comment

Рубрики

comment

МЕНЮ

Блог

Андрей Мишин: Зеленый фарватер Украины: вызовы и риски

В качестве утешительного приза для Украины, как наиболее проигравшей стороне в эпическом сражении против реализации российско-немецкого проекта «Северный поток – 2», Берлин и Вашингтон предлагают заманчивые проекты по внедрению водородной энергетики и транзита в Европу «зеленого» водорода.

0

comments8820

Андрей Мишин

Политический эксперт

Заслуженный деятель науки и техники Украины. Профессор. Работал: МИД Украины, Секретариат Кабинета Министров Украины, аппарат СНБО Украины, МинНауки и Образования Украины.   

Водородные перспективы Украины обсуждаются во время встреч Ангелы Меркель и Джо Байдена между собой, и в повестке встреч лидеров Германии и США с Владимиром Зеленским. 

 19 августа 2021 года Президент Украины в интервью журналистам изданий из стран «Нормандской четверки» и США – Washington Post, Liberation, Funke Media, «НВ» и «Новая газета» высказал общие сомнения в успешности подобных проектов, более чем прозрачно намекнув на очевидную недостаточность одного миллиарда долларов, который США и Германия намерены инвестировать в возобновляемую энергетику Украины в качестве компенсации убытков от запуска проекта «Северный поток – 2». 

          Именно так поняли журналисты фразу Владимира Зеленского: «Время, необходимое для запуска газопровода «СП – 2», Украина должна использовать для защиты своих интересов и энергетической безопасности, наша страна потеряет от прекращения транзита газа через свою территорию около 2 млрд долл. в год».   То есть, «деньги нужны сегодня и колоссальные, как минимум на порядок больше».  Хотя трудно поверить, что Владимир Зеленский на самом деле будет отчаянно торговаться с лидерами Западного мира. 

          Желания взять на себя ответственность за реализацию инновационных решений по добыче энергии из возобновляемых источников энергии (ВИЭ) у лидера нашего государства точно не наблюдалось. По мнению Президента, Украина может перейти на ВИЭ через неопределенное количество лет, когда будут налажены процессы дешевого производства «зеленого» водорода.

«Технически мы даже смогли бы транспортировать «зеленый» водород по нашим газопроводам. Но мы стоим еще в самом начале», – без энтузиазма резюмировал Владимир Зеленский. С таким подходом, любая серьезная проблема — это «оружие противника», а не только «СП-2». 

Да и проблему «СП-2» Украине помогают всем миром: Германия назначила уполномоченного по обеспечению газового транзита через Украину; США - спецпредставителя по вопросам энергетики, который будет работать над мерами "уменьшения рисков", которые создает новый газопровод для украинской экономики. 

          20 августа 2021 года Офис Президента сообщил, что создает рабочую группу для нейтрализации угроз национальной безопасности, связанных с предстоящим запуском газопровода «СП – 2».       А вот интереса к водороду, который открывает новые возможности для Украины стать одним из основных поставщиков нового топлива в ЕС, у Зе-команды и провластной партии «Слуга народа» очевидно нет. Нет информационной шумихи, мобилизации партийных менеджеров и активистов.  Все замыкается на уровне Кабинета министров.  Впрочем, премьер Денис Шмыгаль недавно рассказал в интервью немецкой газете Handelsblatt о возможности использования трубопровода «Дружба» для поставок водорода в Европу. Увы, возможности и потенциал – далеко не гарантия успеха. Украинскому обществу предстоит разобраться с несколькими серьезными вопросами, если оно хочет не дать более активным соседям обойти ее на мировом водородном рынке.

 

                Зеленый фарватер: ситуация в мире 

                Изменение климата сегодня ощутимо во многих частях мира, а прогнозы и вовсе носят апокалиптический характер – с многократным ростом смертности и потерей до 45% мирового ВВП до 2100 года. 

