УКРАИНА

«Незапланированное» интервью российского президента не оставляет сомнений: произошло нечто экстраординарное

Всем, кто отслеживал публичные выступления российского президента, очевидно: его интервью Владимиру Соловьеву на канале «Россия-1», вышедшее в эфир 23 февраля, не вписывается в форматы общения с народом, привычные для Путина. Стихия Путина – многочасовые прямые линии (где можно поиграть в свободомыслие, предоставив слово Ксении Собчак или украинскому журналисту в футболке с надписью «укроп») или зачитывание многостраничных докладов для представителей послушной элиты.

А здесь… Пустой зал, приглушенный свет, 8 минут на все про все, единственный журналист в кадре. «Точечные» заявления – никакой, привычной для Путина глобалистики (каким является и каким бы мог быть миропорядок, одно- и многополярность, планетарная безопасность и сферы влияния, и т. д.).

Что же сказал Путин? Основные тезисы:

- Крымнаш (дежурное заявление);

- Война с Украиной – да что вы, такой сценарий – хуже апокалипсиса;

- Минск-2 – это прекрасно (выполнять придется);

- Минск-3 не нужен;

- Раскол между США и Европой? Впервые слышу, не о чем говорить;

- Проблемы со взаимным доверием с Западом существуют, но это штатная ситуация;

- Сурков на Майдане не был.

Слово «Новороссия» не прозвучало — как, впрочем, и «ДНР» или «ЛНР» — всего лишь обтекаемый «юго-восток» Украины. Все проблемы с ним решать Киеву, в духе «Минска-2». Тонкий намек: проигрывать России не стыдно, не то что «вчерашним шахтерам и трактористам». Ну тут уж, простите, сам едва ли не виноват, не так поняли мои слова, сказанные в Венгрии.

В общем, сеанс показного миролюбия. Большинство комментаторов сошлось во мнении: типичная путинская уловка. «Шаг вперед – два назад». Сам себе и «плохой», и «хороший полицейский». Не стоит, мол, особо обольщаться.

«Лгали в лицо»

Нам же представляется, что все не так просто. Всего через сутки госсекретарь США Джон Керри, выступая перед комитетом по международным отношениям сената США, произнесет нечто запредельное с точки зрения дипломатии.

«В России происходит весьма выдающийся период самой неприкрытой и обширной пропагандистской кампании, которую я видел с момента разгара холодной войны. Они упорны в искажении действительности, во лжи – называйте это как хотите – о своих действиях мне в глаза и в глаза другим во многих случаях», - скажет Керри.

Вряд ли государственный секретарь США, зная, что каждое его слово будет зафиксировано, позволил себе эмоциональную отсебятину. А сказал он нечто немыслимое по всем дипломатическим канонам: открыто обвинил Россию в недоговороспособности.

Если официальные представители РФ способны «упорно лгать в глаза» — и таково мнение главного американского дипломата – то заключать с ними любые соглашения просто бессмысленно.

Насколько известно, МИД РФ это проглотил. А это уже очень странно: после такого прямого и публичного обвинения россияне просто обязаны были потребовать официальных объяснений. Что конкретно имел в виду госсекретарь? В чем именно состояла «ложь в глаза»? Какие обещания не были выполнены? Какие факты искажены? Не желает ли господин госсекретарь объясниться или извиниться?

Как-никак, из уст официального лица прозвучало очень тяжкое обвинение. Но реакции нет. Не потому ли, что Керри сможет подтвердить свои слова?

Более того, МИД РФ, как ни в чем не бывало, анонсирует скорую встречу Сергея Лаврова с американским коллегой в Женеве. Логичный вопрос с точки зрения Керри (ее же не поставили под сомнение): а что будет лгать Лавров на этот раз?

Прощай, Ялта? Гуд бай, Потсдам?

Под таким углом внезапное интервью Путина играет новыми красками. Накопившееся раздражение США (и Европы) вряд ли было секретом для хозяина Кремля. Оно не могло не прорваться в весьма резкой форме – вряд ли об этом не знал Путин. Вот он и попытался сыграть на опережение, смягчить ситуацию. В очередной раз подчеркнуть показное миролюбие. Как видим – не очень-то и удачно.

Следует понимать, что Путину не нужна даже вся Украина сама по себе. О своих целях – пересмотре основ миропорядка, сложившегося после падения Берлинской стены – он говорил открыто и неоднократно. Украина – последний рубеж обороны Путина, но даже еще не первый плацдарм. Ее потеря – не просто конец мечтам о пересмотре места России в мире, но и, скорее всего, конец проекта России как супердержавы. Кроме шуток, вступление Украины в НАТО действительно бы стало непоправимым ударом по возможностям ядерных сил РФ, единственного фактора, позволяющего стране претендовать на «сверхдержавный» уровень: не экономическая же «мощь» (ВВП РФ – половина от ВВП штата Калифорния) позволяла замахиваться на мировое лидерство.

Стратегическая цель Путина – пересмотр всей системы международных отношений. В идеале: новая Ялтинская (Потсдамская) конференция. Но кто захочет садиться за стол переговоров с «лгущими в лицо»? Грубой силой можно выторговать только временные и небольшие уступки. А делить планету можно только показав свою договороспособность. Или развязав мировую войну. «Шахтерами и трактористами» ее не выиграть. Ядерным оружием – разве что не проиграть. Да ведь и не каждая «Булава» долетит до середины Атлантики. Впрочем, это уже тема для другого разговора.

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Теги: Владимир Путин, Джон Керри, США, Россия

Версия для печати
властьвласть деньгиденьги стиль жизнистиль жизни hi-techhi-tech спортспорт мирмир
Архив Экспорт О проекте / Контакт Информатор

   © «Комментарии:», 2016

Яндекс.Метрика Система Orphus