УКРАИНА

И с экономической, и с политической точек зрения ключевыми для сепаратистов являются Днепропетровская и Харьковская области, а также Одесса

И с экономической, и с политической точек зрения ключевыми для сепаратистов являются Днепропетровская и Харьковская области, а также Одесса

В настоящий момент очевидно, что захват Крыма и провозглашение независимости «Донецкой народной» и «Луганской народной» республик являются лишь шагами в попытках дробления Украины. На сегодняшний день сепаратисты и их зарубежные кураторы рассматривают сразу несколько вариантов разделения украинского государства.

Проанализировав информационную кампанию, развернутую против Украины, можно обнаружить следы восьми подобных сценариев:

— включение Донбасса (Донецкая и Луганская области) и Крыма в состав России;

— существование Донбасса в качестве отдельного государственного образования;

— создание на базе Донбасса двух непризнанных государств: ДНР и ЛНР;

— создание так называемой Новороссии в составе нынешней Николаевской, Херсонской, Запорожской, Одесской областей;

— создание расширенного варианта Новороссии в составе Николаевской, Херсонской, Запорожской, Одесской, Днепропетровской и Харьковской областей (условно назовем ее «Новороссией +»);

— создание непризнанного государства на базе Донбасса и Новороссии;

— создание непризнанного государства на базе объединения Донбасса и «Новороссии +»;

— создание непризнанного государства на базе Одессы либо части Одесской области.

Рассмотрим каждый из этих вариантов, несмотря на кажущуюся сегодня незначительную вероятность реализации некоторых из этих сценариев.

Перспективы донбасского сепаратизма

В существующих условиях вероятность прямого присоединения Донбасса к РФ оценивается приблизительно 5% (методика оценки вероятности Шермана Кента). Допустимость создания одной или двух непризнанных республик, которые будут фактически не подконтрольны Украине, составляет 25%. При этом важно подчеркнуть, что общности и элиты Донецкой и Луганской областей имеют значительные различия и скрытые конфликты. Луганчане всегда держались особняком от более успешной и богатой Донецкой области. Дончане же всегда рассматривали Луганск как некий придаток и зону своего влияния, что, естественно, далеко не всегда устраивало «луганских». В большой политике попытки создания собственного, «луганского», отличного от «донецкого» лобби предпринимались в парламенте еще в домайданную эпоху. Нынешняя ситуация лишь обострила сегодняшние противоречия между группировками. Поэтому в случае создания единой административной территории эскалация конфликта внутри нее неизбежна. Вариант продолжения процесса вялотекущей дестабилизации и распространения сепаратизма в формате частичного подчинения региона Украине оценивается экспертами на уровне 70%.

В случае присоединения на поддержание Донбасса на нынешнем уровне развития РФ придется тратить около $10 млрд. ежегодно (см. «Discovery: Донбасс без прикрас»), включая пенсионные выплаты и дотации. Цепочка руда — уголь — кокс — металл, успешность которой является на сегодняшний день основой экономики Донбасса, при таком сценарии будет разрушена Украиной. Донбасс не имеет необходимых запасов руды и собственных водных ресурсов для нужд тяжелой промышленности без мощностей канала Днепр — Донбасс (263 км, берет начало в Днепропетровской области вне Донбасса). Решить данную проблему РФ за счет своих водных ресурсов не сможет, так как вероятность подачи воды из реки Дон в Донбасс с помощью новосозданного канала выглядят утопически. Кроме того, металлурги потеряют возможности по использованию портов Украины, так как Донбасс располагает лишь Мариупольским портом, мощностей которого недостаточно. Потеря возможностей экспорта через Украину не является обязательным условием, однако крайне вероятна в контексте мер экономического характера, которые Киев будет вынужден предпринять против отколовшегося региона, а также условиями работы страховых компаний на непризнанных территориях. Теоретически грузопотоки могут быть перенаправлены в порты РФ. Однако на практике полномасштабное использование российских портов донбасскими металлургами вряд ли возможно. Российские конкуренты-металлурги, которые активно используют портовые мощности региона на своей территории, вряд ли дадут возможность донбасским коллегам по цеху свободно использовать морские ворота России. Ведь из создавшейся ситуации россияне попытаются выжать максимум, для того чтобы выдавить конкурентов и занять их нишу на внешних рынках. 

Таким образом, получение депрессивной территории с населением 6,6 млн. человек, из которых в трудоспособном возрасте находится лишь 2,79 млн., при фактическом уничтожении основных отраслей (добычи угля и металлургии) невыгодно России. Поскольку в таком случае ей придется взять ответственность за все негативные последствия присоединения.