В 2015 году было принято Парижское соглашение, цель которого среди прочего «удержать прирост глобальной средней температуры заметно ниже 2°С сверх доиндустриальных уровней» и «перейти к низкоуглеродному развитию». К Соглашению уже присоединились 189 государств, которые добровольно ставят перед собой цели по сокращению нетто-выбросов СО2 и других парниковых газов в атмосферу. Недавно в их ряды вернулись и США.

Более 130 стран заявили о стремлении к полной углеродной нейтральности к 2050 году (то есть объем их выбросов СО2 должен быть равен объему улавливания и поглощения СО2). В этот список входят практически все основные внешнеторговые партнеры Украины.

В конце 2019 года ЕС представил комплексную законодательную инициативу EU Green Deal, цель которой – достичь климатической нейтральности к 2050 году. А в июне 2021 года Европейский совет принял «Климатический закон», делающий углеродную нейтральность к 2050 году юридически обязательной к исполнению всеми странами ЕС.

Одновременно был ужесточен Целевой план по климату на период до 2030 года, где основная цель – сократить выбросы как минимум на 55% по сравнению с уровнями 1990 года (вместо изначального ориентира с сокращением на 40% от уровня 1990 года). То есть за следующие 10 лет ЕС предстоит сократить выбросы сильнее, чем в сумме за прошлые 30.

Дело не ограничивается Евросоюзом. Китай в сентябре 2020 года заявил о стремлении к углеродной нейтральности к 2060 году и своей приверженности зеленому развитию.

Наконец, США с приходом нового президента также пошли по пути ужесточения климатической политики – Джо Байден первым делом подписал указ о возвращении страны в Парижское соглашение и о принятии «Зеленого курса» с постепенным переходом к возобновляемым источникам энергии. Обозначенные им цели по декарбонизации электроэнергетики к 2035 году и достижению полной климатической нейтральности к 2050-му очень напоминают европейские.

Россия является пятым по величине эмитентом СО2 в мире, при этом одна из самых отстающих в сфере климата, занимая 52-е место среди 61 страны в Индексе эффективности борьбы с изменениями климата за 2021 год. К примеру Украина находится на 18 месте.

Однако после женевской встречи с Джо Байденом, Владимир Путин поручил своему правительству предусмотреть в «Стратегии социально-экономического развития РФ до 2050 года» сокращение накопленного объема эмиссии парниковых газов до более низких показателей, чем в ЕС. 

А 2 июля 2021 года российский президент подписал закон об ограничении выбросов парниковых газов, который с ноября 2018 года проходил многочисленные обсуждения и согласования. Таким образом, меры по борьбе с изменением климата дают стране-агрессору возможность улучшить свой международный имидж.  При этом, глобальная декарбонизация несет серьезные долгосрочные угрозы для России. Если стороны, подписавшие Парижское соглашение, выполнят свои обязательства на период до 2030 года, экспорт российских энергоносителей будет на 20% ниже, что негативно повлияет на большинство отраслей экономики РФ.

 

Зеленая энергетика в Украине: от успеха к провалу и обратно

Еще в апреле 2009 года Верховная Рада Украины установила специальные тарифы на электроэнергию из солнца, ветра, воды, биомассы и биогаза. Государство обязалось выкупать 100% электроэнергии из альтернативных источников. Чтобы инвесторы не пострадали от девальвации гривны, зеленый тариф привязали к евро. Общий объем прямых инвестиций в ВИЭ в Украине с этого момента оценивается в $12 млрд, из которых $7,2 млрд приходится на период 2015–2020 гг. Около $3,4 млрд было инвестировано только в 2019 году. 

После подписания Соглашения об ассоциации между Европейским Союзом и Украиной в 2014 году и ратификации Парижского соглашения о климате в 2016 году Украина взяла на себя обязательства по приведению энергетической системы к стандартам ЕС. Согласно действующей Энергетической стратегии Украины, доля ВИЭ в энергетическом балансе Украины должна увеличиться до 25% к 2035 году. Принятие изменений в «Закон о «зеленых» тарифах» в 2015 году и «Закона о рынке электроэнергии» в 2017 году укрепило доверие инвесторов к государственной системе поддержки «зеленой» энергетики. 

