logo

Coinspot 27.05.2020

BTC/USD

9154.65

ETH/USD

208.12

LTC/USD

43.70

НБУ 27.05.2020

USD/UAH

27.18

EUR/UAH

29.80

RUB/UAH

0.38

comment

Рубрики

comment

МЕНЮ

Главная Новости Интервью 2020 Вячеслав Соболев: "Я вышел на заказчика убийства, но к нашим правоохранителям с доказательствами не пойду"
commentss НОВОСТИ Все новости

Вячеслав Соболев: "Я вышел на заказчика убийства, но к нашим правоохранителям с доказательствами не пойду"

Депутат Киевского облсовета Вячеслав Соболев, трёхлетнего сына которого застрелили киллеры, дал эмоциональное интервью порталу "Комментарии". Соболев рассказал, кто и зачем по-прежнему хочет с ним расправиться, почему покрывается имя заказчика и объяснил, почему не пытается вернуть в Украину организатора преступления, имя и местонахождение которого ему известно

23 мая 2020, 15:00 comments6757
Вячеслав Соболев: "Я вышел на заказчика убийства, но к нашим правоохранителям с доказательствами не пойду"

1 декабря 2019 года навсегда останется самым черным в жизни депутата Киевского областного совета Вячеслава Соболева и его жены Инны. Вечером, в самом центре Киева, на перекрестке улиц Льва Толстого и Тарасовской киллер выстрелил в Range Rover Соболева. Пуля предназначалась Вячеславу, но преступник промазал и застрелил его трёхлетнего сына – Сашу. Ребёнок умер в карете скорой помощи по пути в больницу.

2 декабря стало известно, что правоохранители задержали двух подозреваемых в убийстве мальчика – экс-бойцов подразделения "Аратта" Украинской добровольческой армии Андрея Лаврегу и Алексея Семенова. Киллеры стреляли в автомобиль Соболева из квартиры в близлежащем доме.

Подозреваемым в организации покушения на жизнь Соболева, повлекшее смерть его сына, следствие считает россиянина Юсупа Абуева, который также находится в розыске с ноября 2019 года. Абуев – организатор банды, причастной к похищениям и вымогательстве.

В марте этого года Офис генпрокурора отчитался об аресте 20-летнего уроженца города Ирпень Александра Раева и гражданина Российской Федерации Ибрагима Шахгириева. Первый с 2016 года был активистом движения "Традиция и порядок", а второй – уроженец Чеченской республики, около 6 лет проживающий в Украине. Следствие инкриминирует обоим пособничество в организации убийства.

30 апреля, Офис генпрокурора сообщил о подозрении еще одному человеку, который может быть причастен к убийству – экс-координатору движения "Традиция и Порядок" Юрию Ткаченко, который стал шестым подозреваемым по "делу Соболева". Ткаченко – давний товарищ предполагаемого организатора покушения Юсупа Абуева. 

Спустя более чем шесть месяцев после убийства Вячеслав Соболев обратился со своей страницы в Facebook к президенту Украины Владимиру Зеленскому и заявил, что потерял веру в правоохранительную систему страны.

"Поэтому я обращаюсь к нашему президенту – я готов предоставить вам всю информацию, которую удалось собрать за это время. Поверьте, ее достаточно, чтобы остановить беспредел, который сейчас творится и предотвратить новые убийства. Владимир Зеленский, это в ваших силах", –написал депутат.

"Я бы предложил еще господину Крищенко пройти детектор, только не их, полицейский, а независимый"

– Вячеслав, на днях вы обратились к президенту Владимиру Зеленскому через Facebook с готовностью предоставить ему всю собранную вами информацию по убийству сына. Выглядит, как жест отчаяния. Правоохранители настолько плохо ведут расследование?

– Это уже второе обращение к президенту, потому что уже непонятно – куда обращаться. Я сегодня (интервью состоялось 18 мая, – ред.) был у следователей, и они у меня спрашивают: "почему вы считаете, что мы не работаем?". А я им отвечаю: "прошло пять месяцев, покажите, что вы сделали. Просто покажите, кого вы нашли". В ответ – тишина. Я им называю пару фамилий и спрашиваю: "а почему вы не занимаетесь этими людьми?" Ответ: "Да вот, мы сейчас будем заниматься". Я говорю: "ребята, этим нужно было заниматься ровно на третий день!".

