МИР

Японский милитаризм спасет украинский ВПК

0

Геополитические процессы, активированные событиями вокруг Украины, таят в себе скрытые возможности для украинского ВПК

Появление глобальных задач у японской оборонной промышленности может дать украинским экспортерам шанс обрести нового партнера или, на худой конец, за спиной у Токио вернуться на рынок Турции

Из-за масштабных оборонных контрактов, которые Украина заключила с КНР во время нахождения у власти в Киеве беглого президента Виктора Януковича, украинские экспортеры вооружений могут утратить шанс партнерства с Японией. Под давлением нового мирового кризиса Страна восходящего солнца решила с 1 апреля снять эмбарго с японского оружейного экспорта и взялась за вытеснение традиционных поставщиков с рынков Ближнего Востока, Средней Азии и Турции.

Российские катализаторы

Формальным обоснованием снятия эмбарго с экспорта стал направленный в Токио еще осенью 2013 года запрос правительства США. Документ содержал просьбу смягчить очень строгий японский режим экспортного контроля ради реализации самого известного сегодня американо-японского стратегического проекта: производства трехступенчатых ракет-перехватчиков противоспутниковой и противоракетной обороны (ПРО) класса Standart для эсминцев AEGIS.

28 октября 2013 года, когда отношения США и РФ только начали вступать в фазу напряженности из-за активного буйства российских спецслужб в Украине, Вашингтон прекратил переговоры об ограничении ПРО с Москвой и принял решение развернуть новую базу противоракетной обороны в Румынии. На волне разгорающегося американо-российского кризиса Вашингтон принял решение оснастить эту румынскую базу новейшей модификацией американо-японских ракет Standart со сложной аббревиатурой SM-3 RIM-161C Block IB. Всего до 2010 года Япония и США запланировали произвести для потребностей стран НАТО не менее 678 SM-3. Закупки этих ракет обойдутся американской казне минимум в $16,2млрд.

Отказаться от участия в этом международном ракетостроительном проекте Япония не может, поскольку из-за возросшей военной активности Северной Кореи и КНР на Дальнем Востоке Токио в начале 2013 года принял решение вооружить наземную компоненту своей ПРО двумя сотнями ракет указанного класса. Не будет участия, не будет поставки.

Из-за крайнего обострения обстановки в Европе и на Дальнем Востоке этот проект показал себя перспективным, обещающим стабильные заказы для японской радиоэлектронной промышленности. Кроме него формальным мотивом нынешнего отказа Токио от запрета на экспорт вооружений стало участие японских корпораций в международном проекте производства самолетов F35А, который реализуют девять стран НАТО. Объясняя прессе такое наращивание японской торговли оружием, Кунихико Мияке, бывший советник нынешнего премьер-министра Японии Синдзо Абэ, назвал в качестве главной причины российское нападение на Украину.

При этом парламент Японии полностью пересмотрел военную доктрину страны. Были приняты законы «О среднесрочном плане обеспечения обороноспособности» и «Новые основные направления обороны», дата реализации которых должна наступить в 2020 году. И уже в конце прошлого года был создан Совет национальной безопасности и обороны. До этого в системе японской власти такого органа, как СНБО, не было. «Крым изменил правила игры. Это не залп где-то на далеком берегу от нас. Имела место попытка одной державы изменить статус-кво. Теперь тоже может сделать КНР», — заявил г-н Мияке.

По мнению экспертов, Токио начал поиск военно-технических союзников в различных регионах мира. Пока географические приоритеты Японии официально не названы. На момент изменения военной доктрины правительство пока не оглашает список государств, которые могут быть приоритетными в военно-технической кооперации и военно-политическом сотрудничестве.

Берег турецкий

Анализируя наиболее вероятные векторы активности японских корпораций, специалисты единогласно соглашаются с предположением, что главным приоритетом для Японии станет Турция. Эта страна, во-первых, обладает второй по численности в государствах НАТО армией. Во-вторых, имеет веские причины для ее перевооружения. Этими причинами являются многочисленные конфликты по периметру турецких границ. К началу этого года их число из-за российского аншлюса Крыма выросло: это война в Сирии, проблема Карабаха, Кипра и Курдистана. Многочисленность этих угроз, их многогранность и вовлечение к разогреву конфликтов целых групп государств делает турецких импортеров буквально мировыми рекордсменами по избирательности.

По сравнению с большинством государств – экспортеров оружия Япония минимально вовлечена в экономическое развитие сторон, которые противостоят интересам Анкары в этих конфликтах. Руководствуясь подобными соображениями, Турция несколько лет назад достигла соглашения с Южной Кореей и Японией об участии корпораций этих стран в проекте производства нового турецкого танка Altay. С тех пор проект стоит. Он предполагает производство турецкой компанией Otokar около 250 танков со стартовой стоимостью $400 млн. на основе корейской модели К2 «Черная пантера» компании Hyundai Rotem. Общая потребность Турции превышает 1 тыс. танков, и контракт предполагается увеличить на сумму более $1,5 млрд. По проекту, танки оснащаются двигателями производства корейского филиала японской Mitsubishi Heavy Industries. В начале этого года японские чиновники заявляли о невозможности участия в проекте из-за действовавшего тогда эмбарго на экспорт военной техники. Ныне, когда эмбарго отменено, Япония формально получит возможность возобновить участие в этом проекте. Правда, возникает существенная проблема — в новых условиях Токио становится куда более выгодным предлагать на мировых рынках свой танк Tipe 90, а не стричь подряды и заниматься поддержкой выпуска конкурирующих моделей через третьи руки.

С учетом новых амбиций японские корпорации могут оставить турецкое направление, отдав предпочтение продаже чисто японской бронетехники на рынки других стран. Турецкая танковая программа в таком случае может приостановиться уже в третий раз после неоднократных срывов в 2000–2004 годы. Пока не известно, вернется ли эта программа к тому, с чего начиналась — фаворитом предпочтений Анкары в тот период считался украинский танк Т-84-120 Jatagan, который был разработан специально под требования турецкого покупателя. Считается, что его поставка была отложена по причине несговорчивости тогдашних украинских властей об условиях сборки танков на турецкой территории. Возможный уход японцев с турецкого рынка все меняет. Правда, экспорт вооружений из Украины в откровенно недружественный Японии Китай за 2000–2013 годы составил миллиарды долларов. Поэтому выглядит маловероятным, что Токио уступит Киеву турецкий танкостроительный рынок быстро и без встречных пожеланий.

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Теги: ВПК, оборонная промышленность, Украина, Япония

Версия для печати
Загрузка...
Loading...
..

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «КомментарииУА:», 2016

Система Orphus