УКРАИНА

Несмотря на заявления руководства Национального банка о завершении массового «банкопада», чистка отечественного финансового рынка все еще продолжается

При чем речь идет не только о выведении из игры неплатежеспособных банков, но и о коррупционных схемах опустошения карманов их собственников силами судебной власти, сотрудников регулятора рынка и Фонда гарантирования вкладов физлиц, сообщает «Капитал». Благодаря нескончаемости этой пьесы карманы отдельных актеров ежемесячно пополняются миллионами долларов.

Партия Гонтаревой

Чтобы вывести с рынка неугодный банк и при этом выгодно разобрать его ликвидное имущество, реализуется достаточно незамысловатая двухходовая схема, которой с редакцией поделились сразу несколько руководителей юридических департаментов банков.

Итак, когда банк находится на финишной прямой своего жизненного цикла, но пытается выбраться из непростой ситуации, на помощь ему приходит Нацбанк с предложением предоставить большой объем рефинансирования. Денег должно хватить для того, чтобы с лихвой покрыть срочно требуемые вкладчиками депозиты и выровнять балансы. Взамен у ослабленного финучреждения в залог забирается все возможное ликвидное имущество, включая права требования по кредитам, недвижимость, немусорные ценные бумаги. Поскольку в состоянии агонии руководство банка, как правило, очень договороспособно, все имущество закладывается с хорошим дисконтом. Имущество, которое выступает залогом по ипотечным договорам, тут же перезакладываются в Государственном ипотечном учреждении.

Формально рефинансирование выдается на 2-3 года. По крайней мере, именно на это рассчитывает горе-банкир. Однако, по факту Нацбанк по неформальным каналам начинает истребовать долг заранее — примерно через 6-8 месяцев. Естественно, вернуть всю сумму не получится, поскольку деньги пущены «в дело». На горизонте появляется угроза признания неплатежеспособности. Ведь непогашенный долг перед регулятором — это едва ли не хуже, чем долги перед всеми остальными кредиторами вместе взятыми.

Конечно, смешно было бы думать, что на Институтской этого не понимают, поэтому акционеру учреждения (реальных владельцев в большинстве случаев там прекрасно знают) поступает предложение: за 10-15% от суммы долга НБУ закрывает глаза на потенциальную неплатежеспособность и получает возможность постепенно выкупить заложенное имущество с дисконтом до 40%.

При этом указанные 10-15% желательно как можно скорее занести наличными по известному адресу.

Если посмотреть на перечень банков, которые покинули рынок со средины прошлого года, почитать материалы о том, скольких еще реально стоило бы отправить в небытие, и наложить на это масштабы выделенного рефинансирования, можно примерно представить «осадок», который мог остаться у руководства НБУ. Речь идет о десятках миллионов долларов. Тем не менее, многие отказываются идти на эту схему, о чем, вероятно, жалеют во втором «акте».

Партия Ворушилина

На этапе, когда, не вняв доводам «добрых людей» из Нацбанка, акционер обрекает свой банковский бизнес на неплатежеспособность, «в игру» вступает Фонд гарантирования вкладов физлиц. При этом, по словам участников рынка, формальный директор-распорядитель Фонда, больше известный как школьный друг детства Петра Порошенко Константин Ворушилин, не управляет реальными процессами в этой структуре. Всю работу за него делает опытный аппаратчик Андрей Оленчик. Именно ему приписывают схему «дожатия» невыведенного имущества неплатежеспособных банков как с их акционеров, так и с возможных кредиторов этих учреждений.

Когда в банк заходит временная администрация, первым ее шагом традиционно является инвентаризация всех обязательств банка и всех сделок и проводок, осуществленных в течение последнего года. Часть 3 ст. 38 Закона Украины «О системе гарантирования вкладов» четко определяет перечень из девяти нарушений, в результате которых заключенные с такими нарушениями договора признаются ничтожными в силу закона. Однако по факту временный администратор, как правило, признает ничтожными абсолютное большинство сделок. В перечень попадают и дробление депозитов, и продажа имущества, и получение кредитов на межбанковском рынке под залог и остальные операции, которые, на первый взгляд (да и с точки зрения здравой логики) не являются сомнительными.

Под прессингом теперь находятся уже не только акционер, но и ничего не подозревающие контрагенты — кредиторы, партнеры, обычные добросовестные покупатели имущества, заемщики. Тем, у кого в залоге имущество или кто его недавно приобрел, вежливо сообщают, что его нужно вернуть. Тем, кто должен умершему банку, — что сроки погашения обязательств наступили и на погашение займа дается пара недель, а иначе заложенное имущество будет продано с молотка за копейки, а долг будет висеть на шее заемщика.