По господину Крищенко (Андрей Крищенко – начальник полиции Киев, – ред.) отдельный вопрос. Если бы заказное убийство случилось в центре Киева лет 20 назад и руководитель главка в лице Крищенко ничем бы не занимался вообще, я думаю, выговором это бы точно не ограничилось. Причем никто даже не отрицает, что два месяца никакой работы не вели. И это несложно отследить, все видно по ходу уголовного производства. Каждое мое слово подтверждается документами. 

– Вы говорите, что называли пару фамилий. Они озвучивались официальным следствием?

– Озвучивался только господин Раев (Александр Раев – один из подозреваемых, которому инкриминируется пособничество в убийстве. Находится под стражей, – ред.). Могу вам сказать, что у него через пару дней после убийства был обыск, но им никто не занимался. Думаю, если к вам или ко мне придут домой, у нас с вами не будет пакетов с одноразовыми телефонами. Нам с вами достаточно по одному или по два телефона. А у человека – целый пакет! Ну да, изъяли у него телефоны и на этом все, никто им больше не занимался. О Раеве вспомнили ровно месяц назад. И, кстати, он отказался от детектора лжи.

– Какие еще фамилии вы можете сейчас озвучить?

– Артур Емельянов (судья Высшего хозяйственного суда Украины, – ред.), Виктор Татьяков (экс-глава Высшего хозяйственного суда Украины, – ред.), Руслан Браславский (украинский адвокат, – ред.), Павел Малик (бизнесмен, – ред.) Николай Будыко (бизнесмен, – ред.), Евгения Бурун (бывший руководитель сети супермаркетов "Обжора" в Донецке, – ред.), Михаил Иванюк (экс-сотрудник СБУ и экс-сотрудник полиции, – ред.) и Александр Грановский (экс-нардеп от БПП, – ред.). У меня есть почти 100-процентная уверенность в том, что фамилия заказчика есть в этом списке, за исключением Александра Грановского.

– Почему исключен Грановский?

– Когда я озвучил все эти фамилии после убийства, то попросил каждого пройти проверку на детекторе лжи. Почему-то все отказываются. Более того, никто мне даже не позвонил, кроме Грановского. Он лично сказал, мол, готов пройти. Но моя жена (Инна Вильчинская, – ред.) с ним разговаривала и заверила, что он точно не причастен. У жены после 1 декабря настолько обострено внутреннее чувство, интуиция, что я не могу ей не верить. Я добавил к вышеупомянутому списку еще одного человека – экс-супруга жены. Она пять месяцев просила его пройти проверку на детекторе, уверяла, что все будет тихо. Даже была готова пойти вместе с ним. Ведь это нужно было лично ей. И даже сейчас, когда его фамилия звучит в СМИ, он делает вид, что занят большим бизнесом. 

– У вас есть соображения, почему почти все отказываются проходить тест?

– Я не знаю… Вот скажите, если кто-то просто вслух скажет, что вы причастны к смерти Юрия Гагарина и предложит пройти полиграф, у вас бы хоть на миг будет сомнение – пройти или не пройти? 

– В случае своей непричастности я без проблем прошел бы. 

– Вы сами ответили на свой вопрос. Главное ведь то, что мы результаты полиграфа к делу не приложим. Но это, в первую очередь, нужно мне, моей семье, чтобы по максимуму сократить объем расследования. Но если люди отказываются, значит, у меня есть вопросы. Я ведь не судья и не прокурор, могу только в очередной раз их попросить пройти тест на детекторе лжи. Только не тот, о котором они сами договаривались. Да, у меня есть информация, что кое-кто из них бегал в КНИИСЭ (Киевский научно-исследовательский институт судебных экспертиз, – ред.) договариваться о прохождении теста с нужным им результатом. Я сразу сказал: не "будет никаких "дырявых" экспертиз". Если вы хотите публично показать, что не имеете никакого отношения к 1 декабря – пожалуйста, пройдите. Я бы предложил еще господину Крищенко пройти детектор, только не их, полицейский, а независимый. И пусть он ответит на мой вопрос или на вопрос общества: "какие у него отношения с господином Будыкой?" Конечно, если вы ему позвоните и спросите: "господин Крищенко, а какие у вас отношения с Будыкой?",  он скажет: "а я его не знаю". Но я ведь знаю, что он вам соврет. Знаю, что у него были отношения с Будыкой. 

