Коррупция в Украине и мире: вчера и сегодня

Коррупция сопровождает общество едва ли не с первых дней его образования. И, хотя теоретики говорят, что искоренить взяточничество так же невозможно, как дойти до горизонта, значительно снизить его уровень в отдельных странах всё же удаётся.

Среди лидеров антикоррупционного движения – Сингапур, Швеция и Финляндия. Мягкие скандинавские методы вроде повышения зарплат топ-менеджмента в 10-15 раз едва ли способны изменить что-то у нас, поэтому остаётся надеяться лишь на появление украинского Ли Куан Ю, способного внедрить сингапурскую модель с её автономной судебной системой, максимальным ужесточением законодательства и, конечно же, самым главным ингредиентом – действием принципа – "закон один для всех (и даже для друзей)".

Какой бывает коррупция

При всём разнообразии коррупционных уловок, их можно условно распределить на несколько видов. Самый "невинный" из них – бытовая коррупция. Она состоит во взаимодействии граждан с должностными лицами или членами их семей и подразумевает преподнесение им подарков или оказание услуг. Взятка в той или иной форме не обязательно может стать результатом вымогательства. Отечественная бюрократия способна творить настоящие чудеса. Особенно если за свои труды ответственная сторона будет щедро вознаграждена. Это касается не только делопроизводства, но и здравоохранения. Ощутимая экономия сил и времени делает общество весьма лояльным к проявлениям бытовой коррупции. Во всяком случае, по данным фонда "Демократических инициатив", 44% украинцев считают, что ничего страшного в этом нет. 

К этой же категории можно отнести и кумовство (непотизм) или пристраивание на "хлебные" должности близких и дальних родственников. Вступивший в силу 3 года назад закон о госслужбе, запрещающий устраивать на работу родню, был призван приблизить законодательство к западному уровню. Однако, его действие не распространяется на народных депутатов, чем парламентарии VIII созыва пользовались без всяких угрызений совести, выдавая своим детям и родителям "корочки" помощников. Впрочем, кумовство развито не только у нас. Действующий федеральный закон против непотизма совсем не помешал президенту США Дональду Трампу устроить на работу своего зятя Джареда Кушнера.

Деловая коррупция возникает при взаимодействии с властями представителей коммерции. Её спектр достаточно широк (особенно с учётом практически сросшейся с бизнесом вертикали власти в Украине) – от зарплат "в конвертах" и "чёрных госрегистраторов" до лоббирования интересов на государственном уровне (в тех же США – вполне законное занятие) и получения преференций для своих предприятий. За подходящими примерами  далеко ходить не надо. Агрокомпания "Мироновский хлебопродукт", принадлежащая внештатному советнику экс-президента Петра Порошенко Юрию Косюку, только за 2017-2018 годы получила около 2,5 млрд грн. госдотаций – "львиную долю" от всех средств, выделенных на поддержку украинских аграриев. И это при том, что в том же 2018 году 9 областей, включая Одесскую и Херсонскую, не получили от государства ни копейки. 

Наконец, международная коррупция имеет наднациональный характер. Это махинации в сфере государственных закупок и при разделе рынков; подкуп должностных лиц иностранных государств; укрывательство средств, нажитых преступным путем и многое другое. С ростом глобализации и техническим прогрессом этот вид становится всё более распространённым.

picture


Коррупция и её истоки 

Зародилась коррупция ещё на заре формирования ранних государств. Когда для обслуживания тогда ещё примитивного госаппарата понадобились "профессиональные" чиновники, уполномоченные принимать решения и распоряжаться ресурсами от лица правителя – судьи, сборщики налогов и т.д. 

Первое письменное упоминание о проблеме взяточничества датируется периодом правления шумерского царя Уруинимгина в XXIV веке до нашей эры. Как свидетельствуют клинописные таблички, он провел ряд реформ для пресечения злоупотреблений царских контролёров. Несколько веков спустя царь тогдашней "сверхдержавы" – Вавилона и автор передового для своего времени свода законов – Хаммурапи рекомендовал штрафовать и увольнять судей, которые после вынесения окончательного вердикта меняли своё решение на противоположное. Не обошла коррупция и родину пирамид. Ещё 4000 лет назад египетские фараоны поучали своих детей поощрять вельмож и делать всё, чтобы они не нуждались. Делалось это с явной опаской, что в противном случае сановники рано или поздно начнут работать "на себя" вразрез с интересами государства.

В Древней Индии IV века до н.э. уже было известно о 40 способах расхищения казны, а о самих казнокрадах поэтично говорили, что распознать мошенничает ли приставленный к делам чиновник так же невозможно, как узнать, пьёт ли воду плавающая в ней рыба. Примерно к этому же времени историки относят возникновение самого термина "коррупция", который на тот момент употреблялся в римских трактатах в контексте дачи ложных судебных показаний за деньги или подкупа судьи, а позднее стал служить для обозначения любых должностных злоупотреблений. Есть теория, что латинское corrumpere происходит от слияния двух корней core – общее, единое и rumpere – разрушать, повреждать. 