Эти достижения позволили Украине улучшить инвестиционный климат и занять 15-ю строчку в мировом рейтинге по объему инвестиций ВИЭ в 2019 году. По приросту установленной мощности ветряных электростанций (ВЭС) и солнечных электростанций (СЭС) Украина в 2019 году заняла девятое место в мире.  Около $3,6 млрд, или 30% от общего объема инвестиций в ВИЭ, были осуществлены стратегическими иностранными инвесторами, что сделало «зеленую» энергетику одной из ведущих отраслей по объему прямых иностранных инвестиций. Вклад ВИЭ в госбюджет в виде налогов составил около $3,7 млрд, из них в 2019-м – более $550 млн.

В конце 2019 года ситуация начала драматически ухудшаться. Министерство энергетики заявило, что из-за большого количества реализованных и планируемых объектов ВИЭ государство больше не может выполнять взятые на себя обязательства. 

 На первый взгляд виной всему политика популизма, когда правительство Алексея Гончарука отказалось принять меры для стабилизации ситуации на рынке возобновляемой энергетики, а также давление олигархических лоббистов, пытающихся сохранить низкие цены на электроэнергию для производства ферросплавов и электросталеплавильной металлургии.  

Однако проблема гораздо глубже, когда в Украине в 2009 году принимали высокий тариф для солнечной энергии и ссылались на пример Германии, никто не говорил, что в Германии этот тариф был для домашних электростанций, а не для крупных коммерческих СЭС.  В большинстве стран Европы высокий тариф на солнечную энергию действует только для малых станций – 100 кВт или 4 МВт, максимум – 10 МВт. В Украине крупнейший игрок на этом рынке – ДТЭК Рината Ахметова, который управляет тремя солнечными станциями мощностью 579 МВт. Бывшие совладельцы ТРЦ «Караван» Сергей Хрипков и Андрей Гордиенко построили 56 СЭС суммарной мощностью 571 МВт. 

Поэтому, еще в конце 2014-го правительство Арсения Яценюка рекомендовало энергетическому регулятору снизить зеленый тариф почти вдвое, но отказалось от своих требований из-за обвинений в подрыве инвестиционной привлекательности Украины. После достижения компромиссных решений в 2016 году в альтернативной энергетике начался новый бум, ведь тарифы снизились незначительно, а стоимость оборудования снизилась многократно. Так, цена солнечных панелей с 2009 года упала на 91%. Если в 2011-м году зеленые тарифы принесли своим бенефициарам $120 млн, то в 2018-м – уже $618 млн. Доходность инвестиций в альтернативную энергетику в Украине оценивалась 25- 40%. Всего за один 2018 год установленные мощности в альтернативной энергетике выросли втрое – до 6,4 ГВт. 

Энергосистема Украины оказалась не готова к бурному росту альтернативной энергетики. Бум обернулся кризисом неплатежей. В середине 2020 года неоплаченные обязательства правительства по зеленому тарифу достигли $800 млн и правительство Дениса Шмыгаля подписал в меморандум с инвесторами о поэтапной выплате долгов. Из-за невыплат за поставленную электроэнергию со стороны государства, инвесторы обращаются в международным арбитраж. Первый крупный арбитражный иск против Украины инициирован в апреле 2021 года, что означает прямой ущерб для налогоплательщиков. В конечном счете зеленый тариф финансируют атомщики, которые недополучают доход, и промышленные потребители, которые переплачивают за электроэнергию, к примеру компания «АрселорМиттал Кривой Рог».

Бурное строительство солнечных и ветровых станций создало еще одну проблему. Альтернативные станции не могут покрывать пиковые нагрузки системы. В случае с зелеными станциями погрешность прогнозов производства доходит до 35%. Быстро увеличить выработку не могут и АЭС. Если в системе возникает дефицит электроэнергии, ситуацию спасают угольные станции, которые резко увеличивают мощность. При этом все украинские теплоэлектростанции построены в прошлом веке, самая новая ТЭС запущена в 1982 году. Ни одна ТЭС/ТЭЦ не реконструирована под экологические требования ЕС, прежде всего из-за дефицита средств в отрасли. А без денег на экологическую модернизацию ТЭЦ и ТЭС Украине придется отказаться от данных энергомощностей.

