УКРАИНА

Есть все основания, чтобы Гонтарева оказалась на скамье подсудимых, - замначальника департамента ГПУ Куценко

0

Прокурор ГПУ Владислав Куценко готов предъявить обвинение Валерии Гонтаревой

Генеральная прокуратура и НАБУ расследуют причастность Гонтаревой к коррупции в НБУ

Коррупция в Нацбанке давно стала притчей во языцех. Непрозрачный механизм выдачи рефинансирования приводит к вымыванию денежных средств из банков; бесконтрольность и/или халатность позволяет создавать финансовые пирамиды (банки «Михайловский», «Платинум»); спекуляции на валютном рынке и рынке ценных бумаг создают фиктивный капитал, который делится между узким кругом чиновников. По количеству поданных депутатами заявлений в правоохранительные органы нынешние руководители НБУ -безусловные рекордсмены. Проблема в том, что, если уголовные дела и открываются, то исключительно фактовые, а не в отношении конкретных должностных лиц (как в недавней истории с «пленками Рожковой»), и расследования тянутся годами.

Впрочем, заместитель начальника департамента Генеральной прокуратуры Украины Владислав Куценко утверждает, что имеет безусловные доказательства прямой связи главы Нацбанка Валерии Гонтаревой с хищениями активов проблемных банков. Куценко подал рапорт в Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ), к которому приобщил документы, подтверждающие ведущую роль Гонтаревой и во многих других коррупционных схемах.

Мы попросили Владислава подробнее рассказать, в чем подозревается глава Нацбанка, и каковы перспективы довести дело до суда.

- Владислав, вы передали в НАБУ документы о коррупции в Нацбанке. Откуда у вас появились эти документы и почему вы их передали в НАБУ, а не оставили в Генпрокуратуре?

- Как действующий прокурор я наделен определенными полномочиями. В конце 2016 года люди, которые, на мой взгляд, заслуживают доверия (в том числе, представители действующей власти), передали мне ряд интересных для анализа документов. Эти документы прямо указывают на причастность председателя Национального банка Украины Валерии Гонтаревой, а также руководителя Фонда гарантирования вкладов физических лиц Константина Ворушилина к реализации ряда непрозрачных схем, связанных с ликвидацией банков, - как на этапе работы временной администрации, так и на этапе введения в банк куратора НБУ при установлении специального режима контроля за банком.

Эти документы были мной систематизированы. Но такие дела подследственны НАБУ, поскольку речь идет о руководстве Нацбанка и статье 364 «Злоупотребление служебными полномочиями». Я подготовил рапорт на имя своего непосредственного руководителя – Генерального прокурора Юрия Луценко, а также на имя заместителя Генпрокурора – руководителя специализированной антикоррупционной прокуратуры Назара Холодницкого. Копию этого рапорта я также направил Артему Сытнику (директор НАБУ, - ред.) Закон обязывает прокурора, если он тем или иным способом выявил нарушение закона, принять меры, чтобы в течение 24 часов материалы были зарегистрированы в ЕРДР, и было начато расследование.

- Документы в НАБУ приняли без проблем? Народный депутат Игорь Луценко заявлял, что с большим трудом добился открытия производства по коррупции в Нацбанке, инициированного в конце прошлого года группой депутатов.

- Мои коллеги из Национального антикоррупционного бюро зарегистрировали эти документы и открыли уголовное производство. Вначале я передал лишь малую долю документов, понимая возможный «политический резонанс». Сейчас в НАБУ от меня поступили материалы с аналитикой, доказательной базой, которые позволяют проводить комплексное расследование. На данном этапе инициированное мной так называемое «дело Гонтаревой» передано из НАБУ в органы прокуратуры.

- Все-таки не захотели заниматься?

- Это не попытка «слить дело». Я не вижу ни политической, ни юридической угрозы. Мои коллеги начали расследование с оценщиков и должностных лиц Фонда гарантирования вкладов, и, если на следующем этапе расследования прокуратура подберется к Гонтаревой, – а я уверен в этом, дело опять вернется в НАБУ.

- О каких конкретно схемах идет речь в документах?

- Самая простая схема связана с оценкой имущества банков и его продажей. Когда банк ликвидируется, ФГВФЛ проводит оценку оставшегося имущества: зданий, сооружений, техники, вкладов. Фонд нанимает для этого лицензированного оценщика, который решает, сколько стоит конкретное здание, акции и т.д. Схема состоит в том, что, например, помещение, которое стоит миллион долларов, после работы оценщика начинает стоить 100 тысяч, и по этой цене продается. Суммы получаются астрономические, например, балансовая стоимость активов банка «Хрещатик» 8 млрд грн, а после работы Фонда их цена уменьшилась до 2,6 млрд грн. Разница – это та сумма, которой как раз и не хватает, чтобы погасить долги перед вкладчиками.

