logo

Coinspot 05.08.2020

BTC/USD

11317.77

ETH/USD

391.76

LTC/USD

58.15

НБУ 05.08.2020

USD/UAH

27.95

EUR/UAH

32.90

RUB/UAH

0.38

comment

Рубрики

comment

МЕНЮ

Главная Статьи Общество работа и карьера Записки эмигранта: Германия. “Не знаю, чем Украина может заманить нас обратно”
commentss НОВОСТИ Все новости

Записки эмигранта: Германия. “Не знаю, чем Украина может заманить нас обратно”

Журналисты “Комментариев” в рамках спецпроекта "Записки эмигранта" пообщались с украинцами, которые живут и работают в Германии. Наши герои рассказали о зарплатах, налогах, образовании и возможностях, которые открываются перед украинскими эмигрантами на Западе. Многие из них возвращаться на родину уже не планируют, при этом все также думают на родном языке

21 февраля 2020, 13:45 comments6724
Записки эмигранта: Германия. “Не знаю, чем Украина может заманить нас обратно”

СПЕЦПРОЕКТ "ЗАПИСКИ ЭМИГРАНТА"

Украинцам, которые хотят выехать в Германию на заработки, теперь будет проще искать работу на чужой земле. С начала этого года в ФРГ вступил в силу закон, облегчающий трудовую миграцию для людей, которые не являются гражданами Европейского союза. В связи с этим, по мнению экспертов, Германия станет явным конкурентом Польши по количеству трудовых мигрантов. Сейчас, например, пекарь в ФРГ в среднем получает немногим больше 2 тысяч евро, графический дизайнер — 3 тысячи евро, аптекарь и управляющий в магазине — около 4 тысяч евро. При этом многие наши соотечественники в поиске лучшей жизни нередко сталкивались с проблемами. Журналисты издания “Комментарии” пообщались с украинцами, которые долгие годы живут в Германии, и узнали, с какими сложностями они столкнулись и почему уехали из Украины.

Вальдкирх: “Уехала в Германию из-за украинской политики, экономики и хамства”

Уроженка Запорожья, 51-летняя Ольга Вибер, переехала в Германию еще в 2002 году. Желание эмигрировать у женщины появилось во время учебы в университете. Тогда она на три недели смогла попасть в студенческий отряд в Восточной Германии. Украинка сразу же заметила характерное для немцев уважение друг к другу. При этом, вернувшись в Украину, Ольга удивилась разнице менталитетов и отсутствию уважения как такового на родине.

“В Киеве я столкнулась с хамством, от которого за три недели успела отвыкнуть. Однажды даже разревелась от этого, хотя с детства никогда не плакала. Желание уехать было, но реализовать его тогда не могла: семья, ребенок, учеба, работа — время бежит, а к эмиграции необходимо готовиться”, — делится с “Комментариями” Ольга Вибер, проживающая в городе Вальдкирх на юго-западе Германии.

На решение женщины эмигрировать повлияла и процветающая на тот момент в госорганах коррупция и неподобающее отношение чиновников, судей и предпринимателей к людям.

“Однажды на моего дядю совершили разбойное нападение, его избили. Случайный прохожий вызвал скорую и его отвезли в больницу, где как раз в эту ночь дежурные медики что-то отмечали. Первую помощь дяде не оказали, его просто определили в палату, а процедуры начали делать лишь после того, как мы положили в карманы белых халатов деньги. Через семь дней дядя умер — у него на голове разрослась гематома, образовались новые. А все потому, что было упущено время. Никаких уголовных дел не открыли, а когда мы обратились к прокурору с жалобой, он в личной беседе прямо сказал: “А вы разве не знаете, что законы в Украине на одну треть населения не распространяются?”, — вспоминает Ольга.

Переехав в Германию, женщина начала все сначала: освоила язык, попробовала себя в разных профессиях и впоследствии стала коммерческим руководителем на фирме, которая занимается повышением квалификации (о размере зарплаты украинка не говорит, ссылаясь на трудовой запрет). Немецкий Ольга выучила за год, погрузив себя в немецкоговорящую среду и по 5—6 часов в день практикуясь в изучении иностранного языка. Во многом это помогло ей обрести хорошую работу, поскольку язык ее не сковал, а лишь стал хорошим дополнением во время поиска и на собеседованиях.

