УКРАИНА

материалы по теме:

Власть

Поляки начали войну против «Газпрома»

0

Намерение Кремля выдавить с польского газового рынка немецкую Wintershall и компанию Bartimpex местного газового трейдера Александра...

...Гудзоватого может привести российскую газовую монополию «Газпром» к рождению единого украинско-польского «транзитного фронта»

Успех Украины, повысившей с января 2010 года транзитную ставку за прокачку российского газа по украинской территории, добавил смелости соседней Польше. На фоне понижения среднеевропейских газовых цен увеличение тарифа с $2,07/тыс. м3 на 100 км до $2,7/тыс. м3 выглядит вполне очевидным достижением. Аналогичные стремления продемонстрировала польская газовая госкомпания Polskie Gornictwo Naftowe i Gazownictwo SA (PGNiG), предприятия которой взымают с «Газпрома» тариф в $2,05/тыс. м3 на 100 км. Представитель этой компании в начале нового года заявил о том, что Варшава планирует ужесточение отношений с российским «Газпромом»

ПОТЕРЯВ терпение в ходе безуспешных российско-польских переговоров об условиях поставок газа на 2010 год, польское правительство инициировало процесс подготовки к судебному разбирательству, результатом которого станет начисление на компании группы «Газпром» гигантских штрафов. Если дело дойдет до их фактического взимания, единая политика Украины и Польши в отношении российской монополизации их национальных газовых рынков впервые для отношений двух стран может стать свершившимся фактом.

Большую часть указанных штрафов на компании «Газпрома» предполагается начислить за то, что его польские совместные компании Eurорol Gas (EPG) и Gaz Trading, оперирующие польским участком газопровода Ямал — Западая Европа, в течение многих лет декларировали убытки. Их уровень суммарно превысил $410 млн. Официальной причиной такой существенной недоимки называются демпинговые цены за услуги по транзиту газа по польской территории, которые указанные компании применяли в 1997–2008 годах по настоянию российской стороны. Еще $60 млн. штрафов Варшава угрожает начислить на «Газпром» за невыполнение части условий контракта на поставку газа в 2009 году. Они предполагали поставку с украинской территории 2,4 млрд. м3 газа через швейцарскую компанию RosUkrEnergo. В минувшем году компания свернула операции в Украине по настоянию правительства Юлии Тимошенко, но «Газпром», стремясь надавить на польскую сторону в ходе очередных переговоров, счел ненужным предлагать полякам достойную замену. Посчитав, что при общем польском годовом потреблении в 17 млрд. м3 дефицит в 2,4 млрд. м3 газа заставит Варшаву быть сговорчивее, Кремль совершил трагическую ошибку. Результат оказался прямо противоположным ожидаемому: против «Газпрома» ополчились и польские чиновники, и недавний партнер российской монополии Александр Гудзоватый.

Его компании — PHZ Bartimpex и угледобывающая Weglokoks — с 2002 года владеют около 37% акций компании Gaz Trading. Ей принадлежит 4% акций компании EPG, которая распоряжается польским участком газопровода Ямал — Западная Европа. EPG в равных долях (по 48%) принадлежит PGNiG и «Газпромэкспорту». Эти же газовые гиганты, с пакетами в 15,8% и 43,41% акций соответственно, являются соучредителями компании Gaz Trading. Правда, здесь следует отметить очень важную деталь: небольшой пакет в 2% акций Gaz Trading принадлежит германскому энергетическому гиганту Wintershall из дружественной «Газпрому» группы BASF Kommerzbank. Под их совместным контролем находится экспорт газа не только в Польше, но и в Румынии.

Наличие в Gaz Trading представителей Wintershall давал «Газпрому» гарантию того, что на польском рынке не смогут закрепиться его «меньшие друзья». Таких опасных партнеров, то и дело норовящих увести у российской монополии долю польского рынка, до 2007 года насчитывалось три. К ним относится традиционно дистанцирующаяся от «Газпрома» французская госкомпания Gaz de France, совладеющая польскими компаниями по хранению газа, германская E.On Rhurgas, которая навязчиво проникает в систему группы «Газпром» везде, где только можно. И третий игрок — норвежская государственная Statoil, откровенно конкурирующая с россиянами не только на газовых, но и на нефтяных рынках. В 2007–2008 годах к этому увесистому списку добавилась корпорация Exxon Mobil. Она продала польской PGNiG долю в одном из крупных месторождений газа в Северном море, а также стала настаивать на строительстве газопровода Бернау — Щецин, который должен соединить газовые сети Германии и Польши, что позволило бы Варшаве получить этот альтернативный «Газпрому» ресурс.