В случае же установления контроля над непризнанным(и) государством(ами) Донбасса Россия получает на своей границе буферную зону, которую может использовать для наращивания присутствия в регионе и как плацдарм для дальнейших действий. При этом возрастут угрозы для самой РФ вследствие появления зоны нестабильности на ее границе. В перспективе экономический и социальный кризис в Донбассе из-за его изоляции от Украины приведет к возможности получения РФ контроля над некоторыми предприятиями, которые представляют особый интерес (например, Харцызский трубный завод, производящий трубы большого диаметра для «Газпрома» или производителя железнодорожных цистерн «Азовмаша»). Уничтожение ныне работающих предприятий-конкурентов, которые не представляют интерес для ФПГ РФ, принесет средства, насытит рынок металлолома сырьем и усилит конкурентоспособность российской отрасли.

Последствия для Украины

Для нашей страны потери, связанные с полной утратой контроля над Донбассом, можно оценить следующим образом. Снижение ВВП с учетом разрыва производственных связей составит около 20%. Снижение экспорта — минимум на 25%. Потеря 87% всей добычи угля, 40% мощностей в черной металлургии, смещение акцентов в структуре внешней торговли. Ставка при экспорте будет делаться на руду, а присутствие продукции украинской металлургии на рынках Ближнего Востока и Северной Африки сократится. Рынок в целом ожидает передел и рост цен. Украина при этом сокращает потребление газа на 20%. В нынешних ценах ($485 за тыс. м3) это составляет около $5,2 млрд. в год. Сокращаются расходы бюджета на поддержку угольной отрасли и дотации региону, а также пенсионное обеспечение. Экономия — приблизительно $9 млрд. в год. Украина к тому же теряет примерно 6% производства зерновых и бобовых (3,5 млн. т) и 13% производства подсолнечника (14 млн. т). Также теряется возможность развивать добычу сланцевого газа на данной территории и крупнейшие в стране месторождения каменной соли.

Наиболее вероятным вариантом развития событий сегодня является продолжение процесса вялотекущей дестабилизации и дальнейшего распространения сепаратизма в регионе. При этом Донбасс будет частично подчинен Украине, которая в то же время не сможет вернуть его под полный контроль. При подобном варианте развития событий местные элиты сохраняют влияние и экономические возможности, РФ имеет фактически беспрепятственный доступ к территории Украины, а в случае необходимости возможность быстро развернуть наступление. Последнее при этом будет прямо зависеть от ситуации в других областях юго-востока Украины, прежде всего, в так называемой Новороссии (термин российской стороны), а также от социально-экономической ситуации в Донбассе вследствие кризиса в Украине, который может расширить социальную группу поддержки РФ.

Перспективы сепаратизма в Новороссии

Термин Новороссия неоднозначен. Традиционно пророссийские силы подразумевают под Новороссией южные области Украины: Запорожскую, Херсонскую Николаевскую и Одесскую (см. «Discovery: Групповой портрет Новороссии»). Именно в этом значении и будем его использовать, несмотря на то, что в последнее время сепаратисты из ДНР и ЛНР стали использовать слово «Новороссия» для обозначения союза двух непризнанных республик.

На сегодняшний день вероятность создания единого непризнанного государства на базе областей южной Украины можно оценить на уровне 15%. РФ в данном регионе придется изменить модель поведения, так как уровень лояльности элит и местного населения здесь значительно ниже, чем в Донбассе. В случае полномасштабного ввода войск РФ или неопознанных вооруженных формирований в ряде регионов может возникнуть партизанское сопротивление местного населения и полномасштабное оказание помощи украинским регулярным военным силам. Кроме узкой границы между Херсонской областью и Крымом, регион не граничит с РФ, что значительно затрудняет переброску войск и техники (а их потребуется значительно больше, чем для Крыма и Донбасса). Кроме того, РФ не обладает в регионе серьезной поддержкой политических сил. Исключение составляет лишь город Одесса.

Регион не сможет существовать без дотаций и помощи. Однако он имеет стратегическое расположение и может рассчитывать на возможности для торга с украинской властью и ФПГ. В случае полномасштабной дестабилизации ситуации в Новороссии последствия могут оказаться существенными для всего средиземноморского региона, учитывая объемы и специфику украинского экспорта — зерновых, масличных, подсолнечного масла. Весь объем экспорта может оказаться под угрозой стать причиной повышения цены на эту продукцию на мировом рынке и повлияет на экономическую безопасность ЕС и стран Ближнего Востока и Северной Африки. К примеру, в случае полномасштабного срыва экспорта зерновых из Украины цена на них на мировом рынке может вырасти на 8–10%, в случае 50%-ного уменьшения экспорта — до 5%.

Сегодня Украина серьезный игрок на мировом рынке. По состоянию на третью декаду мая страна экспортировала 31,1 млн. т зерновых, что, по прогнозам, выведет ее на второе место по экспорту в мире с 9,5% от общего объема мировой торговли зерновыми (данные FAO). Ухудшение украинско-российских отношений уже задало растущий спекулятивный тренд на бирже в Чикаго. При этом, если Украина снизит свою долю на рынке, ее место займут другие страны, в первую очередь, Россия.

