logo

BTC/USD

57766.17

ETH/USD

3871.63

LTC/USD

361.12

USD/UAH

27.86

EUR/UAH

33.80

RUB/UAH

0.39

lang

Язык

UA RU
comment

Рубрики

comment

МЕНЮ

Блог

Alexander V. Kurban: Современные геополитические 3D конфликты

Войны в ХХI веке представляют собой сложную 3D конструкцию, которая задаётся такими векторами как сфера, инструменты и хронология конфликта. Именно эти векторы и дают возможность определить характер и перспективы любого современного геополитического гибридного конфликта.

8

comments4529

Alexander V. Kurban

політолог

Кандидат наук із соціальних комунікацій, доцент Інституту журналістики Київського ун-ту ім. Б.Грінченка, Військового інституту Київського національного університету ім. Т. Шевченка, докторант Харківського національного ун-ту ім. В.Каразіна, член Національної спілки журналістів України. Координатор Центру протидії інформаційним агресіям «АМ&РМ».


Появления в середине ХХ ст. оружия массового уничтожения, привело к необходимости переосмысления сущности и характера инструментов военного способа решения геополитических конфликтов. Глобальная война, в привычном понимании этого явления, стала невозможной т.к. могла привести к полному уничтожению человеческой цивилизации на нашей планете. Именно тогда и появился запрос на новый вид войн, которые позволили нападающей стороне, юридически быть непричастной к противостоянию и даже, порой, выступать в роли миротворца или посредника в разрешении конфликта. Этот вид войн получил название «гибридная война».

 

Именно этот тип военного противостояния стал основным в период так называемой «холодной войны» (1946-1991). Практический все значительные войны в мире, второй половины прошлого века, по факту, были противостояниями США и СССР. Среди них: Корейская война (1950-1953), Вьетнамская война (1954-1964), война в Афганистане (1979-1989), войны Израиля с соседними арабскими странами, государственные перевороты, партизанские войны и восстания в Латинской Америке и Центральной Африке, а также Юго-Восточной Азии.  

 

Геополитические противостояния между двумя основными полюсами, несколько раз приводили мир на грань гибели, как это было, к примеру, во время Берлинского (1961) и Карибского (1962) кризисов. К концу ХХ ст. окончательно сформировался так называемый клуб ядерных держав, куда входили основные геополитические игроки мира. И война, как конвенционное, линейное явление, в том формате, как мы ее привыкли воспринимать во время Первой и Второй мировой войн, перестала существовать. Любой военный конфликт мог стать для человечества последним.  

Карта взята из источника: https://army-news.org/2011/01/yadernyj-aspekt-voennoj-doktriny/karta_yadernyh/

 

История изучения теоретико-методологических основ гибридных конфликтов имеет достаточно глубокие корни. Впервые, в рамках комплексного исследования, отдельные инструменты гибридных конфликтов были рассмотрены в V в. до н.э. китайским военным и политическим стратегом Сунь-Цзы в трактате «Искусство войны». Древнегреческий исследователь Геродот в книге «История» описал некоторые гибридные приёмы ведения войн на примере скифо-персидской (VI в. до н.э.) и греко-персидских войн (499-449 гг. до н.э.). В контексте отдельных событий истории Древнего мира историки Иосиф Флавий, Плутарх, Амиан Марцелин, Тит Ливий, Корнелий Тацит описывали военные приёмы, используемые такими полководцами, как Александр Македонский, Гай Юлий Цезарь, Ганнибал, Пирр, Марк Аврелий и пр.

 

В эпоху Средних веков и Возрождения, исследуемая тематика в целом серьёзно не прорабатывалась, однако следует отметить работу Никколо Макиавелли «Государь», в которой он, кроме прочего, систематизировав предыдущий опыт, предложил целый ряд гибридных инструментов, которые может использовать правитель (государь) для достижения военных и политических целей.

 

Из числа последующих прикладных и теоретико-методологических разработок по данному вопросу, особо следует выделить книгу прусского генерала фон Клаузевица «О войне», в которой он изложил основные принципы подготовки к успешной войне, упомянув инструменты, которые сегодня определяются как гибридные. В частности, следует отметить, что именно на его разработках основывались стратегические и тактические планы немецкого генштаба в период Первой и Второй мировых войн.