Проанализировав цены, по которым выкупается имущество ликвидированных банков, мы однозначно можем говорить об уголовной составляющей. От служебной халатности, когда Фонд гарантирования вкладов, например, увидел заниженную оценку, но не предпринял никаких мер, чтобы ее проверить, до злоупотребления полномочиями. И есть основания утверждать, что за это сотрудники Фонда получали неправомерную выгоду, т.е. взятки. Помимо того, что я юрист, я еще и кандидат экономических наук, и мне эти процессы понятны. Это первая элементарная схема – занижение стоимости активов во время ликвидации, чтобы дешево продать их своим.

- Первая, но не единственная?

- Вторая схема немного сложнее и проходит в несколько этапов. Она работает во время введения в банки, у которых начинаются проблемы, кураторов НБУ – «серых кардиналов», которые имеют сверхконтролирующие полномочия над банком. Показательный пример – банк «Финансы и кредит». 76% кредитного портфеля – 23 млрд грн – были выданы связанным с банком лицам. Уже при наличии в банке куратора кредитный комитет принимает решение о реструктуризации инсайдерских кредитов, изменяя условия договоров не в пользу банка. При этом не учитывается тяжелое финансовое состояние банка.  В результате таких действий банк недополучает значительные средства по обязательствам заемщиков, из-за чего состояние банка еще больше ухудшается. Если первая схема предполагает искусственное занижение стоимости активов, то эту можно назвать обесцениванием активов.

- И какова здесь роль Нацбанка?

- Когда мы начали это дело, Нацбанк попытался переложить всю вину на Фонд гарантирования вкладов. И на первый взгляд может показаться, что это так. Я не могу раскрыть определенные оперативные моменты. Но даже если посмотреть с юридической точки зрения, ФГВФЛ подотчетен Нацбанку. В административном совете Фонда два из пяти членов – это действующие сотрудники НБУ, которые фактически координируют все эти решения. Если Нацбанк недоволен политикой Фонда, он должен заявлять, что происходят противоправные действия. Но таких заявлений нет. Представители НБУ не поднимают вопрос об отставке Ворушилина, и о каких-либо нарушениях не заявляют. Другой момент – это куратор, который также является действующим сотрудником Нацбанка. Информация, которую я передал, указывает на вероятный сговор кураторов с руководством Национального банка.

Все подробности уголовного производства я раскрывать не имею права, но по банку «Финансы и кредит» в моем заявлении и рапорте выделено три потенциальных фигуранта – это Фонд, Нацбанк и непосредственно руководители банка. Мы увидели сговор. Куратор уполномочен посещать заседания комитетов по управлению активами и пассивами, тарифного комитета, и, в обязательном порядке, кредитного. Именно на этих комитетах принимались те самые решения об инсайдерских кредитах, об изменении процентной ставки не в пользу банка. И куратор Национального банка не вносил никаких возражений, протестов. Он при этом отчитывается своему руководству в Нацбанке. Противоправные действия здесь уже налицо, осталось доказать сговор.

- Есть ли шанс это доказать?

- Уже есть решение суда первой инстанции – административный суд постановил «признать противоправной бездеятельность Национального банка Украины относительно непринятия надлежащих мер и обеспечения защиты законных интересов вкладчиков и кредиторов по безопасности сохранения средств на банковских счетах». Это четко подтверждает, что Нацбанк не предпринял необходимых мер. Я уже приобщил это решение суда к нашему уголовному производству, потому что оно содержит юридическую позицию судьи, очень много фактов. Мы говорим, как минимум, о служебной халатности. А если следствие докажет сговор, то мы выходим на более серьезную статью Уголовного кодекса.

- О сговоре на каком уровне может идти речь? Это руководители среднего звена, топ-менеджмент? Или здесь замешана непосредственно Гонтарева?

- Как прокурор, до вынесения обвинительного решения суда я не имею права называть госпожу Гонтареву преступницей и говорить, что она в чем-то виновна. Это может установить только суд. Но я непосредственно передал документы, которые указывают на очень высокую вероятность того, что руководитель Нацбанка Гонтарева давала незаконные указания кураторам НБУ, которые назначались в банки. Также документы указывают на ее попытки повлиять на работу Фонда гарантирования вкладов. Это, например, попытки назначить подконтрольного себе руководителя департамента консолидированных продаж. Именно этот департамент отвечает за оценку имущества банков, определяет оценщиков, утверждает или не утверждает результаты оценки. В этот департамент Гонтарева протянула свою креатуру. Поэтому называть Гонтареву виновной преждевременно. Но если следствие будет работать по закону, и никто не будет в него вмешиваться, я считаю, есть все основания усадить Гонтареву на скамью подсудимых и добиться обвинительного приговора.

- В каком количестве банков руководство Нацбанка реализовало свои схемы?

- Я передал документы о 68 ликвидированных банках. Но с информацией о нарушениях в других банках еще обращаются народны депутаты – Сергей Тарута, Сергей Соболев, Юлия Тимошенко.