Я также знаю, что на сегодняшний день заказчик заплатил 200 тысяч долларов определенным людям, чтобы меня убить. Если бы убили меня, а не моего сына, на следующий день все уже забыли бы. 

picture

– Можно подробнее о 200 тысячах?

– По моей информации, заказчик в очередной раз заплатил 200 тысяч долларов за то, чтобы меня убили. Хотя первоначальная сумма была намного большей. Вы знаете, что у нас в стране работают профессиональные группы киллеров? Я точно об этом знаю. Уже два или три месяца стучусь к президенту, чтобы показать, как все это происходит. Рассказать, откуда берутся люди. Пусть он выяснит, кто их прикрывает в Украине и как они здесь появились. Они действуют, в том числе, внутри Украины, но, в основном, представляют другие страны. Вы же понимаете, откуда появился Лаврега (Андрей Лаврега, – подозреваемый в исполнении убийства, находится под стражей, – ред.) и все эти люди? Их просто используют как самое нижнее звено. Лаврегу должны были на следующий день убить, но его в итоге арестовали.

"Между заказчиком и Юсупом Абуевым есть еще один человек, которого могут покрывать"

– По версии следствия, организатором убийства является россиянин Юсуп Абуев. Где он находится сейчас?

– На Кипре. И он включен в базу Интерпола как подозреваемый в организации убийства моего сына.

– Вы пытаетесь вернуть его в Украину, чтобы он предстал перед следствием?

– Смотрите, в чем тут дело. Арестовать Абуева возможность есть. Но также есть мнение, что завтра его сюда привезут и будет то же самое, что с Лаврегой. Его ведь задержали еще в ночь на 2 декабря с нашей помощью. За 2,5 месяцев его допросили всего лишь один раз. И лишь после того, как я убедил в этом прокуратуру, провели еще один допрос, перекрестный. В итоге следствие получило много новой информации, но никаких подвижек не сделало. Поэтому я боюсь, что, если Абуев окажется здесь, он немного посидит в СИЗО, а потом его еще и под домашний арест выпустят. Поэтому пусть он побудет за границей, пока что-то у нас не поменяется. И я уверен, что правоохранители Кипра все сделают, как надо. 

picture

– Откуда такая уверенность? Вы лично с ними общались?

– Да, общался. Скажите пожалуйста, вы можете себе представить, чтобы в цивилизованной стране правоохранители, расследующие убийство ребенка, делали так, как делают у нас? Когда я полицейским говорю: "послушайте, вы что-то скрываете от меня? Да я же самый заинтересованный в том, чтобы найти заказчика и хочу, чтобы моя жена в 3 часа ночи на просыпалась и не кричала, что нас идут убивать!". Журналисты раскопали сотни миллионов Татькова, раскопали апартаменты в Испании. И что? Он откупается и дальше сидит, прохлаждается. Татьков никогда не занимался бизнесом. То же самое могу сказать о Емельянове. Я уже предоставил документы, свидетельствующие, что его развод с женой – фиктивный. И что? Приходит постоянно новый прокурор и все дело снова исчезает. Я не видел, берут они деньги, или не берут. Но факты – вещь упрямая. Генпрокуратура пять лет расследовала их махинации, где результат? У меня такое впечатление, что расследуют для того, чтобы потом договариваться с теми, по ком расследуют. Возможно, уже договорились. 

– Вы говорили, что следствие пытается двигаться по пути, который якобы не ведет к реальному раскрытию преступления. Но не знаете почему. Какие-то же версии у вас есть?

– Моя версия – они уже не знают, как уйти в другую сторону от заказчика. На мой взгляд, его покрывают. Второй момент – заказчик разносит деньги. И третий момент – между заказчиком и Юсупом Абуевым есть еще один человек, которого могут покрывать.

– По вашим данным, заказчик убийства находится в Украине?

– Да.

– Чем же вы неудобны заказчику настолько, что вас хотят убить?