 

ХХ век привнёс в теорию и практику гибридных войн много нового. Прежде всего, дал возможность систематизировать практические инструменты и вывести основные категориальные понятия. Впервые понятие «гибридная война» в качестве официально признанного термина стало использоваться с 2001 года.

 

Данную тематику рассматривали в своих работах западные эксперты В.Немет, Ф.Хоффман, Д.Килкаллен, Н.Фрейер, Д.Маккуэн. Они рассматривали гибридную войну как интегрированную технологию, которой сочетаются экономические, политические и военные аспекты.

 

Значительную роль в развитии и изучении технологий гибридной войныв начале ХХІ в. внесли российские практики и исследователи. Одной из ключевых разработок в этом плане стала так называемая «Доктрина Герасимова», в которой были изложены концептуальные принципы ведения РФ современных войн. Среди прикладных и теоретических разработок в этом направлении можно отметить работы Л.Левашова, А.Дугина, И.Панарина, А.Манойло. В частности, они проанализировали и систематизировали опыт участия СССР и постсоветской России в гибридных конфликтах ХХ — начала ХХI вв. Среди украинских исследователей этого вопроса модны выделить В.Горбулина, Е. Магду, Д.Дубова, Г.Почепцова.

 

Анализируя содержание и сущность современных гибридных войн, следует отметить тот факт, что сам термин «гибридная война» уже давно не отображает в полной мере реальности современных геополитических конфликтов. На наш взгляд, следует выделить единое всеобъемлющее понятие «гибридный геополитический конфликт», которое, в свою очередь, разделяется на два его проявления - «гибридная агрессия» и «гибридная война».

 

Под ГИБРИДНЫМ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИМ КОНФЛИКТОМ предлагаем рассматривать противостояние геополитических субъектов (отдельные страны или международные альянсы), которое проявляется в противоборстве сторон с использованием интегрированных/гибридных  стратегий и тактических решений политического, экономического, информационно-идеологического, культурного, военного характера. Это понятие может быть отнесено к геополитической сфере и определяется векторностью международной политики в плане противостояния военно-политических союзов, экономических альянсов стран и транснациональных корпораций. Большую часть ХХ века такой гибридный конфликт имел место по линии Варшавский договор — НАТО (военная сфера), СЭВ — альянс США и Западной Европы. Такого же рода конфликты имели место и в другие исторические эпохи.

 

В свою очередь, считаем необходимым рассматривать ГИБРИДНУЮ АГРЕССИЮ, как интегрированное воздействие деструктивного характера, которое атакующая сторона применяет по отношению к своей жертве, без равнозначной ответной реакции. Именно в такой форме проходит агрессия постсоветской России против стран, республик бывшего СССР.  

 

ГИБРИДНАЯ ВОЙНА, представляет собой открытое противоборство между отдельными геополитическими субъектами, с использованием интегрированных инструментов прямого и опосредованного влияния. При этом стороны конфликта осознанно и в адекватной степени прилагают усилия для получения решающего преимущества. К этой категории противостояний можно отнести российско-украинский конфликт (с 2014 г.).

 

В большинстве случаев, в рамках гибридных конфликтов, гибридная агрессия переходит в гибридную войну, которая может перейти в фазу открытого военного столкновения или в замороженный формат, при посредничестве международных институций.

 

Гибридные геополитические конфликты развиваются в трёх основных векторах: сфера, инструменты и хронология. В совокупности, эти векторы формируют 3D систему координат, которая позволяет осуществлять идентификацию, оценивать характер и потенциальные направления развития конкретного геополитического конфликта.

 

Традиционно, основными сферами, в плоскости которых осуществляются гибридные конфликты, выделяются такие как: экономическая, общественно-политическая, внутригосударственная, дипломатическая, информационная, культурная, военная.

 

Изображение взято из источника: https://periodicals.karazin.ua/sc/article/download/15009/13958

 

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СФЕРА. Деструктивные действия в отношении финансовой системы (ослабление национальной денежной единицы и блокирование финансовых потоков, вывод капитала), экономические санкции (персональные или секторальные), ограничение или блокировка поставок стратегического сырья (углеводороды, с/х продукция, пр.), закрытие/ликвидация предприятий (принадлежащих представителям бизнеса атакующей стороны), блокировка торговых путей (узловых транспортных площадок, морских, сухопутных, воздушных путей). Главная цель действий в этом направлении — ослабление экономического потенциала и превращение атакуемой страны в сырьевой придаток и рынок сбыта атакующей стороны.