Не удивительно, что слово, обозначающее взяточничество и казнокрадство, возникло в Римской Империи. В стране, где благодаря доступу к огромным ресурсам и постоянным захватническим войнам работа в органах власти стала выгодным бизнесом, а сама должность ценным товаром. Именно в Риме появляется крылатое выражение – "въехал в богатую провинцию бедным, уехал богатым из бедной провинции", а известный оратор Цицерон отмечает, что взяточникам, готовым делиться с другими, бояться нечего. Нельзя сказать, что с установившимся порядком не боролись. Император Юлий Цезарь, сам в своё время получивший рекордную взятку в 155,5 тонн серебра за поддержку одного из кандидатов на египетский трон, строго наказывал должностных лиц за принятие дорогих подарков, Нерон запрещал публичные приёмы любым магистратам и прокураторам, братья-трибуны Гракхи развернули настоящую антикоррупционную войну, но ничем хорошим для них это не закончилось. В итоге, римляне накануне распада империи даже умудрились коррумпировать соседние варварские племена, выплачивая их вождям дань за добрососедские отношения.

К слову, планомерно "засевать" избирательные округа продуктами питания тоже впервые начали в Риме. Еда раздавалась в специальных "агитационных" мисках с выцарапанным на дне именем кандидата. Кроме "гречкосейства" для электората организовывались зрелища, а иногда использовался и прямой подкуп, который, впрочем, мог закончиться для пойманного "на горячем" запретом когда-нибудь впредь заниматься политической деятельностью. Неплохая практика, но нам, увы, пока далеко даже до уровня двухтысячелетней давности.

Коррупция в средневековой Европе только упрочила свои позиции несмотря на эпидемии чумы, междоусобные войны и костры инквизиции. Она начинает восприниматься как сама суть общества. Особо преуспела в этом церковь, в открытую продававшая индульгенции и саны. Не отставали от святых отцов и остальные прослойки населения. Да так, что итальянский поэт Данте Алигьери в своей бессмертной "Божественной комедии" поместил взяточников на предпоследний, восьмой, круг Ада, где они должны вариться в кипящей смоле. Ниже – только лицемеры, воры, фальсификаторы и предатели в компании самого Дьявола. 

Эра взяточничества в Украине

Самый первый намёк о коррупции в наших широтах относится к III веку до н.э. В "Присяге гражданина Херсонеса" жители города торжественно обещали не принимать дары и не давать ничего во вред полису и его обитателям. 

В XI веке нашей эры князь Ярослав Мудрый издаёт свод законов под названием "Русская Правда", регулирующий нормы уголовного, наследственного, процессуального и торгового права. Почти все криминальные разбирательства в документе предлагалось разрешать с помощью выплаты штрафов князю и пострадавшей стороне. За сбором денег должны были следить специальные чиновники – "вирники", прокорм и содержание которых были благоразумно переложены на подданных. Княжеского поверенного полагалось обеспечить недельным пайком (или его денежным эквивалентом) из барана или говяжьей полутуши , сырами, а также хлебом и пшеном в объёме "сколько смогут съесть", после чего "вирник" перемещался собирать подати в следующий регион. Эта норма положила на Руси традицию "кормления" государственных чиновников за счёт заинтересованных лиц.

Во время пребывания украинских земель в составе Речи Посполитой изменились условия, но не само положение вещей. На низовом уровне городскую власть представляли национально-религиозные общины, выше стояли городские советы – магистраты, над ними – феодалы и представители духовенства. Казалось бы, сразу несколько взаимоконтролирующих органов должны были препятствовать коррупции, но на деле всё было не так просто. В условиях слабой королевской власти, мелкая шляхта нередко считала себя независимой от метрополии и заводила порядки на местах по своему усмотрению. Одним из самых ярких примеров этому может служить личность польского шляхтича Самуила Ляща, который по сегодняшним меркам вполне сошёл бы за руководителя крупной ОПГ. За свою многообразную деятельность (от вымогательства до выжигания соседских сёл) Лящ был не менее 230 раз приговорён к изгнанию и 47 раз – к инфамии (лишение чести и доброго имени), однако благодаря могущественным покровителям и репутации бравого вояки чувствовал себя вполне комфортно. Ходили слухи, что невыполненные решения суда он пускал на подкладку для плаща. 

Не секрет, что для защиты южных земель и выполнения полицейских функций польская корона нанимала определённое количество запорожских казаков. В мирное время состав реестра не превышал 8000 человек – в разы меньше, чем количество желающих устроиться на денежное довольствие. Поэтому многие сечевые старшины неплохо подрабатывали, записывая туда за взятки не закалённых в боях казаков, а зажиточных мещан и селян.

Интересной особенностью коррупции в период Гетманщины было то, что взятки стали важнейшей статьёй официальных расходов киевского муниципального бюджета. При этом в документах эти траты назывались не иначе как "презентами". Деньги из городской казны шли на элитное спиртное, деликатесы и шелка как для крупного начальства, так и для мелких местных клерков. Так, в 1735 году киевский магистрат потратил не много не мало 690 рублей на ублажение служащих гетманской канцелярии в Глухове, где на тот момент рассматривалось сразу несколько дел с участием властей Матери городов русских (дебош казаков, незаконные приписки в казацкое сословие, земельная тяжба с Кирилловским монастырём). Для сравнения, 20 рублей в Российской Империи составляли годовое жалование писаря на государственных железных заводах.

Пришедший на смену РИ Советский Союз добавил к общей картине интернационального колорита. Коррупционные дела принимали настоящий континентальный масштаб. Чего стоит только одно знаменитое "Хлопковое дело" в начале 80-х годов, когда выяснилось, что в цепочке расхитителей социалистической  собственности кроме верхушки Узбекской ССР оказалось практически всё начальство МВД  "великого и нерушимого". 

Стоит ли удивляться, что с таким богатым прошлым максимы "хочешь украсть много – начни большое строительство" или "не подмажешь – не поедешь" актуальны до сих пор.

Источник: https://comments.ua/
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Поделиться