УКРАИНА

Второй лишний

0

Современное искусство – венчурный бизнес, в котором побеждают только первооткрыватели

Изобразительное искусство ХХ века – практически идеальное поле для изучения того, как маргинальные явления и фигуры сначала выходят в мейнстрим, а потом, постепенно набирая силу, его возглавляют. Продающиеся сегодня за многие миллионы долларов картины художников, живших и умерших в нищете, – хороший тому пример. Главный вопрос тут в том, почему цена на эти картины изменяется столь разительно. Ответ «потому что меняется эпоха» – слишком неконкретный. Ответ «потому что изменяются вкусы любителей живописи» – верен лишь отчасти.

Миллионеров и миллиардеров, собирающих произведения искусства и тем самым опосредовано диктующих цену на арт-рынке, можно разделить на две категории. Первая действительно любит изобразительное искусство и разбирается в нем. Вторая – относится к нему как к области для инвестирования. Не случайно в статьях на эту тему, в которых разного рода операторы арт-рынка пытаются привлечь в него новых богатых участников, рост цен на произведения искусства нередко сравнивают с величиной банковского процента или ростом цен на недвижимость. С неизбежным выводом – в картины вкладывать выгоднее. И это часто действительно так. Но и тут не все так просто, как кажется на первый взгляд.

ДВЕ СТРАТЕГИИ…

Там, где любитель видит лишь ошеломительные взлеты цен на картины, которые какие-нибудь Модильяни или Ван Гог продавали, образно говоря, за кусок хлеба и тарелку супа, до многих миллионов долларов, профессионал выделяет две противоположные стратегии вложения денег в произведения изобразительного искусства.

Первая стратегия заключается в том, чтобы собрать картины и скульптуры, условно говоря, старых мастеров. То есть проверенные временем шедевры, цена которых гарантированно не упадет. Казалось бы, надежная и солидная стратегия. Но на самом деле в ней сразу несколько подводных камней. Во-первых, хотя цена на классику и не упадет, но она и не поднимется настолько, чтобы сделать вложение в изобразительное искусство выгоднее, чем, например, инвестиционные покупки элитной недвижимости где-нибудь в центре Лондона. Во-вторых, на рынке не так уж много произведений такого класса. Большинство из них успели осесть в музеях, откуда обратной дороги на рынок нет (и это, кстати, поднимает цену оставшихся на рынке аналогичных объектов), или в частных коллекциях, откуда их может выцарапать только кризис, подточивший финансовые ресурсы владельцев. В-третьих, наконец, есть опасность – хотя и не такая большая, если коллекционируешь правильно, – нарваться на подделку.

Вторая стратегия – покупать произведения художников малоизвестных или пока неизвестных в расчете на то, что их творения со временем станут дороже в десятки и сотни раз. С одной стороны, это рискованно, поскольку никто не может дать гарантии, что желаемое подорожание действительно произойдет. С другой стороны, как и в любом другом бизнесе, если разложить яйца в разные корзины, вероятность выигрыша увеличится. Иначе говоря, ничего не выиграв на четырех из пяти художников, можно подняться за счет пятого. (Тут, конечно, тоже есть свои нюансы, о которых чуть позже.) И именно эта стратегия заставляет коллекционеров и арт-дилеров обращать внимание на художников-маргиналов, резко выпадающих из мейнстрима арт-рынка.

…И ДВА УСЛОВИЯ УСПЕХА

Самое интересное тут, что вторая стратегия возникла не более ста лет назад. В основном благодаря французским художникам-импрессионистам второй половины XIX века, картины которых вначале стоили почти буквально копейки. Кто-то из историков искусства посчитал, что суммарная стоимость всех выставленных в то время на одном из парижских вернисажей импрессионистических картин была меньше стандартной цены, за которую тогда продавалось одно-единственное полотно одного из членов французской Академии художников. Сегодня имени этого академика не помнит никто, а тот вернисаж оценивался бы в несколько миллиардов долларов. Естественно, что этот впечатляющий феномен сильно подействовал на умы коллекционеров и арт-дилеров.

Аналогичные фантастические ценовые скачки произошли в ХХ веке, например с картинами первых абстракционистов. Но уже американские представители послевоенного абстрактного экспрессионизма изначально стоили недешево. В том числе и потому, что их изначально раскручивали на государственном уровне – в США поставили задачу создать свою художественную элиту мирового класса. С другой стороны, даже если картины ведущих представителей этого направления Джексона Поллока и Марко Ротко и стоили на первых продажах уже далеко не копейки, сегодня их цена достигает ста и более миллионов долларов. Хотя по сравнению с когда-то считавшимися маргинальными картинами импрессионистов паутина разбрызганных по полотну красок у Поллока или несколько цветных прямоугольников на одном полотне у Ротко – маргинес в квадрате, если не в кубе.

Но это не значит, что подобного рода «капитализация маргинальности» происходит на современном арт-рынке автоматически. Во-первых, для этого нужна четкая и выполняемая этап за этапом маркетинговая стратегия. Во-вторых, художник должен быть действительно талантливым. Скажем, огромные полотна тех же Поллока и Ротко, когда смотришь на них в оригинале, производят очень сильное эмоциональное впечатление. И если о первом этапе сегодня, в век всеобщей экономической грамотности, знают хотя бы приблизительно все коллекционеры (имеются в виду, конечно, люди со многими миллионами долларов, привыкшие не полагаться на наитие), то о втором иногда забывают. Тут ведь дело не только в том, чтобы увидеть в начинающем как маргинал художнике настоящий талант, но и в том, чтобы угадать (именно угадать), что будет в тренде на арт-рынке через несколько, а то и несколько десятков лет.

Вторая половина ХХ века привела к возникновению на арт-рынке еще одного интересного феномена. Художники, считавшиеся на старте своей карьеры маргиналами, уже не запираются в своих мастерских, колдуя над новыми картинами и полагаясь во всем остальном на арт-дилеров. Лучший пример тому – Дэмиен Херст (кстати, несколько раз приезжавший в Киев), который разбирается в законах арт-рынка лучше любого дилера и галериста. Более того, похоже, некоторые из этих законов он создает сам. Во всяком случае, примеров того, чтобы целый аукцион Sotheby’s был посвящен работам одного художника – единицы. Херст (подчеркнем, без посредников в лице агентов) участвовал в таком аукционе в 2008 году и побил на нем рекорд, посмертно установленный самим Пикассо за пятнадцать лет до этого. Если 88 работ Пикассо были проданы за $80 млн., то 223 работы Херста – за 111 млн. фунтов стерлингов.

Но при этом надо подчеркнуть, что у арт-рынка есть одна особенность – в высшем ценовом сегменте успех на нем не тиражируется. Нельзя быть финансово успешным вторым Ван-Гогом, Модильяни, Малевичем, Кандинским, а теперь уже и Херстом. Только первым. А это значит, что появление новых художников-маргиналов арт-рынку гарантировано.

ФОТО: PHL

Читайте новости Comments.UA в социальных сетях facebook и twitter.

Теги: искусство, деньги, успех, продажа, картины, художник

Версия для печати
Загрузка...
Loading...

Новости mama.land

..

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
властьвласть деньги деньги стиль жизнистиль жизни hi-tech hi-tech спорт спорт мир мир общество общество здоровье здоровье звезды звезды
Архив Экспорт О проекте/Контакт Информатор

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   © «КомментарииУА:», 2016

Система Orphus