От южных гор до северных морей

Норвегия изменит конфигурацию газового рынка Восточной Европы

"Нафтогаз Украины" заявил о начале реализации контракта с государственной норвежской компанией Statoil по импорту природного газа с 1 октября этого года. Пока подробности договора не разглашаются. И единственным источником информации о параметрах документа стал представитель польского Института Яна Собеского Томаш Хмаль, предположивший, что объем контракта может составлять 10 млрд. м3/год по цене от $300 до $350 за тысячу кубометров.

Начиная с сентября Украина получала из Европы 986 млн. м3 природного газа, из которого 779 млн. м3 заходило из Словакии, 117 млн. м3 из Польши и 90 млн. м3 из Венгрии. Главным поставщиком значилась германская RWE Supply & Trading. В годовом исчислении средний уровень объемов импорта с начала 2014 года должен был составить 10 млрд. м3. По официальным данным украинской стороны, средняя цена газа составила до $375 за тысячу кубов, что меньше цены предполагаемых поставок из России. Их минимальное значение по состоянию на 1 октября равнялось $385/тыс. м3. (Напомним, ранее — в январе — Киев отказался заключать сделку по цене $450 за тысячу кубометров.)

И к нынешнему появлению Норвегии в числе поставщиков газа в нашу страну вопрос стоимости голубого топлива имеет самое прямое отношение. Ведь в начале осени компании­операторы ГТС Словакии, а затем Венгрии и Польши были вынуждены сократить поставки в Украину по причине необходимости наполнения своих подземных хранилищ.

Снабжавшая украинский рынок с западного направления RWE Supply &Trading оказалась к такому повороту событий не готова — по европейским меркам это сравнительно небольшая компания, оперирующая до 18 млрд. м3 газа в год. Остальные объемы топлива она перекупает. По ряду причин в конце лета этого года на выручку немцам пришли экспортеры Норвегии, которые оперируют ресурсом более 130 млрд. м3 в год.

Именно норвежцы считаются первопроходцами европейского энергетического рынка, еще задолго до появления на нем группы компаний­газотрейдеров, учрежденных в Швейцарии и Австрии в конце 1980‑х годов бенефициарами из стран бывшего СССР. В отдельные годы контролируемые группой поставки газа составляли 130–145 миллиардов кубометров. До 90% этих ресурсов проходили транзитом через Украину. Тогда этот газ стоил дешевле европейского и напрямую конкурировал с норвежской и британской продукцией.

До конца 2000‑х годов североевропейские экспортеры сосредоточились на покупке в странах Азии крупных нефтегазовых месторождений. До 2010–2013 годов крупнейшие в Европе корпорации — британская British Petroleum (BP) и норвежская Stаtoil — активизировали деятельность в Азербайджане, Туркмении и Казахстане. Тем не менее британцы к 2012 году приняли решение покинуть рынки газодобычи в ряде стран бывшего СССР. И переместили центр своей международной активности из Средней Азии в Центральную Азию и Ирак. Впрочем, последний к 2013 году фактически превратился в руины в результате непрекращающихся боевых действий.

Stаtoil в 2007–2013 годах тоже начала сворачивать присутствие на азиатском рынке. В частности, корпорация избавилась от статуса оператора газопровода Баку — Джейхан и в 2013 году начала распродажу своих активов в этом проекте. В 2012 году за $1,45 млрд. ушел 12%­ный пакет акций Южнокавказского газопровода. Кроме того, Stаtoil отказалась выкупать опцион на 25% акций Трансанатолийского газопровода в Турции (TANAP). Эти маршруты долгие годы считались самыми важными по расширению снабжения азиатским газом Турции и стран Евросоюза. Но дело в том, что Норвегия не является членом ЕС. Диверсификация поставок газа в Европу оказалась внутренними проблемами сообщества, а Осло вернулось во времена освоения гигантских газовых запасов Северного моря. Тем более что в 2010–2011 годы богатейшие углеводородные ресурсы были обнаружены в норвежском секторе Арктики.

Все это заметно изменило контур проникновения газового дивизиона Statoil в Европу. В 2006 году почти сразу после вхождения в ЕС Чехии норвежцы приобрели права аренды на истощенное месторождение урана в этой стране с целью строительства в заброшенных шахтах небольшого подземного хранилища газа и создания на его базе обширной инфраструктуры выхода норвежских ресурсов на рынок Восточной Европы. Сегодня, когда корпорация решила импортировать углеводороды в Украину, уникальное чешское ПХГ обещает стать ключевым техническим элементом снабжения отечественного рынка.