Блог

Андрей Мишин: Ритуальные восточные танцы Лукашенко и Путина

В условиях санкций для Москвы особенно важны вопросы налогового и таможенного регулирования — возможности проследить движение товаров. Для Минска — условия сотрудничества в энергетике и доступ на российский рынок.

0

comments4292

Андрей Мишин

Политический эксперт

Заслуженный деятель науки и техники Украины. Профессор. Работал: МИД Украины, Секретариат Кабинета Министров Украины, аппарат СНБО Украины, МинНауки и Образования Украины.   

 

В кругах старой советской интеллигенции прочно укоренился презрительный термин «датские поэты». Так называли деятелей культуры, выдающих свои опусы «на-гора» исключительно к «датам»: годовщинам партии и юбилеям руководителей страны. Президенты России и Белоруси Владимир Путин и Александр Лукашенко, продвигая двустороннюю интеграционную повестку, претендуют на звание первых «датских политиков» на постсоветском пространстве.

 

В феерически чудный праздник — День народного единства России, в режиме видеосвязи «Минск — Севастополь», двое «бессмертных», в смысле десятки лет не сменяющихся авторитарных правителя, утвердили Военную доктрину Союзного государства и Концепцию миграционной политики двух стран. Лукашенко также подписал Декрет «Об Основных направлениях реализации положений Договора о создании Союзного государства на 2021-2023 годы», ранее завизированный Путиным. Этот документ утверждает 28 союзных программ Беларуси и России, согласованных в сентябре, аккурат к Дню народного единства РБ и под парламентские выборы в Государственную Думу РФ, что показывает стремление прежде всего к внутриполитическим эффектам.

Как и положено в мире постправды, Владимир Путин заявил, что подписание декрета «абсолютно не связано с внутриполитическими повестками в наших странах».

Визуально формат видеозаседания Высшего госсовета Союзного государства, транслировавшего в прямом эфире пропагандистского телеканала «Россия 24», до боли напоминал ритуальные восточные танцы («дикую пляску мужчин» и «танец мальчиков») из балетного фрагмента «Половецкие пляски» классической оперы «Князь Игорь».

«Предлагается принять представленное решение. Владимир Владимирович, нет у вас замечаний, возражений?» — спросил «последний диктатор Европы». Темнейший правитель с улыбкой отрицательно покачал головой. «Вижу, Путин подписал, и я подпишу», — подытожил Лукашенко.

Сравнение с «ритуальными плясками на костях» вполне уместно и с учетом приближения 22 годовщины подписания мертворожденного Договора о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 года. К 20-летию документа «служители деструктивного зомби-культа» создали рабочую группу по выработке отраслевых дорожных карт. Через два года тяжёлых переговоров, проходивших как бои местного значения с переменным успехом, Москва и Минск  переформатировали их в документы с гораздо более скромным названием «союзные программы по интеграции», рассчитанные до конца 2025-2027 годов.

Главные противоречия в интересах режимов Лукашенко и Путина обнажились в 2015 году, после российской оккупации части территории Украины. В условиях санкций для Москвы особенно важны были вопросы налогового и таможенного регулирования — то есть возможности проследить движение товаров по своей территории. Для Минска — условия сотрудничества в энергетике и доступ на российский рынок. Минск отчаянно сопротивляется введению единого налогового кодекса. Москва, демонстрируя «холодное величие», саботирует переход к единому рынку нефти и газа.

Большинство союзных программ по интеграции РБ и РФ выглядят как рамочные документы, которые надо конкретизировать и уточнять дополнительными соглашениями. Например, программа по гармонизации денежно-кредитной политики предполагает, что до декабря 2022 года российский и белорусский Центробанки заключат соглашение о принципах и механизмах гармонизации денежно-кредитной политики. Какими они в итоге окажутся, не знают ни Лукашенко, ни Путин.

В условиях европейского энергетического кризиса туманная ситуация и с единым рынком газа. До 1 декабря 2023 года Москва и Минск должны подписать дополнения к Союзной программе и определить там, по каким принципам он будет функционировать и регулироваться. Из пояснения к программе ясно, что эти принципы пока не определены. Скорее всего определяющим станет фирменный принцип Газпрома «садистской справедливости».

