Посол Польши в Украине: Евросоюз поддерживает своих, поэтому лучше быть членом ЕС, а не за бортом

Издание "Комментарии" продолжает спецпроект "Comm:Corp" – цикл интервью с представителями глобальных зарубежных компаний в Украине и с иностранными дипломатами, по итогам которых редакция разработает "дорожную карту" – план инвестиционного развития страны. Посол Республики Польша в Украине Бартош Цихоцкий рассказал, как ему живется в нашей стране, об особенностях ведения бизнеса в Украине для иностранцев, а также выделил основные преимущества нашего государства на международной арене

СПЕЦПРОЕКТ "Comm:Corp"

– Как живется послу Польши в Украине?

– Очень хорошо. Киев – большой город, в два раза больше Варшавы. Ваша столица находится на пересечении Европы и Азии, это глобальный мегаполис. Также здесь находится большая польская диаспора, которая не дает мне скучать (улыбается, – ред.). К тому же, Киев очень интересен сам по себе. Кстати, именно здесь будут решаться в будущем вопросы европейской безопасности.

Лично я не располагаю большим количеством времени, мы в посольстве работаем в режиме 24/7, но всегда радуюсь возможности просто погулять по городу. В Киеве есть масса достопримечательностей, которые в большинстве своем остались нетронутыми во время Второй мировой войны. Варшава же, например, была полностью разрушена – y нас нет старинных зданий или памятников архитектуры.

Мне нравится посещать соборы. К слову, совсем рядом со мной находится Владимирский собор, мне очень нравится Кирилловская церковь на Подоле. Очень красивая католическая церковь Святого Николая. Это чуть ли не единственное сооружение в неоготическом стиле в Киеве.

IMG_3712.JPG

Посол Польши в Украине: "Законодательство Украины – сложное и крайне нестабильное"

– Какие Украина имеет конкурентные преимущества на международной арене?

– Прежде всего я отмечу высоко квалифицированную и относительно недорогую рабочую силу. По всей Украине есть много выпускников высших учебных заведений. Страна очень богата полезными ископаемыми, в том числе земельными, у вас есть выход к морю, пусть сейчас он ограничен в силу аннексии Крыма. Украина находится на пересечении международных торговых маршрутов и у вас молодое идейное общество, которое привыкло полностью отдавать себя работе. 

– А что тогда мешает Украине быть сильным государством?

– Я думаю, Украина сама по себе сильная страна, что подтверждается вашим противостоянием военной агрессии и преодолением внутренних вызовов. Но, как и в любой демократической стране, здесь существует множество концепций и идей, как либеральных, так и социальных, что порождает споры между политическими элитами. Когда политические элиты в Украине поймут свою ответственность как лидеров в сложном для страны времени и решат идти в одном направлении – судьба Украины будет определять судьбу других стран региона, а не наоборот. 

Также свою роль играет законодательство Украины – сложное и крайне нестабильное. Инвесторы просто не знают, как вести бизнес в этой среде, даже тратя большие деньги на консультантов. При этом советники не гарантируют, что какой-нибудь судья или чиновник на таможне не вытащит из кармана бумагу с выдержкой из какого-то позабытого всеми закона, который противоречит всем существующим законодательным нормам и не использует его для обоснования своих интересов. 

– В начале 90-х экономический потенциал Украины процентов на 30% превышал потенциал Польши. Сейчас Польша экономически сильнее Украины в три раза. С чем связан успех Польши и в чем, по-вашему, провал Украины за эти 25-30 лет? 

– Существуют разные методы оценки. Если мы возьмем ВВП, то Польша сейчас в 6 раз превосходит Украину, но тенденция действительно такова, что с 90-х Польша постоянно развивалась и росла, в отличие от Украины. Мне кажется, это можно объяснить как объективными, так и субъективными факторами. Польша более гомогенна, компактна. Украина же очень разношерстная еще со времен СССР. Другая же причина заключается во вступлении в ЕС и НАТО, что дало нам качественно новые, совершенно другие стимулы роста. Украинская элита старалась балансировать, риторически стремясь на Запад, но фактически держась за Восток. 

– Что вы имеете ввиду?

– Элиты могли бы быть более последовательными и настойчивыми в изменении, прежде всего, советского наследия и законодательства, внедряя современные правила и стандарты. И это касается не только экономики и бизнеса, здесь также играют роль вопросы идентичности. Например, мы прошли очень сложный путь ограничения власти тех, кто сотрудничал с коммунистическими спецслужбами. То, что называется люстрацией. В Украине люстрация имеет национальный колорит и ее суть здесь немного видоизменена (улыбается, – ред.) – она касается правления Виктора Януковича. Но этот процесс помог нам избавится от таких понятий, как "спецобслуживание", "блат" и даже мафии, как связующего звена. 

Мы были более решительны, и я убежден, что и сейчас мы решительнее в вопросах борьбы с коррупцией, решительнее в проведении судебной реформы. Мы имели те же проблемы, что и Украина, но мы были настойчивы в имплементации европейского законодательства. 

Ответ на этот вопрос идентичен ответу и на другие вопросы – понятное европейское законодательство, чиновники, которые думают о стране.

Также мы не переживаем войну и не тратим на нее деньги, а можем пустить эти средства на развитие. Война обходится вам в несколько пунктов ВВП и значительно замедляет прогресс и развитие страны. 

Посол Польши в Украине: "Польша по итогам первого полугодия 2019 года стала основным импортером украинских товаров"

– Если говорить о бизнесе в Польше, насколько тяжело гражданину Украины открыть фирму в вашей стране? Как мне проверить благонадежность местных партнеров, какое налоговое бремя на меня возложат, какие вообще существуют подводные камни ведения бизнеса в Польше?

– В общем, нет разницы между польским бизнесом и зарубежным, который работает в Польше. Разница в том, что украинские граждане должны получить разрешение на жительство, а также рабочую визу, поскольку безвиз распространяется только на туризм. В прошлом году Польша выдала украинцам более 750 тыс. рабочих виз, что составляет примерно 60% от всех рабочих виз, выданных ЕС. Поэтому, когда в Страсбурге обвиняют Польшу в ксенофобии (речь идет об отказе Польши участвовать в механизме автоматического распределения мигрантов из Африки, – ред.), в том, что мы закрыты как ракушка для внешнего мира, мы приводим эту статистику.

Также постоянно растет число выданных видов на жительство. Они выдаются не Министерством иностранных дел, а непосредственно местными администрациями воеводств (территориальные административные единицы в Польше, – ред.). В прошлом году таких разрешений было выдано порядка 90 тыс., а в этом году будет намного больше. Это первое.

Второе: создав бизнес в Польше, вы платите совсем небольшой налог на прибыль. Недавно его ставка для юридических лиц была снижена с 15% до 9%. При этом законодательство довольно стабильное и оно априори не может резко и часто изменяться. Когда вы инвестируете в Польшу, вы, в принципе, понимаете, что может случиться через год, два, пять лет. Также у вас есть свободный доступ на рынок ЕС. Конечно, после подписания Договора об ассоциации между Украиной и ЕС ваши товары также могут свободно попадать на европейский рынок, но его объемы ограничены квотами, которых нет между Евросоюзом и Польшей. 

Также трудовые ресурсы Польши – это высококвалифицированные специалисты, которые все еще стоят дешевле, чем в "старой Европе". У нас есть выход к морю, крупные аэропорты, которые соединяют Европу и Азию. В данный момент мы строим новый аэропорт возле Лодзи, который призван стать международным аэрохабом, наподобие аэропорта Сингапура.