Опасная связь: кто выиграет и проиграет от реприватизации "Укртелекома"

Некогда крупнейшая телекоммуникационная компания страны постепенно превращается в токсичный пассив, от которого пытаются избавиться все причастные. Как обычно, крайним может оказаться государство

Вялотекущие бесконечные судебные тяжбы вокруг Укртелекома, в прошлом – лидера рынка телекоммуникационных услуг, идут под тегом "возврат в госсобственость". И могут продлиться еще несколько лет. В результате, если гипотетически они закончатся победой ФГИУ – выиграет от этого отнюдь не государство, а, как ни странно, нынешний собственник телеком-оператора. Сегодня на рынке снова звучат обвинения в негласной договоренности между компанией-собственником и властью. Зададимся вопросом "Сui prodest?" – кому выгодно?

"Все суды и пафосные заявления по их промежуточным результатам с обеих сторон – не более, чем спектакль на публику, – высказал неожиданную версию сотрудник Госслужбы спецсвязи и защиты информации, пожелавший остаться инкогнито. - Роли давно определены и расписаны, исход кампании известен: государство по абсолютно надуманной причине "с боями" отвоевывает себе в "честной судебной борьбе" некогда принадлежавшее ему предприятие и по закону возвращает собственнику сумму в 10 млрд грн минимум. И – все счастливы. Чиновники кричат о "восстановление справедливости" и возврате предприятия народу и получают политические рейтинги. Бывший собственник – тихо радуется, потому что избавился наконец от хлопотного и бесперспективного актива, да еще и вернул свои деньги. Но на самом деле за эту "победу" как раз народ и заплатит из своего кармана, причём не один раз. Ничего нового, к сожалению". 

Этот фантастический, на первый взгляд, сценарий (все привыкли к тому, что Ринат Ахметов рьяно защищает свой объект от посягательств ФГИУ и ни при каких обстоятельствах не собирается его отдавать) имеет под собой вполне реальные, а главное - рациональные, основания.

Купите дешевле! 

В ходе приватизации в 2011 году 92,79% акций "Укртелекома" были выкуплены за рекордные 10,6 млрд грн. австрийской компанией EPIC – больше государство от приватизации получало только за Криворожсталь в 2005 году.

Инвестор внёс за "Укртелеком" всю сумму в бюджет. При этом оплатил покупку и собственными деньгами, и заемными. Компания, которая изначально вступала в права собственника "Укртелекома", не имела всей суммы, и на более чем треть – на 4,2 млрд грн (по тогдашнему курсу 525 млн долларов) – были эмитированы облигации, которые выкупили госбанки "Ощад" и "Укрэксим".

В 2013 году EPIC продал оператора Ринату Ахметову. Как позже оказалось – вместе со всеми долгами, в том числе – по облигациям: первые собственники Укртелекома по ним не расплатились, сбросив эту головную боль на новых "счастливых" обладателей быстро стареющей компании.

Сейчас госбанки держат курс на реструктуризацию долгов "Укртелекома" и постепенный их возврат. Но в случае, если компания перейдет обратно в собственность державы, надеждам не суждено будет сбыться – госбюджет у нас дефицитный, на следующий год плановый дефицит составляет 90 млрд. грн. Найти еще более чем 0,5 млрд. долл. для возврата задолженности "Укртелекома" перед "Ощадбанком" и "Укрэксимбанком" не получится. 

Но эти потери далеко не вся цена, которую государство должно будет заплатить за возврат себе "Укртелекома". В результате реприватизации сумму, которая фигурировала при покупке акций "Укртелекома", вернут его нынешнему владельцу. Открытый вопрос – будет ли текущий собственник претендовать на индексацию? То есть превратятся ли 10,6 млрд грн, которые в 2011-м году составляли, как мы уже сказали, 1,3 млрд долларов, в 32,5 млрд грн. (по текущему курсу)?.

"Не удивлюсь, если ему возвратят не только деньги, которые он якобы заплатил (ведь "Укртелеком" был фактически куплен за деньги, взятые в кредит у госбанков), но и компенсируют недополученную прибыль, например", – высказался в одном из интервью эксперт рынка Роман Химич.