Все направления, затрагивающие основы государственного суверенитета, вынесены за скобки союзных программ по интеграции. Там нет единой валюты (первый срок введения единого рубля был — 2001 год), оборонной политики (Военная доктрина — документ априори философский, а не практический), госбезопасности, наднациональных органов. И хотя Лукашенко заявил, что политическую интеграцию не стали обсуждать по инициативе Путина, в мире постправды очевидно, что на этом настояла именно белорусская сторона.

Учитывая, какое большое значение Кремль придает территории Беларуси в вопросах безопасности, Москва жаждет необычных союзнических отношений в военно-политической сфере, а долгосрочных гарантий геополитической лояльности Минска. По стратегической задумке Москвы, чем теснее переплетутся реальные бизнесы и системы регулирования, тем меньше шансов, что будущая белорусская власть склонится к евроатлантическому выбору, как Украина.

А для Лукашенко нужны гарантии, что Россия перманентно будет рефинансировать свои же кредиты. Военную доктрину и Концепцию миграционной политики белорусский лидер посчитал наименьшей из доступных ему уступок. При этом Лукашенко продолжает вести внутреннюю политику, зачастую откровенно враждебную по отношению к российскому бизнесу и гражданам. В 2013-м в Минск пригласили на переговоры гендиректора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера, арестовали его на выходе из Дома правительства, продержали месяц в СИЗО КГБ, потом еще несколько месяцев под домашним арестом. В 2015 году отказались от российской авиабазы. В 2017-м продержали год под стражей нескольких слишком пророссийских публицистов. В 2020-м — Лукашенко арестовал три десятка российских ЧВК Вагнера и издеваясь над Кремлем обсуждал с Владимиром Зеленским их выдачу Украине. В это же время Лукашенко ввел свою администрацию в Белгазпромбанке, разогнав его назначенное российской стороной правление и арестовав некоторых функционеров. В октябре 2021 года Лукашенко запретил в стране «Комсомольскую правду» и держал под арестом часть ее сотрудников.

Реакция Кремля на эти выпады сегодня практически незаметна, но однозначно значима в долгосрочной перспективе. Лукашенко давно и сильно не любят «кремлевские башни», разные группы российской власти и близкие к ней силы. Патриоты никогда не простят Лукашенко белорусизацию внутри страны. В Роснефтегазе устали от вечных энергетических войн с Минском, которые разрешаются политическими скидками, а в ответ идут «удары в спину» в виде разгрома Белгазпромбанка. Среди либералов и кремлевских технократов (вроде Кириенко и Мишустина) жесткое эстетическое неприятие стиля «Бацьки», помноженное на усталость от вечных кредитов под новую порцию интеграционных обещаний. У отдельных олигархов и бизнес-групп, вроде того же «Уралкалия» или сельскохозяйственного лобби, нелюбовь с Минском вполне понятна — это прямой конкурент, коварно демпингующий на общих рынках. То есть пул союзников Лукашенко в Москве много лет сокращается, а количество раздраженных им растет, не смотря на резкий разворот риторики в пророссийскую сторону, сближение в военной сфере и подписание программ интеграции. Все надежда Александра Лукашенко, что в 2024 году Путин никуда не уйдет, а продолжит гасить запрос российской имперской «новобоярской» элиты на ужесточение курса по отношению к Минску с требованием устранения белорусского диктатора.

А что Киев? В принятой два месяца назад постмодернистской Стратегии внешнеполитической деятельности Украины (пункт 136) говорится: «В отношениях с Республикой Беларусь Украина будет последовательно демонстрировать солидарность с белорусским народом в стремлении развивать европейскую интеграцию, демократическое и правовое государство». Глава МИД Дмитрий Кулеба со всех трибун заявляет об невероятных усилиях по недопущению поглощения российским империализмом независимого белорусского государства. Может быть стоит культурно отдохнуть, насладиться просмотром «половецких плясок», внимательно прослушать арии хана Кончака (в исполнении Путина) и пленённого князя Игоря (Лукашенко) на последней квазиинтеграционной видеоконференции, сделать выводы и вести более прагматичную внешнеэкономическую политику.

comments

Новини партнерів

comments

Інші матеріали автора

Новини

Підписуйтесь на повідомлення, щоб бути в курсі останніх новин!