Мнение

Битва за «ПриватБанк»: действия Коломойского – это попытка общественной легитимизации своей юридической правоты

Автор: Михаил Чаплыга, политический эксперт

Национальный банк Украины обвинил в кампании против себя олигарха и экс-владельца «ПриватБанка» Игоря Коломойского, его «титушек» (речь о митингах у стен НБУ) и бывшего журналиста, ныне депутата фракции партии "Слуга народа" Александра Дубинского. Политический эксперт Михаил Чаплыга считает, что у бывших владельцев «ПриватБанка» есть неплохие шансы вернуть его в свою собственность.

«Если бы национализация «ПриватБанка» прошла без сучка и задоринки, была легальной, никаких опасений со стороны государства, что «в судах что-то пойдет не так», не было бы.

В своё время министр финансов Данилюк, при котором проходила национализация «ПриватБанка», отказал в предоставлении соответствующего договора (банк, напомню, официально национализировали за 1 грн). Отсюда можно сделать вывод, что процедуры, мягко говоря, не соответствовали нормативно-правовой базе.

Думаю, у Коломойского достаточно большие шансы вернуть банк. Именно поэтому украинские власти недавно приняли решение о переподчинении «ПриватБанка» от Минфина – Кабмину. Ведь ответчиком является Минфин. Такая себе – юридическая игра в юридическую казуистику. Иск ведь был подан к Минфину, так что теперь придется переподавать иски. Если бы позиция правительства была твердой юридически, то такого бы не происходило.

Мы имеем картину, когда государство купило «воздух». За 150 миллиардов гривен. Никаких материальных активов получено не было. Всё сделали юридически неграмотно. И все акции, которые сейчас проводит Коломойский – это попытка общественной легитимизации своей юридической правоты. 

Думаю, что у НБУ нет «железных» юридических документов. Также думаю, что если начать расследование происходящего со времен Гонтаревой, вскроется картина, как уничтожили нашу банковскую систему ради прихода новых хозяев на этом рынке. Всё происходило (и происходит) в интересах внешних владельцев суверенного долга Украины. По сути, у нас нет суверенной финансово-кредитной политики».

29 Ноябрь 2019