“Чтобы собеседование прошло гладко, на него нужно не опоздать, а еще понятно рассказать о себе и своем опыте. Стоит осветить те факторы, которые имеют значение для конкретной работы. Кандидат должен быть заинтересован, он должен задавать вопросы работодателю, должен суметь его убедить, что хочет получить именно эту работу. Если по итогу собеседования вас не возьмут — ничего страшного. Это лишь означает, что был кандидат, который подходит лучше”, — поясняет украинка.

Не было у женщины и конфликтов на национальной почве. По ее словам, немцы — весьма толерантный народ, поэтому каких-либо серьезных конфронтаций между ней и коренными жителями не возникало. За время жизни в Германии Ольга создала семью и устроилась на хорошую работу. Это значительно повлияло на нее, ведь сейчас возвращаться в Украину она не планирует.

“Германия — хоть и не рай, но комфортная страна для проживания. Здесь относительно безопасно. Многое хорошо организовано, хотя я бываю недовольна излишней бюрократией и долгим принятием решений. Сначала мне очень не хватало бытовой коррупции. Когда нужно было решить какой-то неразрешимый вопрос, я думала, кому бы заплатить. Но так это здесь не работает, и я вскоре это признала. Работающие в Германии не испытывают нужду, а квалифицированные работники могут даже позволить себе путешествия или дорогие хобби”, — отмечает Ольга Вибер.

Фрайбург: “В школе выстраивал отношения на уроках физкультуры”

Харьковчанин Артур Петлярский переехал в Германию вместе с родителями тоже в 2002 году. Сейчас ему 31 год, он живет в окрестностях города Фрайбурга (юго-запад страны). Как и другие герои нашего спецпроекта, эмигрировать за границу его родители решили из-за обстановки в Украине.

“Германия не была целью, целью был именно выезд. А причина проста — "импотентность" и бесперспективность страны. Кстати, в последнее время многие стали забывать, что при “бывших” (имеется в виду правительство, — ред.) все было очень плохо. Просто при них не было войны и такого оттока здравомыслящих людей”, — рассказывает Артур Петлярский.

В Германии Артур оказался в 15-летнем возрасте. Там ему пришлось стартовать заново: идти в школу, заводить новых друзей, вникать в непривычную для него систему образования. И все это накладывалось на незнание языка.

“Сидишь на уроках и пытаешься понять хоть что-то... Сначала привыкаешь к отдельным фразам. Потом цепляешься за уже изученные слова. Плюс Германии в том, что здесь, в отличие от той же Франции, с людьми можно о чем-то договариваться на английском языке. Это мне помогло, — вспоминает Артур.  Лично я выстраивал отношения на уроках физкультуры. В Германии этот предмет не подразумевает подтягивания, бег вокруг школы и сдачу каких-то атлетических нормативов. По сути, в основном мы играли в футбол. Когда учитель увидел, что я играю неплохо, уже брал в игру более охотно. А потом я сам начал выбирать себе в команду людей”.

-rBGH-0UWKvwZdMqVrHyOdonz.jpg

Кроме того, наладить контакт с одноклассниками и преподавателями ему помогли успехи в точных науках, к которым школьник был предрасположен.

“У нас в Украине школы сильнее. И система обучения другая. Наш ребенок пятого класса — это ученик седьмого класса в Германии. При этом здесь никто за тобой бегать не будет. Если ты не сделал домашнее задание, можешь сослаться на что угодно: например сказать, что у тебя вечером голова болела. Те, кто едут сюда с детьми, должны понять одно: как только ребенку станет все слишком легко даваться, ему нужно переходить в более высокую школу”, — поясняет украинец, подчеркивая, что школьное образование в Германии делится на четыре уровня: дошкольное, начальное, среднее и высшее. 

Сейчас же мужчина занимается перевозками. По его словам, разглашать уровень своей заработной платы он не может из-за трудового договора.