– Я мешаю определенным людям, которые хотят позакрывать свои уголовные дела, размеры которых – десятки и даже сотни томов. А я не готов. Определенные люди считают, что деньги – это первостепенные. А для меня на первом месте в жизни – это порядочность. Я мешаю им закрывать их уголовные дела. И речь не о правоохранителях. Те люди, которые могут это делать, закрывают их в любом случае. Им даже выгоднее, что я говорю все это публично, благодаря этому им больше денег несут. Я владею определенной информацией, поэтому и неудобен определенным кругам.

"Я уже вышел на заказчика, только мне сейчас нужно собрать кое-какие доказательства"

– Сразу же после 1 декабря некоторые СМИ публиковали информацию, что ваш Range Rover якобы фигурировал в деле о финансировании терроризма на Донбассе. Прокомментируйте эту информацию.

– А что тут комментировать? Найдите людей и поднимите данные. У определенных сотрудников СБУ была золотая жила – придумывать сепаратизм, а потом этих людей догонять и делать нищими. Я с 2006 года живу в Киеве. Все это время, сколько пытались из меня сделать непонятно кого, я нахожусь здесь. Сколько можно издеваться надо мной?

picture

– За эти полгода были новые попытки все же завершить начатое?

– Несколько раз вокруг моего дома ходили люди непонятной внешности. Я фотографировал, давал это все правоохранителям. По сей день пытаюсь добиться ответа, узнать, кто это. Мне сначала пытались рассказать, что это "никто". Потом пытались рассказать, что это квартирные воры. За моей женой следили. Ответов – ноль.

– Почему вы находитесь в Украине – это понятно. А почему жена не уехала за границу?

– Было желание отправить за границу. Она не готова. Говорит, что для этого и существует семья, чтобы быть вместе в радости и в горе.

picture

– Госохрана прикреплена к вам сейчас?

– Нет, прикреплена только полиция города Киева. 

– Ее за все это время ни разу не снимали?

 Снимали. Была такая ситуация: мы узнали, что люди, причастные к убийству, купили очень серьезное оружие. И как только появилась эта информация, на следующий же день сняли мою охрану. Тогда я сказал: "хорошо. Я никуда не убегаю, нигде не скрываюсь. Но вы должны понимать, что такой-то человек, руководитель, снял охрану. Если меня убьют, задайте ему потом вопрос". Ровно после этого месседжа, мне обратно вернули охрану. Могу добавить, что неоднократно поступали угрозы моему адвокату. Но он отказался от охраны, потому что эти ребята во время исполнения своих обязанностей просто играли днями в телефонах. Моего адвоката покалечат, а они даже не заметят. 

На самом деле, все относятся спустя рукава, потому что их это не касается. Для меня это парадокс. В тексте подозрения черным по белому написано: в машине (в момент убийства, – ред.) находилось 3 человека, хотя на самом деле там было 4 человека. Там написано, что Соболева никто не ранил. А де-факто пуля прошла у меня по затылку. И это подозрение согласовывает следствие, Офис генерального прокурора. Значит люди глубоко в теме. Я могу сказать спасибо заместителю генпрокурора, он немного видоизменил группу процессуальных руководителей. И теперь хотя бы можно общаться с людьми, которые понимают, о чем речь. А до этого ситуация была в корне обратная, люди просто были не в теме. Я очень хотел бы чтобы госпожа Венедиктова (Ирина Венедиктова, – Генпрокурор Украины) дала указания своим замам сделать совместное совещание. Я очень хотел бы предоставить президенту документы, где видно, как киллеры занимаются принятием и исполнением заказных убийств в нашей стране. Я хотел бы поработать с нашими правоохранителями или хотя бы совещание провести, чтобы все увидели, кто чем занимался эти пять месяцев. Я бы хотел задать вопрос Крищенко, почему он два месяца ничего не рассматривал. Задайте ему вопрос. Я готов предоставить документы.

– Вы сказали, что следствие само признает, что ничего не делает. Что, напрямую так и говорят?

– Действительно, я одному следователю задал вопрос месяц назад: "а почему вы Раевым не занимаетесь, ведь есть целый ряд фактов, указывающих на его возможную причастность к преступлению?" В ответ – тишина. Сегодня я снова задал тот же вопрос, мне отмечают: "ну, мы будем им заниматься". Я предложил им подождать еще пару лет, когда у него (у Раева, – ред.) уже не то, что телефонов не будет, он вычистит даже в своей голове все, что у него было… А почему 4,5 месяца вы не могли пригласить на допрос тех людей, которых я называл? Следствие на сегодняшний день не может дать мне что-то, чего я не знаю. А я следствию готов дать то, чего оно не знает. Но я уже дважды предоставлял им информацию. И что дальше? Ничего. Есть некоторые вещи, которые мне даже стыдно говорить в слух… 

– В Украине сложилась тенденция, согласно которой заказные убийства практические не расследуются. Как считаете – дело в беспомощности следствия, либо же у нас все настолько легко продается и покупается?