Особенно несладко приходится банкирам, которые получили в распоряжение имущество других, уже выведенных с рынка банков. Таких случаев на рынке известно около полдюжины — в судах они отстаивают права на проблемные кредитные портфели и имущество, которые Фонд хочет забрать себе. Пикантность ситуации заключается в том, что в случае несговорчивости по вопросу «10-15%» банк может получить «привет» уже непосредственно от своего прямого регулятора.

Свои действия временный администратор поясняет просто: под дверью Фонда уже толпятся вкладчики горе-банка, которым уже надо платить их законные 200 тысяч. А если не заполучить все «выведенное» имущество, то администратору придется покрывать потребности разъяренных граждан из собственного кармана, но ему этого не очень хотелось бы делать.

Поэтому добросовестным покупателям, кредиторам и заемщикам предлагается уже известная из предыдущей партии схема «10-15%». За эти деньги неофициальные представители Фонда (то ли аутсорсинговая юридическая компания, то ли обычные вышибалы из соседнего райцентра) обещают честно проигрывать все судебные тяжбы, а также похлопотать перед вышестоящими инстанциями об отсутствии проблем в дальнейшем.

При этом для наименее сговорчивых предлагается альтернатива в виде митингов разъяренных вкладчиков, публичных обвинений со стороны Фонда в мошенничестве и полного содействия государственным интересам со стороны судебной системы. На рынке известны случаи, когда бизнес или другой банк, которому «посчастливилось» быть кредитором будущего проблемного «коллеги», соглашались на драконовские условия. Но многие все-таки предпочитают отправить ходоков от Фонда подальше. Тем самым навлекая на себя недюжинный гнев «гарантов», в том числе, и в судебной плоскости. До сентября 2015 года Фонд имел право не платить госпошлину за рассмотрение дел о возврате собственности банка-банкрота. А это 1,5% от суммы иска — немалые деньги для миллионных залогов (но максимум — 223 000 грн на один иск). С сентября Фонд лишили этой преференции, так что теперь если эта структура вкладывает такие суммы в судебный спор (в апелляции — 110% изначальной пошлины, в Высшем админсуде — 120%), то значит это точно «кому-нибудь нужно».

По данным юристов, при попадании дела в суд, Ворушилин лично обзванивает судей, которые рассматривают дела о признании договоров никчемными, чтобы «объяснить» государственную важность выплаты депозитов обманутым вкладчикам за счет возвращенных активов.

Слабая позиция

Это приходится делать, поскольку позиция шантажистов на самом деле весьма слабая. Дело в том, что статья 38 закона о системе гарантирования вкладов не до конца регулирует вопрос признания договоров никчемными. Сказано, что порядок такого признания определяет Фонд своими внутренними документами. Но что это за документы — нигде не указано. В результате временные администраторы разных банков на основании фиктивных зачастую «проверок» выносят то приказы, то решения, то постановления, то протоколы, то акты, то письма, совершенно не заботясь об их законности. Для проведения «проверок» собираются «комиссии» из уборщиц, водителей, менеджеров без юридического образования, и они «коллективным разумом» принимают такого рода выводы. Несмотря на давление Ворушилина, административные суды все же в некоторых случаях признают действия Фонда неправомерными. Однако даже дойдя до Высшего суда, нет гарантий, что «гаранты» оставят компанию в покое. В практике зафиксированы случаи, когда суд из-за условной «лишней запятой» отправлял дела на пересмотр в первую инстанцию.

Сам закон уже не имеет прочных позиций. Дело в том, что после массовых случаев невозможности вынужденным переселенцам получить гарантированные 200 тыс. грн. на подконтрольных Украине территориях на основании отсутствия документов на депозит, в Конституционный суд было подано представление о признании всего закона соответствующим Конституции. Соответственно, сомнению подверглись все его нормы, включая и ст. 38. Поэтому есть большой шанс, что в обозримом будущем норма о никчемных договорах будет никчемной сама по себе. Тем не менее, пока что временные администраторы одним росчерком пера лишают юридических и физических лиц их священного права собственности, вокруг которого выстраивается вся система взаимоотношений государства с человеком и бизнесом.

Фото: «Капитал»

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Теги: банкротство, Экономика, НБУ, банк

Версия для печати
45713
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «Комментарии:», 2016

Яндекс.Метрика Система Orphus