Функционирование довольно сложно устроенного расчетно-инвестиционного «узелка» из родственных друг другу компаний Gaz Trading и EPG долгие годы являлось ключевым элементом формирования рынка газа Польши. Проще говоря, этот тандем гарантированно оттягивал на неопределенное будущее момент выноса россиян с польского рынка перспективными, но весьма могущественными конкурентами. Свои дивиденды получала и Польша: наличие Gaz Trading в составе акционеров компании EPG давало польской стороне формальный, но вполне существенный перевес (52%) при голосовании на годовых собраниях акционеров по важнейшим вопросам. Таким, например, как определение объемов газа, которые EPG может поставлять в Германию в режиме транзита, и объемов поставок через компании Гудзоватого по куда более прибыльным моделям реэкспорта или давальческого вывоза.

Куда шли деньги от подобного рода операций, из-за частного статуса PHZ Bartimpex доподлинно никому не известно. Вряд ли можно предположить, что «коммерческая агентура» «Газпрома» в Варшаве сидела без неучтенных гибких доходов. Хотя в декабре 2009 года в ходе очередных российско-польских переговоров об условиях поставок газа «Газпром» неожиданно для многих все же решился поменять выверенную годами схему распределения сил в Gaz Trading и EPG. Правительству Польши было выставлено требование провести допэмиссию акций EPG, в результате которой «Газпром» и PGNiG получили бы по 50% акций, а Гудзоватый и Wintershall в лице Gaz Trading, утратили бы все права собственности на долю в польском участке газопровода Ямал — Западная Европа. Полякам такой ход очень не понравился. Неофициально в комментариях полькой прессы причиной таких изменений в стратегии «Газпрома» называлась разница между политикой польского посредника Александра Гудзоватого и его украинского коллеги Дмитрия Фирташа. С него-то, по сути, и начался нынешний виток российско-польской газоторговой напряженности, в частности, конфликт вокруг недопоставки Польше в 2009 году 2,7 млрд. м3 газа. В отличие от его украинского коллеги-газотрейдера Дмитрия Фирташа, который до 2008 года щеголял влиятельными связями в Москве, Гудзоватый избрал более гибкую модель поведения. Польский газотрейдер старался в политику не играть. Он предпочитал направлять публичные усилия и вырученные от торговли газом доходы в считающиеся стратегически важными для диверсификации газового рынка Польши проекты, в частности, подготовку строительства газопровода Бернау — Щецин компанией VNG группы Wintershall BASF.

Польская пресса видела в такой политике ныне ставшего ненужным Москве Гудзоватого старание этого инвестора понравиться сразу всем ведущим польским политическим лагерям. Один из этих лагерей склоняется к диверсификации рынка Польши благодаря поддержке проекта строительства газового терминала в Свиноуйсце для приема танкеров со сжиженным газом из Катара. Этот проект реализуется полным ходом, но для достижения рентабельности требует сложного выхода на рынки сжиженного газа в соседние страны (Литву, Беларусь и Украину). Другой лагерь польских политиков поддерживает затратный проект строительства газопровода из Дании для получения доступа Польши к норвежским ресурсам Statoil. На фоне этих двух проектов поддерживаемый Гудзоватым и Wintershall проект Бернау — Щецин выглядел разумным компромиссом. Нынешнее требование «Газпрома» о выводе Gaz Trading из состава учредителей EPG стало логическим завершением всех этих интриг. Ведь если правительство Польши все же решится довести дело по санкциям против «Газпрома» до конца, взыскав с него штрафы за предыдущую эпоху «лояльного формата» работы компании EPG, власти и Гудзоватый окажутся «в одной лодке» и будут вынуждены консолидироваться вокруг проекта Бернау — Щецин. В отличие от терминала в Свиноуйсце, грозящего сократить польский рынок «Газпрома» на 35–40%, этот проект из-за партнерского по отношению к «Газпрому» статуса Wintershall BASF выглядит намного менее враждебным по отношению к российской монополии. В то же время, если Варшава отступится от угрозы начисления $470-миллионных штрафов и вздумает конвертировать эту сумму в мотив для повышения польских транзитных тарифов до уровня украинских, она будет вынуждена отказаться и от услуг Гудзоватого, и от перспектив проекта Бернау — Щецин. Выбор будет сделан в пользу откровенной войны против «Газпрома» — вывода на рынок Восточной Европы через терминал в Свиноуйсце ресурса крупнейшего в мире катарского месторождения газа «Норт Филд». Стоимость его разработки в разы ниже себестоимости «газпромовской» заполярной добычи.

По материалам «Комментарии».

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Источник: Иван Петров

Теги:

Версия для печати
104856
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «Комментарии:», 2016

Яндекс.Метрика Система Orphus