– Назову второй вариант. Понимаете, не бывает такого, что следствие совершенно беспомощно. Ребята, которые там работают, они же не вчера встали из-за парт и пришли работать в государственные органы. Да, на мой взгляд, сегодня есть достаточно большой кадровый голод. Но судя по тому, что я видел последние пять месяцев, могу с уверенностью сказать, что есть достаточно много высокопрофессиональных людей. Возможно, кто-то им руки связывает.

У меня есть информация по одному факту, которая точно будет порочить кое-кого из их сотрудников. Но зачем людям жизнь портить? Это их выбор, пусть они живут так, как считают нужным. Значит я буду расследовать так, как могу. Я изначально думал, что самые большие помощники для меня – наши госструктуры. А уже сегодня понимаю, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Я вам могу еще привести несколько примеров, когда ко мне приезжали люди, у которых убивали детей, мужей и когда по много раз закрывались уголовные дела. Финал знаете какой? Люди просто собирались вместе с оставшимися членами семьи и уезжали за границу жить. Мне не раз говорили, что меня убьют и мне нужно уезжать. Но у меня ответ один – я никуда не уеду по одной простой причине. У меня здесь сынок похоронен. 

picture

– Вы говорите о спасении утопающих. Если вы будете и дальше проводить расследование, вы в конце концов можете выйти на непосредственного заказчика. Как вы поступите в этом случае? 

– Я уже на него вышел, только мне сейчас нужно собрать кое-какие доказательства. Но я с этими доказательствами не приду к правоохранителям. Я соберу пресс-конференцию, приглашу вас, приглашу многих ваших коллег и покажу неопровержимые доказательства. А вы потом уже смотрите. И важно помнить: все платят налоги в той или иной степени и за налоги содержат правоохранительные структуры.

"Можете даже не сомневаться, что в Украине работает профессиональная группа киллеров"

– Вы обещали 2 млн грн за информацию о заказчике. Много было звонков?

– В основном это были аферисты, ничего это не дало. 

– Ваше дело застали уже два генпрокурора – Руслан Рябошапка и теперь вот Ирина Венедиктова. Вы ощутили какую-то разницу в их работе?

– Конечно. Господин Рябошапка не нашел время, чтобы встретиться, а госпожа Венедиктова нашла. Иных отличий нет. Я уже жду месяц, чтобы мы провели совместное совещание. Хотя прозвучало обещание провести через неделю... Но я жду. 

– Вы лично с ней общаетесь?

– Нет, у меня нет телефона генпрокурора. 

– Со дня вашего обращения к президенту прошло 4 дня. Хоть какая-то реакция была?

– Вообще никакой реакции, как и в первый раз. 

– С чем вы это связываете?

– Не знаю. В Конституции у нас написано, что президент является ее гарантом. Государство должно нам гарантировать безопасность внутри страны. Так вот я пять месяцев прошу, чтобы кто-то услышал. Не слышат. Может, когда-то я достучусь... Когда и моя очередь дойдет. 

– В обращении к президенту вы написали, что могут быть еще смерти. Что имелось ввиду?

– Смотрите. Вот вы журналисты, вы каждый день узнаете информацию, обрабатываете ее и передаете людям. А если у человека профессия киллера, то что он должен делать? Получать заказы на убийство и исполнять их за деньги. Можете даже не сомневаться, что в Украине работает профессиональная группа киллеров, для которых заказ на меня – далеко не единственный. 

Как ранее писали "Комментарии", супруга депутата Киевского областного совета Вячеслава Соболева Инна рассказала подробности покушения и гибели их 3-летнего сына Саши.


Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы первыми узнать о самых важных событиях!


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Источник: https://comments.ua/
comments

Новости партнеров

Новости

Подписывайтесь на уведомления, чтобы быть в курсе последних новостей!