 

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СФЕРА. Действия, ориентированные на организацию межнациональных и межрелигиозных конфликтов открытого формата, искусственно создаваемых политических конфликтов, акций гражданского неповиновения, а также искусственно стимулируемый рост криминальной активности. Главная цель действий атакующей стороны — атомизация общества, создание/усиление раскола в обществе.

 

ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННАЯ СФЕРА. Деструктивные действия атакующей стороны на институты государственного управления, путём блокирования деятельности органов власти всех уровней, подрыв авторитета ключевых представителей госаппарата, стимулирование сепаратизма и насильственного изменения конституционного строя, а также стимулирование коррупционных действий чиновников. Главная цель действий противника — ослабление, блокировка или уничтожение системы государственной власти.

 

ИНФОРМАЦИОННАЯ СФЕРА. Действия, ориентированные на активное продвижение чуждых политических идей и морально-этических принципов, захват национального информационного поля (продвижение иностранных СМИ, взятие под контроль национальных), насыщение национального информационного поля негативной информацией (фейки). Продолжением информационного направления, является кибервойна, которая предполагает разворачивание противостояний в интернет-пространстве. Среди ключевых элементов можно отметить dDos и фишинговые атаки, использование технологий OSINT (сбор информации в открытых источниках) и Humint (формирование инсайдерских сетей). Главная задача действий в этом направлении — получение возможности управлять эмоциональным состоянием ключевых персон (лидеры общественного мнения) или общества в целом.

 

КУЛЬТУРНАЯ СФЕРА. Представляет собой гуманитарные агрессии, которые имеют целью уничтожение национального наследия (архитектура, артефакты), прямые или косвенные действия, направленные на ущемление  языка титульной нации, негативизация национальной культуры и традиций, навязывание иностранной массовой культуры (кино, литература, театр, изобразительное искусство и пр.), а также негативизация моральных авторитетов нации (деятели культуры, искусства, науки). Главная цель атак — показать несостоятельность нации, отсутствие исторического прошлого и перспектив на будущее.

 

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ СФЕРА. Деструктивные действия, наносящие ущерб международному имиджу атакованной стороны в виде отказа от прямых межгосударственных контактов, непризнание официального руководства страны и его представителей на переговорах, разрыв или игнорирование межгосударственных договоров и соглашений, а также ситуативный отказ от признания международных конвенций, давление через международные организации или посреднические структуры, закрытие дипломатических представительств, отзыв послов и консулов. Главная цель такого рода действий — лишение противника статуса субъектности в международных процессах.

 

ВОЕННАЯ СФЕРА.  Действия, которые предполагают привлечение частных военных компаний, террористические акты, организацию партизанского и повстанческого движения, поставки оружия, боеприпасов и проведение таких операций, как принуждение к миру или миротворческих. Главная цель действий в этом направлении — ослабление или ликвидация системы национальной безопасности.

 

Типология и классификация основных инструментов, используемых в рамках гибридных конфликтов, представлены широким спектром доктрин, концепций и стратегий, среди которых наиболее востребованными являются: стратегия управляемого хаоса; доктрина «мягкой силы», доктрина цветных революций, теория рефлексивного управления, доктрина неограниченной войны, доктрина мятежевойны, доктрина сетецентрической войны, концепция ассиметричной войны.

 

КОНЦЕПЦИЯ АССИМЕТРИЧНОЙ ВОЙНЫ (предложена в 1975 г. Эндрю Маком) предполагает концентрацию ресурсов и усилий атакующей стороны для нанесения ударов по противнику неожиданным способом и в неожиданном месте. Типичными признаками ассиметричного противостояния являются: противопоставление технологических преимуществ количественным, атаки на инфраструктуру противника, нанесение ударов в слабо защищённые места, нестандартная тактика, неожиданные решения (идущие вразрез с международными конвенциями и гуманитарными принципами). В военных действиях данная концепция предполагает использование тактики мобильной войны, использование сил специальных операций или частных военных компаний.