Украинец поясняет: чтобы в Германии избежать проблем с поиском работы и долгой акклиматизацией, нужно рационально подойти к вопросу — расписать цели и свои возможности.

“В первую очередь, нужно обратить внимание на себя, на свои цели и желания. Взять ручку, бумагу и расписать все "за" и "против". Подумать, знаете ли вы язык. Если нет, то сможете ли вы конкурировать с теми, кто его знает — коренными жителями или теми же эмигрантами. Может быть, вы специалист узкого профиля или уверены, что даже без языка сможете отлично выполнять свою работу. При этом нужно понимать, что без языка и подтвержденной специальности в Германии зарабатывать вы будете меньше других. А некоторые могут и вовсе воспользоваться вашим незнанием языка, закона и гражданского права”, — делится с нами украинец.

Мюнхен: “О семье думаю на украинском языке”

Олеся Гладьо родилась в маленьком селе подо Львовом. Девушка закончила Национальный педагогический университет им. Драгоманова, где освоила немецкую филологию, а по его окончанию должна была стать преподавателем немецкого языка и литературы. Однако работа в школе Олесю не прельщала, поэтому она начала искать программу, которая бы позволила ей поехать в ФРГ на обучение — слишком сильным было желание попрактиковаться в изучении языка.

В Германии Олеся живет уже восемь лет. Переехав в другую страну, украинка устроилась няней, а сейчас она работает в IT-индустрии в Мюнхене, на юге страны.

“Первый год я жила и работала в семье, присматривала за ребенком. Это была моя первая работа в Германии. Я получала небольшую зарплату — по программе от 260 до 350 евро, но у меня были оплачиваемые курсы немецкого языка. К тому же я не платила за жилье и еду. Это помогло мне акклиматизироваться и, опять-таки, подтянуть немецкий”, — рассказывает Олеся.

На поиск основной работы у украинки ушло четыре месяца. При этом ей значительно помогло полученное ею немецкое образование.


“Если искать работу из Украины, то нужно заведомо подготовить хорошие документы. В Германии есть стандарты, как должна выглядеть биография, мотивационное письмо, благо, много информации можно найти в интернете. Важно, чтобы в биографии не было никаких пробелов. Например, если вы два года ничем не занимались, и у вас, соответственно, в биографии пробел. Это подозрительный пункт, которого быть не должно. Если вы ищете работу в сфере IT, то можете воспользоваться платформами Xing, Linkenin — это немецкие сайты по поиску работы. Мне с этих сайтов каждый день приходят уведомления об открытых вакансиях. И отдельно, конечно же, нужно учить язык”, — советует Олеся Гладьо.

Что касается конфронтаций с местными жителями, то их у украинки не возникло. Первое время ее удивляла немецкая педантичность. Например, по ее словам, с коренными жителями невозможно о чем-то “договориться”.

“Немцы — люди неконфликтные и спокойные. Первое время у меня был культурный шок, потому что здесь другая среда. Мне изначально не нравилось, что они всегда улыбаются и никогда не говорят правду в лицо, как это часто бывает у нас. Но со временем я к этому привыкла. Меня злило, что с немцами тяжело “договариваться”. Если у них что-то написано по пунктам, то этим пунктам обязательно нужно следовать”, — говорит украинка.

Она также отметила, что украинская диаспора активно следит за ситуацией в нашей стране. Кроме того, они всячески помогают Украине и устраивают благотворительные акции.

“Парень, который работал поваром в моем немецком университете, он сам из Киева, написал на немецком языке книгу с украинскими рецептами. Здесь ее продавал, а деньги перечислял в Украину на нужды больных детей. У нас есть активисты, которые собирают медикаменты, собирают различную помощь и передают ее в Украину”, — делится с нами девушка.

Любопытно, что во время интервью Олеся говорила с нами на украинском языке. На вопрос: “на каком языке она думает”, украинка отвечает: “Я часто думаю на немецком. Но если я вспоминаю свою семью, думаю о ней на украинском”.

