства государств-членов и обеспечил широкую общественную поддержку. В качестве составляющих такого проекта могут быть Зеленая сделка и цифровая политика / цифровой рынок. В пост-ковидный период скорее всего будет предложено создание общей политики в сфере здравоохранения. Вполне вероятно, что  «большим» проектом станет перезапуск европейской экономики. Комиссия предлагает привлечь средства в финансовый инструмент «Евросоюз следующего поколения» в объеме 750 млрд евро за счет повышения взноса государств-членов в бюджет ЕС и выпуска ценных бумаг. Впоследствии в течении 30 лет бюджет ЕС будет погашать ценные бумаги за счет использования новых источников финансирования: отчисления от торговли квотами на выброс парниковых газов, консолидированный корпоративный налог и т.п. 

На определенный период для Украины снова становятся актуальными кластерные проекты, в частности Триморье и варианты Вышеграда.  Главное, чтобы подобные кластерные проекты не конфликтовали с Брюсселем и Германией. Однозначно будут расширены программы и проекты для участников Соглашения об ассоциации с ЕС, и Украина должна доказать свою приоритетность. Первоочередной задачей для Киева является снижение рисков ограничения возможностей Варшавы выступать «адвокатом» интересов украинского стороны и полноценно влиять на формирование принципов общей внешней политики Евросоюза, в частности, относительно нашего государства. 

В целом будущее Европейской машины после перезапуска с сильным управлением видится в медленном, но уверенном и поступательном движении по пути интеграции без всякого буксира.

comments

Новини партнерів

comments

Інші матеріали автора

Новини

Підписуйтесь на повідомлення, щоб бути в курсі останніх новин!