 

СТРАТЕГИЯ УПРАВЛЯЕМОГО ХАОСА (предложена в 1992 г. Стивеном Манном) предполагает комплекс действий, направленных на введение общества атакуемой стороны в состояние «политической критичности», которая блокирует или уничтожает его ключевые институты. Среди типичных признаков, которые являются своеобразными маркерами использования данной стратегии, можно выделить: атаки на национальную культурную идентичность, формирование в обществе состояния безысходности, создание тоталитарных идеологий и культов, атомизация общества, концентрация внимания общественности исключительно на материальных проблемах, стимулирование коррупции, активизация идейных разломов общества, негативизация авторитета государственной власти, формирование условий для возникновения гражданской войны или навязывание обществу её идеи, стимулирование экономических проблем.

 

ДОКТРИНА «МЯГКОЙ СИЛЫ» (предложена в 1990 г. Джозефом Найем) предполагает осуществление атакующей стороной комплекса действий, демонстрирующих противнику собственные преимущества. Такие демонстрационные действия имеют целью повлиять на эмоциональное состояние ключевых персоналий противника или его общества в целом. В таком случае у атакующей стороны появляется возможность управлять или оказывать существенное влияние на общественную жизнь, экономику, внешнюю и внутреннюю политику атакованной стороны.

 

ДОКТРИНА ЦВЕТНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ (предложена в 1993 г. Джином Шарпом) предполагает организацию и реализацию массовых общественных движений, целью которых является ненасильственная смена политической системы или управленческой элиты общества. Как правило, инициаторами цветных революций становятся инноваторы (10-15% от общего населения), а движущей силой, которая проникается инновационными идеями и осуществляет изменения в обществе, становится средний класс (50-60% от общего населения). Типичными примерами таких революций можно представить «Бархатную революцию» в Чехословакии (1989), «Бульдозерную революцию» в Югославии (2000), «Революцию роз» в Грузии (2003), «Революцию тюльпанов» в Киргизстане (2005), «Кирпичную революцию» в Молдове (2009), «Жасминовую революцию» в Тунисе (2011) и др.

 

ТЕОРИЯ РЕФЛЕКСИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ (предложена в конце 60-х гг. ХХ в. на основе разработок В.Лефевра) предполагает использование комплексных инструментов, которые позволяют влиять на принятие противником выгодных атакующей стороне решений вследствие создания определённых ситуаций или демонстрации потенциальных угроз. Основными методами достижения указанной выше задачи являются: отвлечение внимания, формирование плотного информационного потока, обработка которого требует значительных ресурсов, введение в состояние когнитивного диссонанса с блокировкой функции принятия решений, истощение ресурсов противника на решение малозначимых задач или фейковых угроз, стимулирование противоречий в среде союзников, усыпление бдительности (снижение напряжения или перевод процессов в скрытый формат), провоцирование к опрометчивым решениям и действиям, психологическое давление и запугивание.

 

ДОКТРИНА НЕОГРАНИЧЕННОЙ ВОЙНЫ (разработана в 1990-х гг. Цяо Ляном на основе принципов неограниченной подводной войны, имевшей место во время Второй мировой войны) предполагает осуществление агрессивных действий, которые не регулируются временными рамками (цикличность процессов) или сдерживающими принципами (морально-этические нормы или международные конвенции).

 

ДОКТРИНА МЯТЕЖЕВОЙНЫ (предложена в 1960-х гг. Евгением Месснером) предполагает формирование и поддержку активных легальных протестных движений и подпольных групп, которые действуют путём агрессивных агитационно-пропагандистских кампаний и демонстративных террористических актов. Действие указанных субъектов направленно на ликвидацию моральных ценностей, моральное (скандалы, клевета, компроматы) и физическое (демонстративные покушения) уничтожение лидеров общественного мнения. В более жёсткой форме могут осуществляться террористические акты, направленные на захват или уничтожение объектов национального исторического наследия (исторические и природные заповедники, отдельные архитектурные объекты) и символические объекты (памятники героям, событиям, объекты поклонения).

 

ДОКТРИНА СЕТЕЦЕНТРИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ (микс из американских военных доктрин «Joint Vision 2010» и «Joint Vision 2020») является комплексом мероприятий, направленных на концентрацию информационно-коммуникационных ресурсов атакующей стороны, необходимых для обеспечения оперативного и эффективного управления военными операциями (автоматизированные системы управления). Также ключевой задачей действий атакующей стороны является блокировка и уничтожение информационного потенциала.