В мае 2021 года НКРЭКУ сообщила, что доля "зеленой" генерации в Украине выросла до 8%. При этом возобновляемая энергетика контролирует порядка 26% всего денежного оборота рынка электроэнергии. КМУ планирует в ближайшее время остановить строительство новых солнечных и ветряных электростанций.   В СБУ заявили, что неконтролируемый рост возобновляемых источников энергии угрожает национальной безопасности страны.  То есть зеленая энергетика – не самостоятельная отрасль, а часть сложной энергосистемы. Более 10 лет развивая альтернативную энергетику, Украина, совершила три системные ошибки: во-первых, в интересах олигархов чрезмерно завысила тариф; во-вторых, слишком боялась его снижать; в-третьих, не создала механизмы контроля чрезмерных инвестиций в субсидируемую отрасль. 

 И главное, для привлечения необходимых инвестиций и финансирования проектов зеленой энергетики требуется создание и поддержка государством эффективных рыночных механизмов, которые в Украине отсутствуют. 

В целом, на данный момент государственная система поддержки возобновляемых источников энергии в Украине полностью скомпрометирована, многомиллиардные инвестиции заморожены. Может потому и не решается действующий Президент государства взять на себя ответственность за реализацию энергетических проектов на американские и немецкие деньги, и ограничивается только требованием компенсации убытков от запуска проекта «СП – 2».

 

Новое поле для сотрудничества или шесть линий новых конфликтов

Акцент на водороде связан с несколькими причинами. 

Во-первых, водород действительно обеспечивает экологически чистую энергию – то есть не выделяет углекислый газ, а единственным выбросом, например, автомобилей на водородном топливе является вода.

 Во-вторых, запасы водорода в Украине почти неограниченны плюс удачное климатически-географическое положение. 

В-третьих, можно сжигать водород в тепловых электростанциях вместо углеводородов, сэкономив на экологической модернизацию ТЭС в Украине. В-четвертых, превращение электричества в водород является более практичным способом длительного хранения электроэнергии, чем батареи.

В-четвертых, использование водорода не просто бы сократило выбросы СО2, но и дало бы возможность сэкономить. Смесь газа и водорода дает больше тепла, чем обычный природный газ. Это было бы хорошо, как и для населения Украины, так и для промышленных потребителей – металлургических заводов или химических предприятий.

Может быть, основываясь на выводах подобных нашим четырем аргументам, в конце 2020 года премьер-министр Денис Шмыгаль заявил, что развитие водородной энергетики является приоритетным вопросом для Украины. Подготовку Национальной водородной стратегии правительство обещает завершить к концу 2021 года.

В октябре 2020 года между Украиной и Германией состоялись переговоры по интеграции водородных технологий в энергетическую систему Украины в рамках «Инициативы зеленого водорода для Европейского Зеленого курса». В Украине планируется строительство 10 ГВт электролизеров. Поскольку процесс производства, хранения, транспортировки и потребления имеет некоторые риски безопасности, их опыт работы должен помочь Украине в реализации пилотных проектов с применением новых технологий. В рамках инициативы предполагается, что Украина может рассчитывать на инвестиции в размере 20 млрд евро. Однако в период какого временного периода не определено. Это поможет открыть новые ветряные электростанции суммарной мощностью порядка 11 ГВт плюс 11 ГВт энергии солнца. Они позволят обеспечить энергией украинские электролизеры на 10 ГВт, которые будут построены в рамках проекта. Однако сегодня правительство Украины собирается запретить строительство новых солнечных и ветряных электростанций. Первая конфликтная линия очевидна. 