Олеся не исключает своего возвращения в Украину, однако когда это произойдет, не знает.

Эбельсбах: “Если хочешь жить в Германии с украинскими привычками — оставайся просто в Украине”

А вот 28-летняя харьковчанка Кристина Авдиенко уехала в Германию в 2013 году, где к тому времени уже жил и учился ее молодой человек, тоже украинец, за которого она впоследствии вышла замуж. Сейчас девушка работает в веб-дизайне и онлайн-маркетинге, а еще воспитывает двоих детей. В общей сложности в Германии Кристина живет уже шесть лет.

“Осенью я приезжала домой, встречалась со многими друзьями. Один мне говорит: “А чего вы там сидите? Вы бы в сфере IT в Украине зарабатывали больше. Вы бы уже смогли и построиться, и…, и…”. Мне было достаточно сложно объяснять ему, что дело не в заработной плате и налогах, которых мы платим около одной трети от зарплаты. Для нас дело в медицине (хотя попадаются и плохие врачи); в том, что мы не боимся отдавать детей в садик (хотя довольно страшные инциденты случаются и здесь); не знаем, что такое сдавать деньги на шторы, подарки и прочее; тут отличные дороги и есть возможность купить две новые машины на семью; ежемесячно выделяются детские деньги, на которые реально можно содержать ребенка”, — рассказывает “Комментариям” украинка.

Найти работу в чужой стране Кристине оказалось непросто. Она ходила на собеседования, однако постоянно получала отказы. Дело в том, что немецкие работодатели не воспринимали ее украинский трудовой опыт. Им необходимы навыки, которые были бы актуальны именно в Германии. То есть — местный опыт. Почти год она работала и получала зарплату в 450 евро (сейчас она получает немногим больше 900 евро без налогов). Позже ей предложили ставку.

“Сложно говорить о плюсах и минусах жизни в Германии, я могу сравнить только с Украиной. Но, как говорится, трава всегда зеленее у соседей. Нам, конечно, не нравится платить много налогов, но мы понимаем, что получаем за них в социальном плане. Нам сразу было многое непонятно. Почему, например, врачи не ходят домой, почему к доктору нужно назначать встречу. А иногда и стоять в очереди один-два месяца к узкому специалисту. Но спустя время адаптируешься, подстраиваешься и уже то, что казалось минусом, становится просто странным, но вполне терпимым. Поэтому, если хочешь жить в Германии с украинскими привычками, оставайся просто в Украине”, — поясняет Кристина Авдиенко.

В Германии у Кристины родилось двое детей, сейчас ее дочке полтора года, сыну — четыре. Украинка сетует на сложности с определением малышей в детский сад.

“Найти место в садике — это катастрофа. Чем больше город, тем сложнее. Если садик частный, он будет стоить баснословные деньги. Мне говорили, что в Кельне за частный сад платят в месяц 800 евро. Мы сейчас за старшего сына платим 117 евро за садик и 60 евро за еду — она идет отдельно. Повезло, что с апреля 2019 года Мюнхен возмещает 100 евро за детей старше трех лет. За девочку же платим 132 евро и 60 за еду”, — делится с нами девушка.

Возвращаться в Украину Кристина с семьей уже не планирует, город Эбельсбах в центре Германии для ее семьи, можно сказать, стал родным.

“Наши дети родились тут, они здесь дома. Не зря говорят, что дом там, где родились твои дети.  Поэтому нам некуда возвращаться. К тому же мы приложили много времени, сил и труда, чтобы устроиться в Германии. Я не знаю, чем бы в данной ситуации Украина смогла нас заманить обратно“, — подытожила Кристина Авдиенко.

picture

Напомним, в первом материале спецпроекта "Записки эмигранта" мы рассказывали об украинцах, эмигрировавших в Польшу.

Фото: личный архив Ольги Вибер, Артура Петлярского, Олеси Гладьо и Кристины Авдиенко


Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы первыми узнать о самых важных событиях!


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Источник: https://comments.ua/
comments

Новости партнеров

Новости

Подписывайтесь на уведомления, чтобы быть в курсе последних новостей!