 

ТЕОРИЯ СЕТЕВОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ (представлена в 2016 г. А.Курбаном) предполагает интегрированное использование цифровых, гуманитарных (управленческих) и психотехнологий для координации информационных процессов (создание, распространение, поиск контента) в социальных онлайн-сетях.

 

ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ СДЕРЖИВАНИЯ (разработана Дж.Кеннаном в 1940-х гг.) базируется на принципе взаимно-гарантированного уничтожения при осуществлении открытого военного конфликта между двумя ядерными государствами или союзническими альянсами.

 

Гибридный конфликт в хронологическом плане традиционно делят на три этапа: подготовительный, активный и заключительный. Исходя из особенностей и специфики последних, наиболее резонансных гибридных конфликтов (российско-грузинский, российско-украинский), предлагаем некоторую корректировку названий этапов и их содержания. Наиболее адекватным будет сегментация на скрытый (латентный), полуоткрытый и открытый этапы.

 

СКРЫТЫЙ (ЛАТЕНТНЫЙ) ЭТАП по своей сути больше соответствует параметрам понятия гибридной агрессии. В рамках данного периода атакующая сторона осуществляет в отношении своей жертвы воздействия экономического, внешне- и внутриполитического характера, информационное давление, активный прессинг в области культуры. Сторона-агрессор посредством инструментов «мягкой силы» навязывает объекту агрессии своё видение его роли и места в геополитических раскладах, формирует выгодные для себя общественные установки, осуществляет коррекцию государственной стратегии.

 

ПОЛУОТКРЫТЫЙ ЭТАП представляет собой противостояние в формате, соответствующем представленному нами понятию гибридной войны. На этом этапе атакующая сторона переходит к демонстративным методам давления, используя весь спектр методов и направлений деструктивного воздействия, исключая прямой вооружённый конфликт. Атакуемая сторона отвечает на агрессию в силу своих возможностей и сообразно действиям противника. На этом этапе сначала атакующей, а затем и отвечающей стороной активно используются инструменты таких гибридных доктрин, как цветные революции, стратегия управляемого хаоса, рефлексивного управления, мятежевойна.

 

ОТКРЫТЫЙ ЭТАП гибридного конфликта предполагает прямое использование национальных вооружённых сил. В случае если атакующая сторона не имеет подавляющего преимущества, вооружённые столкновения имеют локальный характер. Они осуществляются преимущественно в виде мобильных боестолкновений, с использованием сил специальных операций (ССО) или точечных войсковых операций с ограниченным использованием авиации и артиллерии. Довольно часто такие формы вооружённого противостояния имеют вид операций принуждения к миру или миротворческих операций. При этом наиболее популярной формой тактических решений является концепция сетецентричной войны и ассиметричная война. В дополнение к чисто военным методам используются инструменты доктрины неограниченной войны и теории рефлексивного управления. Также продолжают активно, но уже избирательно (с целью экономии ресурсов), использоваться гибридные технологии, присущие латентному этапу, — управляемый хаос, мятежевойна, рефлексивное управление.

 

Оценивая современное развитие практики гибридных геополитических конфликтов, следует рассматривать их в двух основных плоскостях – сферы реализации и инструментов их осуществления, как модель 2D. При корреляции этих плоскостей с тремя хронологическими этапами развития, имеем 3D модель. Такая универсальная система координат позволяет давать оценку и определять характеристики международных конфликтов. 

«Доктрина Герасимова», источник: https://geo-analytics.com.ua/dopolnitelnye-aktivy/matrica-konfliktov-sravnenie-doktriny-trampa-i-doktriny-gerasimova-vyvody-dlya-ukrainy-publikaciya-02-07-2019/

 

Именно, в формате таких двух- и трехвекторных моделей сегодня осуществляется разработка национальных военных доктрин ведущих стран мира. Такими являются российская военная «Доктрина Герасимова», военная доктрина США («Стратегия национальной безопасности США», «Стратегия национальной обороны США» и «Национальная военная стратегия США») и военная стратегия Китая («Концепция жизненного пространства и стратегических границ»).

 

Англоязычная версия:

https://periodicals.karazin.ua/sc/article/download/15009/13958

 

Базовая версия:

https://petrimazepa.com/aleksandr_kurban

 

comments.ua
comments.ua

Новости

Подписывайтесь на уведомления, чтобы быть в курсе последних новостей!