На самом деле, это не первая попытка владельцев избавиться от Укртелекома законным способом. Последние 5 лет нынешний собственник в судебном порядке в Лондонском суде пытался вернуть актив австрийской компании Raga (бывшая EPIC). Именно она в 2013-м году продала "Укрлетеком" в составе компании "ЕСУ" группе СКМ. Однако до недавнего времени сделка не была закрыта – новый владелец из оговоренной тогда суммы покупки в 860 млн долларов заплатил лишь предоплату в размере 100 млн, мотивируя тем, что покупка была стремительной и осуществлялась без реальной возможности провести предварительный due diligence. "Мы хотели посмотреть за это время, выполнены ли все заявления и гарантии и есть ли у Raga и ее бывшей компании ЕСУ "скелеты в шкафу"", – цитируют СМИ директора по международным связям и взаимоотношениям с инвесторами компании СКМ Джока Мендозу-Вилсона.

Но такого возврата точно не будет – 1 октября этого года неожиданно было объявлено, что Raga Establishment Limited и SCM Financial Overseas Limited официально окончательно урегулировали между собой спор относительно продажи "Укртелекома" в 2013 году через мировое соглашение. Пресс-служба SCM, в частности, сообщила: "В рамках мирового соглашения будут прекращены все судебные и иные процессы между Raga и SCM, а также их аффилированными лицами".

Ничего не смущает? Не кажется ли подозрительным, что нынешний владелец вдруг отказывается от идеи возврата бесперспективного актива продавцу и ещё берет на себя обязательства доплатить, с большой долей вероятности, существенную сумму (возможно приближенную к цене покупки)? За компанию, перспективы которой весьма туманны (финансовые показатели год от года падают и за минувший год ее доход не дотягивает и до трети той суммы, что предстоит заплатить из госбюджета в случае реприватизации; рынок стационарной связи, на которой специализируется "Укртелеком", схлопывается; сама ключевая услуга, предоставляемая "Укртелекомом", окончательно устаревает и становится никому не нужной; наконец – висит нешуточная опасность того, что не сегодня-завтра компанию-таки заберет государство)?

Нет, не кажется подозрительным. Если предположить, что у него уже есть договорённость о другом возврате – возврате государству. Если предположить, что конечная цель нынешнего владельца – это передать телекоммуникатора обратно державе, да еще и вернуть своё. Поскольку на самом предприятии как таковом уже не заработаешь.

"Оказалось, что этот замечательный чемодан без ручек ему (нынешнему владельцу. – Ред.) не очень нужен, – говорит экономический эксперт ОО "Фонд общественной безопасности" Юрий Гаврилечко, – "Укртелеком" хотят сбросить как бесперспективный актив государству. И, возможно, что-то на этом получить, но главное - больше не нести дополнительных расходов".

Западня для государства

И если цели владельца "Укртелекома" в нынешней реприватизационной кампании можно разглядеть и объяснить, то поведение государственных структур и отдельных чиновников, которые накануне большой приватизации забирают компанию у частного собственника вызывает, мягко говоря, недоумение.

Зачем государству возвращать в свою собственность компанию, которая стремительно уступает позиции на рынке связи мобильным операторам? Которая нуждается в многомиллиардных постоянных вливаниях? Продать которую новому инвестору не то что за 10, за 5 млрд грн будет невозможно? Которую в принципе продать будет крайне нелегко? Зачем государству компания, которая никому не нужна?

"Укртелеком" уже никому не нужен. Ценность его активов сильно упала. Он действительно был интересен в 1990-е годы. Но потом сильно рванула альтернатива в виде мобильной связи. Сейчас, конечно, еще есть компании, которые пользуются стационарной связью, но их становится все меньше. И если "Укртелеком" вернется в госсобственность, то маловероятно, что его смогут кому-то продать", – считает президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

С ним солидарен и Гаврилечко: "Государство понимает, что это уже сплошные расходы, которые придется покрывать из бюджета. Предпосылок для развития стационарной связи не видно сейчас".

Схлопывание рынка и резкое снижение абонентской базы вынужден был признать даже директор "Укртелекома" Юрий Курмаз. На пресс-конференции в начале этого года он посетовал: общий доход "Укртелекома" в 2018 году снизился на 2,3% в сравнении с 2017-м и в абсолютных цифрах составил около 6,4 млрд грн. Снизились и доходы от телеком-услуг – на 3,6% до 5,5 млрд грн. Связано это, по словам руководителя предприятия, с падением в сегменте фиксированной телефонии. И лишь частично оно было скомпенсировано ростом доходов от услуг доступа в интернет.