Юг плюс Восток

В случае объединения Донбасса и Новороссии в единое псевдогосударственное образование (или конфедерацию) Россия получает полный контроль над побережьем Азовского моря и северным побережьем Черного моря, отрезая Украину от путей морских сообщений. При таком варианте развития событий РФ получит возможность разблокировать Крым, обеспечить его всем необходимым и создать более экономически устойчивое псевдогосударственное образование. В то же время регион имеет различную социальную базу, элиты из разных регионов враждуют и конкурируют между собой.

На Новороссию и Донбасс приходится 28% украинского ВВП, 38% от общеукраинского экспорта товаров (Госстат-2012; (ВВП/ВРП)-2013 (экспорт)). Здесь проживает около 13 млн. людей, из которых 4 млн. — пенсионеры. Если следовать нынешней бюджетной практике, то необходимые дотации в регион составляют около $5 млрд. Пенсионные выплаты — приблизительно $9,5 млрд. Регион потребляет 16,7 млрд. м3 газа (31% от общеукраинского потребления), а это в нынешних ценах около $8 млрд. ежегодно.

Новороссия теоретически может являться более экономически стабильным регионом, чем Донбасс. При этом объединение регионов не даст необходимой синергии и не решит вопросы обеспечения Донбасса водой и рудой, что отразится на экономике объединения и потянет его вниз. Таким образом, подобное образование не сможет просуществовать достаточно долго без серьезной внешней помощи. Кроме того, представителей Донбасса будут воспринимать враждебно в Новороссии, особенно это касается Одесского региона. Вероятность создания единого псевдогосударства на базе Новороссии и Донбасса оценивается экспертами на уровне 2% — оно может являться лишь промежуточным этапом.

Две области, которые меняют все

Создание расширенного варианта Новороссии в составе Николаевской, Херсонской, Запорожской, Одесской, а также Днепропетровской и Харьковской областей (как мы условно назвали его «Новороссией +») и присоединение к образованию Донбасса является самым негативным сценарием для Украины. Днепропетровская и Харьковская области на сегодняшний день являются ключевыми для сепаратистов как в экономическом, так и политическом плане.

Днепропетровщина и Харьковщина не являются дотационными. Они могут дать мощный толчок развитию непризнанного государства. В них серьезно развиты добывающая, металлургическая, машиностроительная отрасли и растениеводство. Области обладают более инициативным населением, чем Донбасс и большинство регионов Новороссии. Залежи руды и контроль над каналом Днепр — Донбасс позволят обеспечить функционирование металлургии Донбасса и Новороссии. Порты (Ильичевск, Одесса, Южное, Николаев, Мариуполь) в свою очередь обеспечат экспорт из всех областей объединения.

На образование в составе вышеуказанных регионов, где проживает 19 млн. человек (5,8 млн. пенсионеров), будет приходиться 44% ВВП, 56% всего украинского экспорта, все морские экспортные пути, вся металлургия, значительная доля добычи железной руды, практически вся добыча угля, ключевые предприятия машиностроения, судостроения, космической отрасли, 34% производства зерновых и зернобобовых, 61% производства подсолнечника. Регион может выйти на уровень самообеспечения.

По сути, это единственный жизнеспособный вариант создания непризнанного государства на территории юго-востока Украины, объединяющий зоны потенциального распространения сепаратизма и зоны экономического интереса РФ. Все остальные варианты непризнанных республик, как то ЛНР, ДНР, Донбасс, Новороссия, Новороссия и Донбасс являются полумерами и нежизнеспособны. Исключением может быть лишь создание на базе города Одессы и окрестностей суверенной единицы с режимом порто-франко под контролем РФ.

При этом в случае установления РФ контроля над территорией Донбасса и «Новороссии +» путем создания единого псевдогосударственного объединения или конфедерации непризнанных республик можно спрогнозировать захват сепаратистами части Полтавской области (Кременчуг и Комсомольск) для получения контроля над НПЗ, предприятиями машиностроения и Полтавским ГОК. Также логичным ходом стал бы последующий захват слаборазвитой Кировоградской области для получения РФ контроля над Кировоградским урановорудным районом.

При таком варианте развития событий Украина утратит свою идентичность и социально-экономические перспективы в качестве государства. Вероятен процесс дальнейшего дробления территории, экономический хаос и полное банкротство государства.

В то же время такой сценарий практически невозможен с приближающейся к нулю долей вероятности. В первую очередь из-за того, что для его реализации необходимо начало длительных полномасштабных военных действий на значительной территории, где идеи сепаратизма не имеют существенной поддержки элит и населения. Действия же местных элит по защите своих регионов уже сегодня создают серьезное противодействие РФ и сепаратистам.

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Теги: Украина, Донбасс, сепаратизм

Версия для печати
властьвласть деньгиденьги стиль жизнистиль жизни hi-techhi-tech спортспорт мирмир
Архив Экспорт О проекте / Контакт Информатор

   © «Комментарии:», 2016

Яндекс.Метрика Система Orphus