Кроме того, чтобы конкурировать на европейском рынке водорода, Украине придется не только предложить надежные поставки по низким ценам (что позволяет дешевизна рабочей силы), но и гарантировать, что водород произведен с минимальными выбросами углекислого газа. 

Существует три основных способа произвести водород. «Серый» водород производят с использованием угля, нефти или природного газа. «Голубой» – так же, но соответствующие выбросы при этом улавливают и не выпускают в атмосферу. И «зеленый» – совсем без выбросов благодаря использованию возобновляемых источников энергии, вроде солнечной или ветровой. Сейчас стоимость «голубого» водорода, производимого на основе газа, составляет $1,5 за кг, «зеленого» - $4,5 за кг.

Нынешняя острая дискуссия вокруг европейского трансграничного углеродного регулирования, методологии оценки поглощающей способности российских лесов и приемлемости различных способов производства водорода («серый», «зеленый», «голубой») – вторая потенциальная конфликтная линия в этой сфере.

Еще можно производить водород с использованием электроэнергии из атомных электростанций. Такой водород разные эксперты называют «розовым» или «желтым», и с точки зрения выбросов углекислого газа он такой же экологический, как и «зеленый». Для Украины с ее развитой ядерной промышленностью розовый водород может стать отличной альтернативой «серому» или «голубому». Но этот проекты повисают в воздухе из-за отсутствия планов по строительству новых блоков АЭС на Украине. А действующие блоки в среднесрочной перспективе придётся вывести из эксплуатации. К тому же функционеры ЕС сегодня не готовы признать «розовый-желтый» водород приемлемым с точки зрения идеологии энергоперехода и «зеленого курса», что определяет третью возможную конфликтную линию. 

Логично реконструировать украинскую газотранспортную систему с учетом водородного будущего. Эксперты считают возможным подмешивание до 10% водорода в общий поток природного газа в существующих газопроводах.  А, следовательно, Украине не придется существенно модернизировать ГТС на транзит водорода.  Однако даже незначительных инвестиций в реконструкцию украинской газотранспортной системы не будет без гарантий транзита российского газа на четверть века вперед, и таких гарантий никто в Кремле в краткосрочной перспективе не даст. То есть четвертая конфликтная линия на прямую связана с процессами урегулирования конфликта на Донбассе и деоккупации Крыма.

Пятую конфликтную линию определяет отсутствие необходимых технологий для большинства перспективных направлений развития зеленой энергетике, и жесткая конкуренция в их разработке и внедрении. Для Украины это вопрос наличия собственных технологий и кадров. К примеру, пока никаких работающих коммерческих систем транспортировки водорода нет нигде в мире. Проблемы хранения и безопасного использования водорода также пока далеки от решения. Поэтому водород достаточно неопределенное время будет проигрывать природному газу по показателям цены и технологичности.

          Шестая конфликтная линия в том, что в мире существует серьезная конкуренция водороду со стороны массовой электрификации, прежде всего транспорта. Одновременное развитие инфраструктуры для водородной энергетики и для электротранспорта потребует колоссальных инвестиций. Сегодня трудно предугадать, какое перспективное направление выиграет конкуренцию. Например, гендиректор Volkswagen Group Герберт Дисс, в интервью Financial Times говорил: «Вы не увидите никакого использования водорода в автомобилях. Даже через 10 лет». Основатель Tesla Илон Маск и вовсе называет технологии в основе водородных автомобилей «невероятно глупой» идеей. 

Вместе с тем, летние Олимпийские игры 2020/2021 в Японии запомнятся не только тем, что проходили в пандемию, но и тем, что олимпийский огонь впервые в истории горел не на природном газе, а на водородном топливе, а также потрясающей демонстрацией парка японских водородных автобусов. Это дает нам уверенность, и надеемся - Офису президента, что водород станет основным топливом будущего, а внедрение водородной энергетики сделает Украину мощным игроком на мировой арене.

comments

Новини партнерів

comments

Інші матеріали автора

Новини

Підписуйтесь на повідомлення, щоб бути в курсі останніх новин!