Для того же, чтобы предприятие могло быстро развиваться и соответствовало требованиям современного, стремительно совершенствующегося, рынка интернет-услуг, нужны колоссальные инвестиции, которых государство обеспечить не сможет, считают аналитики отрасли.

Единственный в своем роде опыт по привлечению иностранных инвестиций в истории приватизированного "Укртелекома" закончился ничем именно из-за попыток вернуть компанию в госсобственность: SCM привлёк китайских инвесторов в 2015 году для модернизации актива – тогда ещё был шанс на технологический прорыв. Но бесконечные суды заставили инвесторов передумать.

"В 2015 году "Уктелеком" подписывает меморандум с ChinaDevelopmentBank (CDB) о кредитовании инвестиционных проектов по модернизации на сумму в 400 миллионов долларов. После года работы, за время которой удалось освоить только 10% от заявленной суммы, проект "заморозили", – пишет Юрий З. Смирнов. – В "Укртелекоме" об этом говорят с неохотой, но по неофициальной версии китайцы решили подождать завершения судебного процесса между Фондом госимущества и компанией "ЕСУ", владеющей телеком-оператором, который длится уже 3 года". 

Можно, конечно, предположить, что чиновники, вцепившись в "Укртелеком", планируют его по второму разу выставить на продажу и выручить гораздо больше – так сказать, вновь реализовать кейс "Криворожстали". Но эти предположения не выдерживают критики.

"Никакой вменяемый инвестор не придет на объект, который уже отобрали у прошлого собственника – а значит, продать его можно будет только с очень большой скидкой. К тому же неизвестно, в каком состоянии эта компания перейдет государству", – комментировал журналистам ситуацию руководитель аналитического отдела инвестиционной компании Concorde Capital Александр Паращий.

А вот здесь самое интересное: действительно – зачем идут все эти изнурительные и по сути своей бессмысленные судебные тяжбы, инициированные ФГИ? ФГИ требует расторжения договора купли-продажи акций "Укртелекома" на том основании, что покупатель, якобы, не выполнил возложенные на него инвестиционные обязательства. Хотя суд уже устанавливал обратное.

Итак – зачем вся затея? Кому выгодно?

На рынке курсируют 3 версии.

Самая распространённая: в реприватизации есть очевидная заинтересованность нынешнего собственника предприятия, который пытается выйти из актива с наименьшими потерями и максимальной выгодой.

Вторая – политический популизм. Эксперты сетуют на недальновидных госчиновников из ФГИУ, с неистовым рвением кинувшихся выполнять спущенную ещё при предыдущей власти задачу, выданную с прицелом на политические дивиденды. А поскольку никто не дал отбой, чиновники лениво отыгрывают старый сценарий, бездумно, по инерции.

Третья версия, самая экзотическая – что это игра на понижение со стороны потенциальных покупателей государственных предприятий, которые выставлены на продажу в рамках большой приватизации, объявленной Президентом Зеленским. Особенно для покупателей госбанков, "Укрзалізниці" и "Укрпошти". На фоне возврата "Укртелекома" иностранные инвесторы будут очень консервативно оценивать стоимость украинских активов. Что хорошо для местных опытных охотников за дешевым госимуществом, но плохо для Украины и каждого украинца.

Мы еще не услышали позицию нового руководства ФГИУ на счет этой бессмысленной с точки зрения интересов государства тяжбы. А позицию формировать придется, причём прямо сейчас.

Ведь даже неспециалисту видно, что государство от возврата "Укртелекома" только потеряет. И потери эти будут несоизмеримо больше тех скромных доходов, которые первое время еще, возможно, будет приносить предприятие.

Страна теряет в деньгах – про 32,5 млрд грн плюс компенсацию бывшему собственнику мы уже написали. Сюда следует добавить также многомиллиардные долги по кредитам (как госбанкам, так и китайцам). Их погашение тоже упадет на госбюджет.

Страна теряет репутацию (ни один серьезный инвестор не позарится на имущество, которое государство может отобрать) – и это тогда, когда властями запланированы в ближайшей перспективе массовая приватизация и привлечение 50 млрд долларов прямых инвестиций.

Страна теряет шанс. Который только получила.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Поделиться