- Помимо озвученных схем, какие еще факты описаны в документах? В СМИ много пишут о махинациях с рефинансированием банков…

- В уголовном кодексе есть статья «Злоупотребление влиянием». Вы помните записи телефонных разговоров Рожковой? Она как раз говорила о содействии определенному банку. Мои коллеги из НАБУ на днях заявили, что откроют производство по этому делу. Не знаю, по какой статье они это сделают, но как юрист я здесь четко вижу статью «Злоупотребление влиянием», когда должностное лицо, наделенное властными полномочиями, обещает повлиять на должностных лиц в интересах третьего лица с целью получения неправомерной выгоды. По Рожковой здесь железные основания для производства.

Что касается выделения рефинансирования, которое находится непосредственно в компетенции руководства НБУ. Приоритет одному банку перед другими и влияние на эти процессы я бы четко определил, как злоупотребление влиянием. Здесь есть над чем работать, и здесь снова будут фигурировать наивысшие должностные лица Национального банка Украины. Причем следствию нужно работать в направлении рассмотрения действий не отдельных лиц, а организованной группы лиц, которая действует по предварительному сговору.

- Генпрокуратура сейчас ведет громкое дело, связанное с Гонтаревой – участие ее компании ICU в схемах по выведению денег из госбанков с помощью манипуляций с ценными бумагами, и дальнейшей их легализации в интересах Януковича. Как вы считаете, есть ли шансы на успех в этом расследовании?

- Я не являюсь ни процессуальным прокурором, ни следователем по этому делу, но, по моим данным, там собрана очень серьезная доказательная база. Расследование находится на контроле руководства Генеральной прокуратуры Украины. По-моему, уже есть все основания подписывать сообщение о подозрении определенным лицам.

 - Ваши коллеги, к слову, выяснили, что Гонтарева как руководитель ICU помогала в выведении 2 млрд грн из «Аграрного фонда». Якобы в ходе следствия удалось установить, что ICU являлась хранителем пакета акций Одесского НПЗ, принадлежавшего «семье»

- В том, что гражданка Гонтарева возглавляла ICU и фактически работала с деньгами Януковича-Арбузова, есть и политический аспект. И здесь оценку должны дать политики: как могло так случиться, что после Майдана главой Нацбанка назначили женщину, которая, образно говоря, отмывала деньги Януковича. Она знала, куда и как шли эти деньги. Но я не вижу, чтобы она давала необходимые свидетельские показания. А не давая их, она становится соучастником этих процессов. Я думаю, что перспективы у дела есть. И, если верить руководителям силовых структур, они в этом направлении работают. Пока я не вижу, чтобы были основания закрыть дело по ICU. Наоборот, есть все основания для того что сообщить о подозрении и, не затягивая, составить обвинительное заключение. Доказательная база собрана. Вопрос, когда это произойдет. С ICU вообще интересная история. Гонтарева была одним из основателей этой оффшорной компании. В 2006 году она стала соучредителем ООО КУА «Инвестиционный капитал Украина». Потом они создали ряд холдингов, в том числе ICU Holdings Limited. В 2014 году, перед назначением в Нацбанк, Гонтарева поступает якобы по закону и избавляется от своей доли: продает ее, чтобы не было конфликта интересов. Но не просто продает, а с рассрочкой в пять траншей – с 2014 по 2018 годы она должна получать примерно по 23 млн грн. в год.

- Но в прошлом году она почему-то получила удвоенный транш – почти 53 млн грн! Это такая премия в размере 100% от ICU за хорошую работу на должности главы Нацбанка?

Это еще одно свидетельство, что, формально продав свой актив с рассрочкой платежа на 5 лет, Гонтарева попала в финансовую зависимость от оффшорной компании ICU, став ее кредитором, поскольку они ей должны деньги. При этом ICU Holdings Limited является совладельцем одного из действующих банков – ПАО «Банк Авангард». И она, как кредитор компании ICU, заинтересована в успехах работы банка «Авангард». Этот банк у нас на плаву, и у него нет никаких проблем. Судя по данным того же НБУ, «Авангард» в прошлом году увеличил активы почти в три раза. А прибыль выросла на 78%.  При этом банк занимается торговлей ценными бумагами и валютой на межбанковском рынке, который сегодня в значительной степени контролируется НБУ. Вот и конфликт интересов, который прямо предусмотрен как нарушение в законе Украины о противодействии коррупции.

- Это чем-то грозит Гонтаревой?

- Глава Нацбанка, став кредитором оффшорной компании – владельца банка «Авангард», естественно, имеет конфликт интересов. При назначении она об этом конфликте интересов не заявила, чем совершила, на мой взгляд, коррупционное правонарушение. Есть все основания составить протокол о коррупции, что сейчас инициирует в НАБУ депутат Сергей Тарута. После того, как протокол о коррупции будет составлен, закон предусматривает возможность отстранения Гонтаревой от выполнения служебных обязанностей до решения суда.

 

 

 

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Теги: ICU Holdings Limited, коррупция, НАБУ, Владислав Куценко, Генеральная прокуратура, НБУ, Гонтарева, компания Гонтаревой, оценка активов, Рожкова

Версия для печати
-->
Загрузка...
Loading...

Новости Hunta.info

властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «Комментарии:», 2016

Яндекс.Метрика Система Orphus