comment

Рубрики

comment

МЕНЮ

Блог

Valentin Yakushik: ПОИСК ВАКЦИНЫ ПРОТИВ НАЦИОНАЛЬНОГО ЭГОИЗМА

12.07.2021

0

comments3262

Valentin Yakushik

Политолог

Доктор политических наук, кандидат юридических наук, профессор

         Регион Южно-Китайского моря – одна из ключевых геополитических и геоэкономических «болевых точек» (если не сказать «точек силы») в системе современных международных отношений, в жизни современной глобальной цивилизации как единого организма.

         С давних, точнее даже с древнейших времён за контроль над этим регионом и близлежащими проливами и морями шла острая борьба между мировыми и региональными доминирующими державами. В эпоху ранних колониальных захватов – между Португалией, Испанией, Нидерландами и Англией. В первой половине ХХ века – прежде всего между Великобританией, Францией, США и Японией. 

         С 1947 года в Китае заговорили об исторических правах на большую часть акватории Южно-Китайского моря и, таким образом, Китай снова активно включился в исторические споры и реальные силовые противостояния в регионе. В наше время это, прежде всего, противостояние между двумя основными экономическими и политическими гигантами современности – США и Китайской Народной Республикой. На комплекс противоречий между этими державами накладывается и система противоречий с и между региональными «средними» и «малыми» государствами. Эти внутрирегиональные конфликты по сути являются базовой системой конфликтов, а роль США – привнесённая извне.

         Особая важность и актуальность проблемы распутывания клубка противоречий в регионе Юго-Восточной Азии не случайно была отмечена в составленном на 2021 год экспертном прогнозе, опубликованном в одном из неофициальных рупоров современного неолиберального глобализма – журнале “The Economist”. Там рецепт для лечения этой проблемы, как одной из восьми наиболее важных, обозначен как «вакцина против изоляционизма» и «вакцина против экспансионизма» [1]. Это могло бы звучать двусмысленно, ведь «экспансионизм» встречается разный, но из уст данного издания это практически однозначное руководство к действию: «остановить динамичное продвижение КНР». При этом продвижение КНР может быть как «инклюзивным», прислушивающимся к потребностям и стратегиям развития соседей, так и «чисто директивным» по отношению к соседям, предлагающим им политику «свершившихся фактов».

         Старая стратегия США и Глобального Запада «сдерживания» своих идеологических оппонентов и геополитических конкурентов, окружения их сетью военных баз и прозападных государств-сателлитов даёт сбои. КНР активно продвигает свои альтернативные (или конкурирующие) стратегии и концепции – «Сообщества единой судьбы человечества», «Один пояс – один путь» и др.

         Страны региона Юго-Восточной Азии всё чаще занимают позицию: «выжидать, балансировать между двумя сторонами и примыкать к сильнейшей» [2]. США и Запад в целом постепенно ослабевают, но ещё очень сильны и будут оставаться важными субъектами в мировой политике и экономике. Китай набирается сил, но ещё во многом хрупок, не готов к системному глобальному противостоянию с конкурентами.

            Этапным событием в «большой шахматной игре» в Юго-Восточной Азии было принятие ровно пять лет назад (12 июля 2016 года) арбитражным судом, созданным по иску Филиппин Постоянной палатой третейского правосудия в Гааге, обязательного к выполнению решения о признании не имеющими законных оснований претензий КНР на объявление обширных районов Южно-Китайского моря своими территориальными водами, своими исключительными экономическими зонами, особыми зонами безопасности и т.п.

         Решение арбитражного суда было выдержано в рамках международного морского права, хотя КНР и официально отрицала юрисдикцию данного арбитража. Арбитраж действовал в рамках норм, содержащихся в Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву (UNCLOS) 1982 г. [3].

         Но у данного арбитражного решения нет реального механизма реализации в случае, если одна из сторон отказывается его исполнять. Урегулирование вопросов территориального размежевания – и в вопросе суверенитета государств данного региона над теми или иными мелкими островами и иными территориальными образованиями (скалами, отмелями, косами, банками и т.п.), и в конфигурации исключительных экономических зон и, где это оправдано, – создании специальных зон безопасности должно основываться на компромиссных решениях, с учётом интересов соответствующих государств региона.

         Региональным «средним» и «малым» государствам необходимо найти реальные взаимовыгодные компромиссы с КНР на базе общепризнанных принципов и норм международного права – а одним из основополагающих принципов международного права является принцип мирного разрешения международных споров. Китаю же, как великой державе и усиливающемуся геополитическому и геоэкономическому лидеру, предстоит научиться быть дальновидным даже «в мелких деталях» и особо чутким к коренным интересам и национальной гордости соседних стран. Ведь региональное и глобальное лидерство предполагает не только силу и мощь, но и постоянное проявление мудрости, способности находить баланс и давать ощутимую надежду на торжество справедливости. В ХХІ веке, наконец-то, вместо права силы должна возобладать сила права – права, дающего реальные возможности для успешного развития всех стран, обеспечивающего солидарность народов, мир и безопасность.

 

[1] Каллахер К. 2021 год в картинках // Мир в 2021. The Economist. November 13th 2020. – С. 29.

[2] Зиглер Д. Меж двух исполинов // Мир в 2021. The Economist. November 13th 2020. – С. 77.

[3]. Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву. https://www.un.org/depts/los/convention_agreements/texts/unclos/unclos_r.pdf

comments

Другие материалы автора

Новости

Подписывайтесь на уведомления, чтобы быть в курсе последних новостей!